О ВЛАСТИ

 

Природная сущность власти и её личностное восприятие

 

     В социальном сообществе, как и в любой другой системе, имеют место командно-управленческие отношения, которые характеризуют процессы, в ней протекающие и, в сути своей, являющиеся проявлением общих закономерностей, присущих мирозданию.     

    Протекающие процессы могут находиться в пределах нашего восприятия и понимания или быть нам недоступны в их понимании, но оказывать существенное воздействие на происходящее, как проявление объективных законов мироздания в «работе» сознания (в частности, в способе восприятия и мышления) – командного модуля, управляющего всей жизнедеятельностью организма человека и его взаимосвязей с окружающим.    

    Следование социальной системой и существующих в ней отношений объективным закономерностям и есть проявление Власти. В нашем же понимании это выглядит как господство или подчинение, равно как и проявления воли божественной или личной. Субъективность восприятия и ограниченность осознавания, присущая личности, приводит к «приписыванию»  себе и окружающим всеобъемлющей или ограниченной возможности  реализовывать свои «произвольные хотения», проявляя, таким образом, «всемогущество» по отношению к окружающему миру или его отдельным представителям (главным образом, путем разрушения объектов и нарушения связей между ними).      

     Подобный подход однозначно вытекает из ограниченности системы оценок и характера восприятия, присущих личностному устройству человека. Ограниченность в возможности «видения» происходящего, при его абсолютизации, в понимании и описании, до уровня единственно верной реальности, сразу наталкивается на функцию Творца, отражающуюся в понятии «власть». Власть (творца) приписывается  объекту, как субъекту, что делает субъект вершителем происходящего по собственной «воле».  Возникает отрыв субъекта от мира, его «вынос» за пределы последнего, что является вымышленной иллюзорной  «реальностью», со всеми вытекающими последствиями. В частности,  это приводит к неадекватности личностного толкования реальной сущности протекающих процессов  в происходящем, как в прошлом, так и в ожидаемом будущем. Использование  субъектного властного начала в описании окружающего связано с  недостаточным пониманием реальных закономерностей Сущего, из-за принадлежности субъекта, как объекта  существующему миру. Система восприятия (обычно собственная) наделяется субъектом свойствами абсолютности и единственности (как очевидности) для описания окружающего, а субъект, соответственно, наделяется функцией творца, все время создающего что-то новое – «по щучьему велению, по моему хотению», подобно Емеле из сказки (как мысленно, так и на практике). Происходящее вокруг (и внутри личностного устройства человека), находящееся за гранью сущностного понимания, но доступное идентификации субъектом по каким-то отдельным, обычно внешним, формальным признакам, приобретает «истинное» описание, тем или иным, личностно устраивающим образом, и в форме, устраивающей субъекта. (Обычно, набором обобщающих понятий, претендующих на достоверность и истинность.)

 

    Личность человека имеет две ипостаси: природно-животную (в большей степени отражающую её объектность, как общность с окружающим), и социально-разумную (с большим содержанием субъектности, отражающей индивидуальность объекта). Поэтому, процесс изменения социальных (как совокупности межличностных) отношений носит характер заданности, в части подчиненности (характеризующей природное животное начало, неизменное в своей сути) и развития, посредством управленческого начала (определяемого степенью разумности, являющейся атрибутом социальной личности).

    Аналогом такого процесса (по отношению к которому человек в значительной мере находится в роли стороннего наблюдателя) является протекание электрического тока (электронов) от минуса к плюсу (как заданность), на своем пути попадающих в регулирующее устройство, усиливающее или ослабляющее электрический ток, в зависимости от параметров регулятора, как проявления его «возможностей».

    Глядя со стороны, данный процесс воспринимается нами как отражение определенных природных закономерностей, нами описываемых, без использования понятия власти.

    Но, с «позиции отдельного электрона», восприятие происходящего уже выглядит по другому, и определяется взаимодействием с непосредственным окружением, как раз, и определяющим его состояние и поведение.  (А не как следствие имеющейся разности потенциалов в масштабах всей схемы, в силу недоступности подобной информации в точке его локализации.)

   Подобно этому, ограниченность (и неопределенность), нашего «личностного» восприятия, применительно к социальным процессам и участия в них отдельной личности, и приводит к понятию власти и воли субъекта. Власти, не как закономерного проявления некоторых природных  глобальных свойств личности и протекающих в ней и окружающем мире процессов  (пусть, пока, не описываемым с достаточной точностью), а как личностного произвола по отношению к окружающему и окружающим. А, следовательно, практическая реализация личностного  «властного произвола» зависит только от личного желания и личной  воли (или, вообще, состояния личности),  и в какой-то мере, от доступной информации, о том, или ином воздействии со стороны отдельных представителей социума или окружающей действительности. В результате чего, реальные причины возникновения личностного желания и воли, а также содержания поступающей информации, получают ложное (искусственное) толкование с соответствующими последствиями для окружающего и для самой личности.

    Заданность (целостность и единство) Мира не допускает субъектного произвола во всем, и для всех, в нем пребывающих и им порожденных. Всегда имеет место следование определенным закономерностям, что на личностном, что на социальном уровнях. В том числе, и ограниченность восприятия и понимания происходящего отдельной личностью – это также некоторая заданность, формирующая  природную индивидуальность субъекта.

     Непосредственное воздействие на сознание личности со стороны окружающего мира можно наблюдать в субъективном восприятии времени, которое иногда «тянется» неимоверно медленно, а иногда – «летит». Другое такое проявление -  это когда «дела идут споро» или когда  «все валится из рук». Подобное воздействие может выражаться и в усилении или ослаблении текущей значимости тех или иных личностных качеств, проявляющееся и в принятии  ею «волевых» решений. (Также существует корреляция   конкретной совокупности личностных качеств  с   расположенностью к тем или иным физическим недомоганиям и заболеваниям или к определенному внешнему воздействию. Именно эта природно-заданная расположенность, как проявление субъектности, и ведет человека на край пропасти или, наоборот, уводит из опасного места.)

     Исходя из сказанного, для описания природной сущности власти (а не её личностного восприятия), правильнее рассматривать власть, не как произвол, отражающийся в господстве субъекта над происходящим, а командно-управленческие отношения (как некоторый процесс), имеющие допустимо-возможные изменения для разумно организованной социальной системы. (Не допускающие её «развала» и деградации составляющих её личностей до уровня  инстинктивно-животного существования, отражающегося в её структурных взаимосвязях, и строго следующего рефлексивным закономерностям именно этого уровня организации системы).

    Принимаемые «волевые» решения, посредством властвующих субъектов, отражают их природную заданность, обеспечивать (транслировать) командно-управленческую функцию, тем самым поддерживая существование системы. Мера этого воздействия на социальные процессы и жизнедеятельность социума, определяется  готовностью окружающих  к практической реализации поступающих команд.

    Возникший в сознании властвующего субъекта «командный сигнал» вербально-знаковым образом распространяется по существующим в социуме связям, формируя его (социума) функционирование и определенную направленность, как в практической деятельности, так и в индивидуальном сознании образующих его субъектов. Данный процесс подобен протеканию изменений в электрической схеме, при изменении электрического потенциала какого-либо входящего в её состав элемента. Изменение может быть вызвано как внешними причинами, так и являться результатом  проявления внутренних закономерностей развития процессов в конкретном элементе (как отклик на ранее произошедшее внешнее воздействие), например  - возрастание амплитуды электромагнитных колебаний в соответствующем контуре. Управляющий посыл, воспринимаемый системой, отрабатывается на практике, внося что-то новое в её существование, тем самым, ускоряя или тормозя процесс изменений в ней происходящих, под воздействием более глобальных «внешних» по отношению к ней  закономерностей.

      В случае неготовности социума, как системы, к реализации поступающих от властвующего субъекта команд, система может отреагировать самым различным образом, вплоть до прекращения «функционирования» властвующего субъекта, как объекта, или развалиться сама, по причине более глобальных закономерностей, отражающихся и в командной функции на уровне субъектов.

    (Такой процесс можно наблюдать при нагревании воды, когда отдельные «быстрые» молекулы разрывают связи и образуют пар, а при достижении критической температуры – вся вода становиться паром и начальные, системообразующие связи перестают существовать.)

     Объективно заданная для социума последовательность возникающих отношений (с допустимым диапазоном их изменений, ограниченным разрушением или исчезновением социума, как объекта этих отношений), характеризует их природное начало. Личностные же возможности  изменения существующих отношений и их осознаваемое использование, характеризуют разумное начало, как проявление способности личности к творчеству, «дарованной» ей в рамках также природных закономерностей.

      Формирование и существование социума (как и личности) можно характеризовать некоторой последовательностью, вытекающей и сущностных глобальных закономерностей.

Привязанность социума к территории – есть следствие, а не причина его формирования. Причина же его образования (там-то и тогда-то) лежит в имеющей место определенной последовательности в происходящем, которая проявляется в данной области пространства и носит циклический характер (подобно образованию волн на поверхности моря).

    Процесс формирования социума можно представить на следующей аналогии: представим магнитно-колебательную  область пространства, например образованную колебательным контуром с разнонаправленным изменением протекания токов, и, соответственно, меняющейся магнитной полярностью. В результате этих процессов, эта область будет (попеременно меняющимся «магнитным зарядом») притягивать другие подобные контуры, в которых изменения магнитной полярности происходит в противофазе с этой областью. Таким образом, образуется (локализуется в данной области пространства) некоторая совокупность контуров (существенно меньших по размеру, чем данная область пространства), колебания которых близки к синфазным, но противоположны по фазе, колебаниям данной области пространства. Контура сорганизуются между собой, образовав (выделив) подобласти, в зависимости от степени совпадения фаз-противофаз, которые изменяются циклическим (а не чисто периодическим, в силу их субъектности) образом.

    При достижении определенной плотности контуров, в дело могут вступить, другие, например, ранее экранированные, силы электрического взаимодействия, образуя тем самым, некоторые законченные образования, более жестко внутри системно связанные, чем просто под действием колеблющегося магнитного поля данной пространственной области. Подобные подобласти можно характеризовать как социумы, имеющие определенную общность, но различающиеся между собой (фазы-противофазы меняются  различными циклами). С точки зрения дальнейшего пополнения (новыми колебательными контурами) данные области, также имеют выделенную направленность, определяемую диапазоном, присущих им колебаний. В результате формируется ряд последовательностей, с различающейся цикличностью, заполняющих данную пространственную нишу, в определенной мере между собой связанных (параметрами общей, глобальной, области пространства), но различающиеся между собой, в зависимости от параметров конкретных локализаций. Внутри таких социумов имеет место «более тонкая» дифференциация по слоям, и так до отдельных личностных структур, как некоторых изначально целостных колебательных систем (структур).

    При таком подходе, личностную последовательность (как процесс существования личности), отражающую и реализацию присущих ей возможностей (способностей), можно представить в виде разворачивающейся в заданном направлении спирали с переменным шагом и радиусом её витков (обусловленную, как собственным устройством и параметрами внутриличностных колебательных процессов, определяющих витки спирали, так и колебаниями связей с данной областью пространства, определяющих шаг спирали в её направленности).

   Данные процессы, протекающие в индивидуальном сознании, и формируют творческое начало личности. Творческое начало личности, связанное с «работой» её сознания, включающего интеллектуальный и эмоциональный планы,  в процессе его развития, можно  представить  процессом-последовательностью в виде двух спиралей, определенным образом, между собой, взаимодействующих.

    Направленность осей спиралей формируется под воздействием качеств эмоционального плана личности (отражающего её объектную заданность), а размер и диаметр витков под воздействием качеств интеллектуального плана (отражающего её субъектную индивидуальность). При этом направленности носят встречный характер. Одна (эмоциональная) задается прошлым накопленным опытом, в определенной мере осмысленным («интеллектуальные витки», также не допускают произвола в направленности). Другая (интеллектуальная) задается осмыслением возможного будущего, на базе которого (как некоторого регулятора) и проявляется эмоциональная направленность в грядущем. Их взаимосвязь и формирует текущую субъектность объекта. При этом, однозначное принятое решение, равносильно сужению витков до центральной оси, как эмоциональной направленности. Которая является проявлением командной функции в конкретных условиях, с учетом  функции управляющей, на уровне индивидуального сознания.

    В уравновешенном состоянии в личностном сознании (и функционировании личностной структуры) поддерживается динамический баланс между спиралями.

    «Устройство» социальной общности и устройство организма человека по своей сути, сходны, а их формирование подобно  процессу считыванию «генетического кода», который задают входящие в него субъекты, по свои характеристикам имеющие определенное сходство по принадлежности к выделенному множеству.       

    Отсюда следует, в частности, что не мир «вращается» вокруг личности, а личность «разворачивается» в мир, причем так, как ей и «предначертано», формируя, тем самым, и социальные отношения, создающие конструкцию конкретного социума, подобно различным клеткам физического тела, в своей совокупности, формирующих живой организм.

                             

     Власть в социально-личностных отношениях может проявляться явным образом, как функция принуждения к чему-то, и косвенным, как «управляющий импульс»  подобно вожаку поворачивающему табун (на уровне животности), или слабому потенциалу «открывающему дорогу» току большой величины в электронном элементе или схеме (на уровне неживой природы). Возможно и опосредованное или неявное управление этой функцией, путем изменения потока информации, поступающей в отдельное сознание, формируя, тем самым, основу для выработки руководства к действию. (Подобно лучу света попавшему на фотоэлемент и далее на управляющий контур, запускающий реле, замыкающее цепь, определяющую направление вращения двигателя…и т.д.).

     Самым неявным образом для человека происходит процесс «командования» (а не наблюдаемое проявление) тем, что называется природным инстинктом самосохранения, в меньшей степени – размножения (как последовательности развития социума, базирующейся на его изначальном сохранении в той или иной форме). Изменение частоты дыхания, пульса, или зрительно-двигательная реакция при угрозе или опасности, а равно удержание равновесия, вообще происходят, как бы, «сами собой».

    Аналогичные параллели можно найти и в жизни социума, который достаточно хорошо может быть описан, исходя из отдельного личностного устройства, где различные группы людей отражают присущие им отдельные качества и могут быть рассмотрены как некоторое обособленное личностно-социальное качество, локализованное в рамках структуры и её взаимосвязях. Совокупность этих групп-качеств, и составляет социум, в его динамике  и развитии межличностных отношений. (Социум, при таком его описании, выступает как самосуществующее образование, как субъект, наделенный общественным сознанием, в  условиях окружающей среды, частью которой он, при этом, является, как объект мироздания.) 

    «Властные полномочия», по отношению ко всему социуму,  находятся  «во вне» его, и определяются тем, что лежит за пределами осознаваемого личностного восприятия (отражая духовную сущность мироздания). Такое же проявление может иметь воздействие со стороны окружающей среды (явным образом на физический план личности, как некоторый природный катаклизм или воздействие другого социума). Личностное же осознавание и понимание в большей степени связано с внутри социальными процессами. Протекание которых выражается в форме взаимодействия - воздействие и воздействие, которые могут, как притягивать объекты, так их и отталкивать, а то и вообще преобразовывать во что-то новое.

    Для социума, подобное взаимодействие в отношениях выражается в  результирующем праве сильного – власти, в каждом конкретном случае, как проявление командно-управляющей функции, в нашем сегодняшнем её восприятии. При этом, управляющий импульс, исходящий изнутри социума (как личностное самовыражение конкретных его представителей), может и быть, но «реле» все равно не сработает, потому что он недостаточен, для его срабатывания. Таким образом, «властный импульс» может быть «реализован на деле» в масштабах социума, только если он будет постоянно усиливаться, попадая в резонанс с личностными интересами «отдельных сознаний», и так по всей цепочке общественного образования, вплоть до его границ. Если этого не произойдет, то «властный импульс» угаснет до «уровня шума» личностного сознания и его влияние прекратиться. Отсюда следует, что конкретная власть осуществляется только в той мере, и том социуме, когда и где её воздействие совпадает с резонансами общественно-личностного сознания. Причем эта мера различна для различных слоев населения, и зависит от величины этого совпадения. Возможны и другие эффекты, когда конкретный личностный резонансный диапазон настолько широк, что способен поглотить любой внешний для него импульс, или даже усиливая, сугубо собственную личностную  направленность. (Усваиваются лишь те гармоники, которые совпадают с уже «работающим личностным резонансом», а остальные остаются незамеченными вовсе – «ты виноват уж в том, что хочется мне кушать».)

 

                                              Об Абсолютах

 

   Некоторое отступление в сторону общего, сущностного подхода к понятию «власть».

    В самом широком смысле оно является функциональным проявлением Абсолютной Власти (как Заданности Мира, как Промысла Божьего), которая отражается в процессах, протекающих в мире и им «управляющая». Абсолютная Власть, Власть Бога – это Закон, Закон – как Данность Мира в нашем его восприятии, как осознаваемом, так и недоступном идентификации нашему сознанию. Книга Судеб «всего и вся» написана изначально, но написана языком процессов.

   Человек (в его сегодняшнем устройстве)  в состоянии осознанно воспринимать только отпечатки, слепки, фотографии – как срезы этих процессов. Восприятие человека отражает то, что нами интерпретируется как пространство, внутреннее, внешнее, видимое и невидимое, как «выдуманное» нами (с приписыванием ему определенных свойств), на основании этих самых срезов. Таково устройство нашего восприятия и нашего понимания  существования, как и существование окружающего «для нас».

    (В котором, на самом деле,  нам предопределена лишь некоторая роль, т.е. – мы для него, в большей степени, чем оно для нашего удовольствия и удовлетворения потребностей.)

 

     Абсолютная Власть  проявляется и в заданности процесса изменений (на основе некоторого Функционала), отражающего Божью Волю, с формированием у нас (в том числе, на уровне рецепторов) определенного восприятия изменений в происходящем, как собственно с нами, так и вокруг нас. Что приводит к появлению (и в определенной мере осознаванию личностью)  мыслей и чувств, находящих свое отражение в виде слов, движений, возгласов и других способов выражения эмоционального состояния.  Воспринимаемое нами посредством сознания, интерпретируется  как происходящее. Оно может быть как чем-то нам понятным и осознаваемым, так и непосредственно руководящим нами на основе некоторого  «функционала» (независимо от нашего понимания), которому мы «подчиняемся» в нашем существовании и «обеспечивающего» это, наше, существование в доступной нам форме.

    Формы, нами воспринимаемые – это суть нашей животности, как проявление природы, а сущность, воспринимаемая нами в этих формах -  это связь с тем, что называется духовностью, которая напрямую нами не осознается.

 

     Все это и есть - Абсолютная Власть, как проявление некоторой Воли (Воли Бога), как Закон Природы, который можно сравнить с совокупностью всех процессов, явно или косвенно связанных с нашим местоположением.  Получаемая посредством них информация поступает в наше сознание,  управляя, таким образом, всей нашей жизнью и отражаясь в  том, что называется жизненным путем или судьбой.

     Каждый новый «срез» этой информации несет что-то новое (видимое или невидимое для нас), обуславливая и наши интересы, и желания, и действия. Но как никакой набор фотографий не может отразить весь процесс, так и нами увиденное, понятое, осознанное, прочувствованное, всегда в чем-то ущербно относительно реальности. Поэтому вся наша жизнь – это некоторая выдумка, некоторая «игра ребенка», увлекшая его на все время его существования в пределах личностного восприятия. Любое вмешательство в эту «игру» воспринимается как проявление чьей-то власти, чьей-то воли, доброй или злой, разрешающей или запрещающей, основанной на заботе или неприязни к «играющему» (в его понимании). На самом деле она не та и не другая – она -  такая как есть, а все различия – это наша ограниченность и ограниченность окружающих в её проявлении, как совокупности отношений применительно к отдельному индивиду.

   Чем ближе мы находимся в своем восприятии к реальному процессу изменений мироздания, тем счастливее наше существование. Оно не может быть, до конца,  описано никакими, нами придуманными ярлыками или эквивалентами – это Состояние - состояние адекватности Миру, позволяющее объединить в себе все «Счастье Мира». Оно не может быть больше или меньше, хуже или лучше…оно - либо есть, либо его – нет. И здесь ничего не надо выдумывать для его описания – это «божественная данность», не передаваемая и не делящаяся – это единый процесс. «Процесс Божественной Любви» (в этот заключается сущность), который недоступен индивидуальности на животном уровне, но проявляется через уровень духовно-социальный.  

    Духовность, «положенная от рождения» (как функционал, как замысел Бога, как проявление Природы, как вектор развития) и социальность, как соответствие «заданной» духовности на протяжении жизнедеятельности в социуме, и «создают» человека разумного. Только социум определенных масштабов в своем развитии может воплотить в себе необходимую меру адекватности мироустройству.(Потому и не бог, человек…  Бог – это Всё, а отдельный человек – часть – особенная и не очень, довольная собой и окружающими или, наоборот, ненавидящая окружающий мир, в поиске собственного в нем места… В нем - таком, какой он есть, опирающийся на свою ограниченность, и постоянно плутающий «в трех» или более «соснах». Высказывания о том, что «Бог внутри нас» и «в каждом есть частичка Бога» в основном трактуется на вульгарном уровне единства всех субъектов, как взаимосвязь  объектов. На самом деле - это не так. В простейшем варианте сравнения -  если человеческую личность считать элементом в работающим сложном  устройстве, то она  только принимает участие, выполняя некоторую функцию, задаваемую существующими связями в этом работающем (живом) устройстве (в целом). При этом, она не является, ни в какой мере его подобием, ни объектно, ни функционально, и никакая часть устройства, как целостности, в его работе (функционировании) не заключена в его элементе. Каждый элемент – это нечто привлеченное под воздействием связей, а не сущностное проявление целого.

   Именно встречающееся  самообожествление человека  (как восприятие себя частью бога или его функциональности по существу) и не позволяет человеческой личности адекватно воспринимать происходящее.  (Болт, как элемент, входящий в состав двигателя, ни в какой мере не выполняет функцию двигателя, а допустимый люфт в его положении – это только люфт, а не отражение сущностного начала работы двигателя.)

     Поэтому- то и – «Любовь спасет мир». Любовь к миру и мир в Любви, всеобъемлющей в своем проявлении во всех системах отношений, как раз и может обеспечить счастливое существование всех, и, посредством этого, каждого по отдельности.

    (Бракованный элемент, рано или поздно,  отторгается системой. И  так, до тех пор, пока гармония в системе не будет достигнута или данная система не перестанет существовать.)    

   Всеобъемлющая любовь, как раз, и является отражением гармонии, как соединения духового и материального, посредством сознания, в единое целое, когда граница между субъектом и объектом стирается.

    Все остальное – «от лукавого».

 

   /Любовь – это  состояние.  Не может быть любви наполовину, так же, как и половины человеческой личности, полупонимания или получувствования. Любовь, в отличие от влюбленности, когда «море по колено», априори включает в себя чувство всеобъемлющей ответственности (отражающей наличие связей), как данность, как внутреннюю потребность, являющуюся проявлением духовности в эмоциональном плане  сознания личности.

   Сексуальная привлекательность и любовь лежат в основе межличностной гармонии отношений.  Для достижения гармонии, сознание, обрабатывая поступающую информацию, «руководствуется» принципом «не навреди», как критерием действий и поступков по отношению к личности (любовь земная) и по отношении ко всему окружающему (любовь божественная в её проявлении). Достижимые границы этой гармонии определяются личностной структурой и жизненными наработками. Другими словами,  формой и наполненностью «личностной матрицы». 

   Мера интеллектуального и эмоционального в земной любви – это мера альтруизма и эгоизма личности, проявляющаяся в отношениях и поведении, как любовь к «дальнему» и любовь «к ближнему». Здесь проходит граница между разумностью социальной и разумностью животной.

   «Секс- символ» и его обожание отражают «животную любовь», как инстинкт продолжения рода, и не несут социальной разумности в своей сути.

   Чем большая безответственность «царит» в обществе, тем в большей степени оно «скатывается» к стае или стаду животных, руководствующихся удовольствием, как критерием «правильного» существования, целью которого является кругооборот биомассы в природе./

 

    Формирование (создание Богом) живой материи – это первый этап, как основа для формирования материи разумной, являющейся, в свою очередь, шагом к материи духовной. Именно в этом и состоит направленность в развитии Природы и Мира, как воплощение божественности Всего Сущего и Абсолютной Власти.

 

    

                                 Социальная сущность власти и её личностное восприятие

 

    Обращаясь к социуму, необходимо заметить, что функция власти в её практической реализации, пока, далека от объединяющего начала, гармонизирующего социальные отношения и саму жизнь социума. Командная составляющая власти, реализуемая субъектным образом, не направлена в сторону  разумности социального  существования, что связано с зашоренностью индивидуального сознания, зачастую, не позволяющей выйти за границы природной животности.

    Из баланса духовного и физического, отражающего суть  существования, следует, что все полученное отдельной личностью при рождении  - «дарованные» ей способности и таланты, как проявление всеобщей природной (божественной) «командно-управленческой функции», предназначены для их  реализации в процессе жизнедеятельности.  Если эта реализация оказывается не возможной, то личность не получает достаточности в развитии разумности, ограничивая, тем самым, возможности собственного существования уровнем животных инстинктов и социальных шаблонов. В результате, в жизни социума, формируется обратная его сущностному развитию (как предназначению) направленность,  которая может привести его к гибели (включая в нем живущих), при превышении допустимой меры его устойчивости к «внутреннему разложению» и/или внешнему воздействию.

   (Личность, не реализующая всю совокупность дарованных её талантов, «намертво» привязанная к определенной форме при выполнении социальной функции, является глубоко несчастной, по сути. Она  может находиться в гуще событий и даже различным образом «управлять» ими, обладать большим количеством возможностей и материальных ценностей,  но от этого не будет  становиться здоровее и счастливее по существу. Скорее наоборот,  энергия и силы направленные на  поддержание некоторой формы, не способствуют её сущностному содержательному росту. Так же, как  увеличение личностных накоплений (сверх меры достаточности для сущностного развития) на физическом, эмоциональном и даже интеллектуальном уровнях…не прибавляют их  обладателю дополнительных возможностей для личностного развития, а выбор, из  имеющегося, подчас, очень далек от личностного творчества по преобразованию окружающего и самого себя в направлении гармонизации существования. И чем активнее  будут действия личности в направлении, не связанном общей гармонизацией существования, тем больше будет образовываться  преград к какому-либо сущностному развитию. Сформированное  на таких основах социальное «сооружение», будет постоянно требовать все новых связей и противовесов только для сохранения его от разрушения. Подобная, все увеличивающаяся, системная сложность отношений и взаимосвязей, при растущем многообразии форм, приводит к снижению устойчивости собственно системного «сооружения».)

    Природный баланс отдельной личности, и всего социума в целом, как результирующая взаимодействий, в процессе существования, означает, что все полученное «по Воле Бога» должно быть возвращено обратно в Мир – ничего не может исчезнуть  и «на смертном одре». «Невосприятие» духовности, направленной на поддержание баланса, в процессе личностного осознавания существования, в результате, «бьет» и по природной животности человека, создавая дискомфорт уже на уровне рецепторных ощущений и физиологии биологического организма.  Дискомфорт, как ощущаемый напрямую, так  и не ощущаемый явным образом,  может обратиться и в «родовое проклятие», передаваясь потомкам,  вплоть до их физической инвалидности или «помутнения рассудка» уже при рождении.

   «Умное животное» может приобрести множество инстинктов пользователя, и даже разнообразить этим свою жизнь, но так и останется «умным животным», не способным к созиданию чего-то сущностно нового. И вся его жизнь и его способности, «уйдут в песок» ограничившись приобретением навыков все большего поглощения дарованного природой.

Не получая творческого подкрепления из материального мира, духовная структура в своем проявлении, как функционал,  обеспечивающий потенциал развития социума и личности, «опустится» до уровня «принеси – подай», полностью следуя закономерностям  физического, но не одухотворенного, животного мира. Со временем навыки будут упрощаться, пока «род людской», окончательно, не переродиться в очередной животный вид – «поспал, поел и дал потомство», весело или с грустью, подстраиваясь под внешнее окружение. И так, пока изменение условий существования не приведет его к гибели.

 

     Как уже говорилось, «любовь божественная» и «любовь земная» – это два проявления одного и того же процесса счастливого существования в воспринимаемых нами формах. Первая опирается на гармонию духовно-интеллектуального, а вторая духовно-эмоционального планов личностного устройства и их функционирования. Таким образом, достигается  общая гармония (в пределах некоторой, определенной меры) между духовным (нам недоступным на уровне ощущений) и физическим (нами ощущаемым).

   И если духовное проявление личности базируется на изначально заданном функционале по её рождению, то физическое основывается на социальных наработках в процессе личностно-социальной жизнедеятельности. Причем роль социума здесь является ведущей,  как «кладезя» накопленного в нем опыта, передаваемого от поколения к поколению, позволяя, тем самым, каждой личности найти свое место в существовании на разумной основе, а не «методом тыка» и подавления окружающих. В последнем случае, все идет, в значительной степени на инстинктивно-животном уровне, и так, до тех пор, «пока не расшибешься», либо просто - природой означенного конца. Личность «костенеет», все больше приближаясь по своим качествам к растительному существованию и неживой природе.

      При разумном использовании накопленного опыта для личностного гармоничного развития каждого, социум находится в сбалансированном состоянии и развитии. В случае использования этого опыта для ограничения личностного развития всех и каждого поперсонально, социум существует до той поры, когда мера его устойчивости будет нарушена. (Система отношений выйдет за пределы допустимого отклонения от меры баланса, применительно к данному социальному образованию, и построенная конструкция,  что вещественная, что мировоззренческая, перестанет существовать.)

     Чтобы этого не случилось и имеет  место быть социальная командно-управленческая функция, уходящая своими корнями в личностную духовность субъекта (как его предназначение в мире), и им реализуемая в своей практической деятельности в социальных отношениях на физическом плане.

   Сущностное назначение командно-управленческой функции в социальных отношениях, состоит в том, что, опираясь на духовный план личности, она должна обеспечивать сущностное развитие как социума, так и входящих в него личностей. Что возможно только при осознавании более глобальных природных закономерностей, чем простая наработка навыков и умений, для  оптимизации откликов на текущее воздействие со стороны непосредственного окружения. При этом необходимо поддержание динамического баланса между управляющей и командной сторонами целеполагающего начала существования, для дальнейшего социально-личностного развития и жизнеобеспечения.

   Подобно тому, как погружение в океан, может продолжаться без трагических последствий, до тех пор, пока стенки защищающей «формы» могут выдержать все нарастающее давление. Отслеживание это состояния и укрепление «стенок формы»  – это управляющая составляющая, а определение момента, когда необходимо прекратить погружение и возможно покинуть данную «форму» - это командная составляющая, общей командно-управляющей функции. Причем формирование команды должно опираться и на знание направления выхода, и всего, что возможно потребуется в дальнейшем, и что из имеющегося, необходимо взять с собой (управляющая же составляющая «подскажет» как это лучше реализовать).

 

    В этом отношении, все рассуждения о хаосе и случайности  отражают только наше неосознавание реальности происходящего - следствие нашей (социально-личностной) ограниченности, так же, как и кажимость какого-то личного управления хаосом. Хаос в восприятии, трансформируется в хаос системы отношений и деградацию имеющейся социальной конструкции, до её полного распада и перехода на уровень чисто животного существования в неё входящих. Поскольку, с каждым последующим поколением, ограниченность усугубляется наложением все большего количества формальных навыков при потере сущностного подхода. Так может продолжаться до вырождения вида - от социально-разумного уровня,  до животно-умелого, соответствующего уровню «дикой природы». Личность (социальная и разумная) превращается в индивида (как представителя животного вида), без возможности дальнейшего сущностного развития, в силу его природной ограниченности на уровне стадности и животной борьбы за выживание и как вида, и поперсонально «за место под солнцем» (подобно «человеку-маугли», как несостоявшейся личности).

   Отсюда – основная задача (и природная заданность социума, его предназначение) – разумно использовать коллективные усилия (как проявление «дарованной» возможности управления межличностными отношениями) в направлении, позитивном для каждой отдельной личности, путем обеспечения её творческой жизнедеятельности, как источника нового социального опыта в его духовной направленности. На основании чего формируется и командная составляющая в направлении разумности социального существования. Именно в этом заключается смысл  командно-управленческой функции (следовать Природе и Богу, а не пытаться им противостоять, опираясь на личностную ограниченность каждого, включенного в эту функцию). Именно социально-природная гармонизация и позволит расширить социально-личностный диапазон адекватного восприятия окружающего, вписываясь в природно-заданный процесс и, таким образом, «приближаясь к Богу».

   (Расширение личностного диапазона осознавания и восприятия под воздействием духовности, невозможно без любви к окружающему, которая увеличивает возможности  к сущностным изменениям в отношениях, путем  позитивной открытости.  Используя аналогию с электрической схемой – это равносильно увеличению чувствительности элемента к управляющим сигналам всех уровней. Что приводит к увеличению  продолжительности нормального функционирования и  его большей гармонизации).

    В результате чего и достигается счастливое существование в балансе с окружающим (где формы не затемняют сути, а факты воспринимаются как элементы от восприятия, а не как сущность протекающих процессов).

 

     Разумность в своей сути (как атрибут сознания, отвечающий за направленность в целеполагании) проявляющаяся в командно-управленческой функции, заключает в себе совокупность двух возможностей в практической реализации.  

     Одна, как «разумность» животного вида, передающаяся по наследству, и затверждающаяся в начальный период воспитания, как «матрица сознания», обеспечивающая подстраиваемость (обретение некоторого количества формальных навыков) индивидуальности к окружающему, исходя из личного опыта и животных инстинктов  (обеспечивая, тем самым, существование живого организма).

     Другая, как  разумность социально-личностная, не передающаяся по наследству и являющаяся результатом воспитательно-образовательной деятельности окружающих по отношению к конкретной личности и формирование у неё разумно-творческого способа мышления, в отличие от шаблонного, отражающего «животную разумность».

   Шаблонность в мышлении, в форме присущих ему стереотипов – это, своего рода, наработанные социальные инстинкты, преломляющиеся в мышлении и формирующие личностный мировоззренческий «каркас». Шаблонность мышления проявляется во всем, где существует неизменная градация в «черно-белой» альтернативе, независимой от конкретных условий существования. Это отражение субъективного видения некоторой ограниченной конструкции (скелета) без видения реально протекающих в ней процессов, её и создающих. В результате чего принимаемое субъектом решение (в якобы «свободном пространстве», ограниченном некоторыми формами) воспринимается как проявление личной власти, а не как закономерный этап в разворачивании последовательности существования мира (и социума, и личности) по вполне природным закономерностям.

     Социально-личностная составляющая разумности, опирающаяся на творческое созидательное начало, выделяющее человека среди остального животного мира, заключается в возможности «уйти» от шаблонности в работе сознания (его животного уровня), именно в сторону сущностного понимания постоянной изменчивости происходящего, и его тождественной неповторимости.

    Разумность социального существования обуславливает и такие формы взаимоотношений, при которых сущностный опыт поколений не «уходит в песок», а передается в систему социальных взаимосвязей, и далее - каждому новому поколению. При позитивной направленности в развитии социума такой опыт все больше усиливает нешаблонность в способе мышления от поколения к поколению. Если же опыт носит только формальный характер, без сущностного наполнения, то происходит, лишь увеличение числа передаваемых новому поколению шаблонов (разнообразия форм) и тенденция развития уходит в негативную сторону, «замусоривая» сознание отдельных людей «отходами прошедшего существования» (конкретными формами и фактами, которые не будут иметь тождественного повторения в дальнейшем, но подобно засохшему дереву, ограничивать возможность «маневра» в восприятии и осмыслении, подстраиванием этих процессов под прошлые шаблоны). При превышении меры личностно допустимого размера «багажа знаний», происходит  сброс, в том числе, полезной информации, в процессе личностного осознавания происходящего. (В крайнем случае, вообще, до уровня инстинктов – как полная зачистка социально-разумной составляющей сознания индивида.) 

    Подобное (но как процесс противоположной направленности) наблюдается  и в текущей практике «забывания», когда вымышленная информация,  «наталкиваясь» на объективные процессы, протекающие в сознании, не может быть  им системно «оприходована» в силу её ложности или отрывочности. Шаблонность поступающей информации (формализованной определенным, иллюзорно надуманным образом) наталкивается на нешаблонность способа мышления и возникает противоречие, которое, обычно, если и решается, то только сложением её (информации) в некоторый «запасник», именуемый памятью, из которого она может быть вообще не востребована в дальнейшем. (Экзамен сдан и «голова опустела».)

    Память – это не форма, заполненная набором данных, которые могут извлекаться, как шарики в лотерее, а сохраняемая последовательность «включений» в сознании, перемещаясь по которой можно возвращаться в те или иные состояния, когда происходит его  само идентифицирование в вербально-знаковой или иной форме, в том числе, с выводом в зрительные или иные формы восприятия. 

      Именно на основе шаблонно-инстинктивной формализации и осуществляется зомбирование населения или манипуляция воздействием на работу сознания личности, начиная от «бытовой хитрости» и внушений, и заканчивая лжепрорчеством и пропагандой на глобальном социальном уровне. (Что и является сущностной причиной текущего глобального «экономического» кризиса, в первую очередь - мировоззренческого, и лишь как следствие финансового и прочее.)

 

     При позитивной социальной направленности существования, вектор личностного целеполагания ориентирован на общие интересы социума, как источника и способа удовлетворения личных потребностей, а не в сторону удовлетворение сугубо личностных интересов из этого источника, нисколько о нем не заботясь. Социум можно сравнить с системой водоснабжения колодца, из которого нельзя черпать больше чем в него поступает, за счет общих усилий. И чем меньше будут эти общие усилия, тем меньше воды будет в колодце, чтобы напиться, причем всем, включая стоящих на раздаче и не участвующих в реальном наполнении колодца, а только отдающих команды остальным. 

    Оптимум прилагаемых усилий и получаемого результата, для удовлетворения личностно-социальных потребностей, всегда привязан к некоторой текущей мере дозволенного, задаваемой объективными природными закономерностями и не регулируемой субъективным «произволом», как социальным фактором.

     Поэтому социально-личностное целеполагание в сторону постоянного роста материального потребления (путем извлечения необоснованной прибыли, другими способами наживы, и просто дармоедства), без учета текущей объективной меры, равносильно самопоеданию и социума, и отдельных его составляющих (групп, слоев, и собственно личностей, в него входящих).

     Личностная невозможность априорного знания меры баланса в собственных устремлениях, без опоры на уже известный опыт, проявляется в частности, в отношении к «дефициту» или чему-то ранее неизвестному, но на первый взгляд весьма полезному. Пока доступность чем-то воспользоваться или попробовать (экзотический фрукт, например) опирающаяся на информацию о его существовании, не реализована, «поисковая система» сознания «ищет способ знакомства», но если таковое состоялось, то данный объект занимает определенной место в иерархии личностных потребностей, зачастую в самом низу, и напоминание  о его существовании приходит на ум лишь эпизодически. Место в иерархии личностных потребностей имеет как качественную, так и количественную стороны – «опять, ты, мне эту икру поставила…не могу я её проклятую больше есть, хоть бы хлеба достала», говорит Верещагин в к/ф «Белое солнце пустыни».

    Постоянный рост потребления, как социально-личностный принцип, формирующий направленность целеполагания в обществе, приводит к потере социально-личностной составляющей разумности (понимания меры достаточности, задаваемой духовным планом, для сущностного развития личности) и обозначает направленность к чисто животному циклу существования.  (Хотя, обычно, это не воспринимается явным образом на «устоявшемся» субъектном уровне, поскольку выход за рамки субъективного восприятия, в этом случае уже невозможен без потери наработанной личностной «самости».) Тоже происходит и при желании постоянно удерживать создавшуюся  социальную конструкцию, как неизменную иерархию подчинения (в том числе, в мировоззренческом аспекте) как совместными усилиями, так и индивидуально.

     «Все течет, все изменяется»,  как снаружи, так и внутри личности, и поэтому социальная роль отдельного члена общества также меняется, а не остается неизменной. Что является особенно существенным,  при выполнении им властных функций, как явным образом, так и закулисно.

 

     Системная устойчивость социума (как отражение его разумного соответствования природным закономерностям) проявляется в сохранении в нем структуры отношений при «перемешивании» индивидуальностей и изменении их социальных ролей (что постоянно происходит с каждым новым поколением, и поиском им своего «места под солнцем»). Если же текущее состояние социума можно характеризовать как некоторую бурлящую или разделившуюся на фракции взвесь, то опыт одних членов социума не может быть использован другими, поскольку социальные связи слабее индивидуальных различий, и  социальная общность все больше дифференцируется, ориентируясь в направлении распада (разделения на слабо связанные множества). В этом случае командно-управленческая функция не реализуется в масштабах всего социума, и социум, как система, становиться нежизнеспособным. Тем самым начинает происходить переход на уровень «инстинктивного существования» и «животной разумности». Сначала между слоями, а затем, и в каждом отдельном слое.

     Только осознанный коллективизм в целеполагании и жизнедеятельности  (особенно на командно-управленческом уровне) всех индивидуальностей служит преградой социальному распаду (скатыванию на уровень животности), как результату внешнего или внутреннего воздействия, на все общественное образование или его отдельные части.

    В наработке этой функции и состоит природный смысл человеческого существования, как некоторого шага в развитии Мира, отражающего природные закономерности развития. Как воплощение исходного Замысла Творения в направленности  Мира к его самодостаточности, когда акт Творения и само Творение, как его результат, «замкнутся друг на друга», создав нечто самотворящееся, как воплощение Бога в его всемогуществе (в нашем сегодняшнем понимании).

    Исходя из спиралевидности процесса осмысления происходящего и выработки команд, можно заключить, что недостаток разумности сокращает шаг спиралей, а избыток комфорта увеличивает их радиус.  (Животный вид от поколения к поколению «развивается по кругу» в силу отсутствия, необходимого для развития отдельных особей вида, требуемой достаточности в имеющемся у них интеллектуальном плане сознания.) Для человека  превышение определенной меры баланса между диаметром витка и шагом спирали, приводит к несоответствию направленности его существования глобальным природным закономерностям развития и  предназначению человеческой личности в этом процессе. В результате чего человеческое сообщество переходит на простое воспроизводстве своего  вида, подобно животным. Кроме того, это приводит к  физиологическим заболеваниям и расстройству психических процессов у отдельных людей, поскольку вырабатываемые команды становятся неадекватны реальному положению дел.

(Подобное отставание личностно-биологического  развития от других природных процессов  проявляется и в «неуспевании» трансформации иммунной системы организма за изменением штаммов вирусных инфекций.) Процесс развития не реализуется в полной мере, личностные способности используются для наращивания диаметра витков, куда и уходят все ресурсы командного начала (как природно-заданной функции) при его воплощении в процессе жизнедеятельности. Естественной границей личностно-социального уровня комфортности является ресурсное обеспечение со стороны окружающего мира. При нарушении требуемого обеспечения происходит «срыв», воспринимаемый как социально-личностный кризис. Социальные кризисы, таким образом, обусловлены  превалированием   природно-животного фактора, по отношению к социально-разумному, в культивируемом в обществе личностном подходе к окружающему. Тоже наблюдается и в социально-родовых и семейных отношениях.

    Вообще, человеческий организм, находящийся непосредственно под воздействием внешней среды, в первую очередь материального, физического плана, и таким же опосредованным воздействием со стороны сознания, как командного модуля, но в своей «работе» «курируемое» другим типом воздействий (в частности со стороны духовного мира) объединяет в себе несколько последовательностей изменений (развития). В том случае, когда эти изменения, в силу индивидуально накопленного опыта, реализуются с нарушением объективной природно-заданной гармонии, происходит смещений синфазности в «отдаче команд управления» жизнедеятельностью живого организма, и различные системы, отвечающие за нормальное функционирование физиологии и психики, начинают работать вразнобой. Если отставание внутренних управляющих команд приводит к их противофазе циклическому внешнему воздействию, живой организм начинает разрушаться, поскольку его защитная функция «встает на сторону» разрушающего воздействия.

    Нарушение циклической последовательности командной функции приводит, подобно физиологическим заболеваниям живого организма, к социальным заболеваниям общественной системы. Причем,  если говорить о живом организме, мы имеем дело в большей степени с процессом запаздывания, для социальной же системы имеет место,

не только запаздывание, но и опережение командной функции, «генерируемой» отдельным субъектом, по отношению к реально протекающим социальным процессам. Поэтому социальное устройство и социальные процессы необходимо рассматривать как с точки зрения «статической» сбалансированности, так и с точки зрения «динамической», между которыми также необходимо поддержание гармонии. Что требует выработки определенного способа мышления в индивидуальном сознании, отвечающем за текущую жизнедеятельность и текущее целеполагание (в том числе, за реализацию командно-управленческой функции в социально-личностной практической деятельности).

 

 

   «Право сильного» – природно-животное проявление командной функции власти

 

     Природно-животное начало человеческой личности, за которое в большей степени отвечает эмоциональный план сознания, выстраивает систему отношений,  исходя из некоторой инстинктивной (природно-заданной)  направленности. Эта направленность свойственна существованию животного мира, в основе которого лежит реализация  «права сильного». (В неживой природе имеют место подобные аналогии – река, пробивающаяся через скалы, или, наоборот -  упавшая скала, перегораживающая реку, например.)

    В условиях человеческого социума, инстинктивная направленность приобретает (наряду с чисто животными инстинктами) шаблонный (социально-личностной) характер, и воспринимается и передается отдельной личностью с помощью команд. (Которые могут иметь как вербальные, так и знаковые формы.)

   Поэтому можно вести речь о командной функции, практически реализуемой в общественной жизни субъектом, и лежащей в основе общественно-государственного устройства. Возможность использовать команды, как выражение природно-животного начала человеческой личности на понятийном уровне, связана с наличием интеллектуального плана сознания личности. Именно умение формулировать оценочные суждения, как  выражение мотивации, отражающей командную функцию, выделяет человека рассуждающего, из остального животного мира, инстинктивно реагирующего на происходящее, без какой-то умозрительной вербальной оценки воспринимаемого.

   В связи с функционированием этого «дополнительного» контура в сознании, и «мгновенная реакция» у человека, обычно несколько запаздывает, по сравнению с остальными животными.

(В животном мире субъектная «мотивация» к действию задается  на уровне прирожденных или приобретенных инстинктов эмоционального плана,  обеспечивающих существование особи,  уберегая её от «попадания в лапы» или в ловушку, а равно под воздействие несовместимое с жизнью.

В мире неживой природы подобная «инстинктивность» обеспечивает образование, в частности, поверхностной пленки, защищающей образец от полного разрушения в агрессивной среде, поддерживая природное многообразие различных устойчивых структур.

   В общем случае, мотивация – это реакция, как проявление расположенности, той или иной структуры на совокупное воздействие всех раздражителей, и изнутри, и снаружи, вызывающих определенный процесс функционирования конкретной структуры. Происходящие при этом изменения, связанные с данной структурой, как некоторая информация, обуславливают её текущую жизнедеятельность и жизнетворчество, в том числе, проявляющиеся во вне. Таким образом, внешние проявления, доступные постороннему восприятию, являются отражением состояния структуры и  характера направленности происходящих в ней изменений. Частным случаем отражения этой направленности являются осознаваемые или не осознаваемые, практические  действия конкретной личности.)

 

    Право сильного, реализуемое в условиях социума и сфере социальных отношений, обеспечивает существование данного социального объединения, в рамках закономерностей животного мира. Причем, это право является реализацией командной функции личности в системе социальных отношений.  Объективно существование командной функции (именно функции, как проявление глобальных закономерностей, а не произвола) необходимо для образования социума на основе, изначально, ещё неразумного начала. Что является первым шагом в формировании социально-разумной составляющей личности, путем накапливания и передачи от поколения к поколению социально-личностного опыта и целенаправленного развития способа творческого мышления индивида.

   

      На начальном этапе становления социумов, интеллектуальный план сознания отдельных личностей  находился в стадии «понятийного наполнения». В связи с этим, ведущим в текущей жизнедеятельности  являлся эмоциональный план сознания, опирающийся на животные инстинкты и право сильного, как объективно существующие, и проявляющиеся в процессе взаимоотношений. По мере накопления социально-личностного опыта, понятийный подход к происходящему становится более значимым. Растет и возможность разумного предвидения (в форме и на основе циклических изменений происходящего). 

    Взаимодействие интеллектуального и эмоционального планов сознания формализует имеющуюся информацию в некоторую, взаимосвязанную причинно-следственным образом, последовательность событий, в определенной мере адекватную грядущей реальности или же, в значительной степени, субъективно-иллюзорную.

(Наиболее распространенным здесь является тождественно-периодический подход, который приводит к, все большему, отступлению от реальности, по мере удаления от исходных позиций. Условную правомочность такого подхода отмечали ещё в древности в известных изречениях – «в реку нельзя ступить дважды», «в неё нельзя ступить и единожды».)

    Развитие понятийного подхода в способе мышления создает возможность мысленного построения алгоритма происходящего и, соответственно, алгоритма мотивационной последовательности собственных действий. Жизнедеятельность личности обретает осмысленное целеполагание, как направленность на более отдаленные цели, чем жизнь настоящим (исходя из только что произошедшего) и личностных «сиюминутных» желаний. Командный подход приобретает управленческий оттенок, который все более развивается, позволяя отдельной личности ориентироваться в объективно протекающих процессах  и подбирать для себя некоторое возможное местоположение в их «русле». Что обеспечивает ей более комфортное существование - оказываться «в нужное время в нужном месте», и расширяет возможности в  практической деятельности, с целью получения удовольствия или удовлетворения. Но основным, связующим  процессом, удерживающим социум от распада,  по-прежнему является командный подход и право сильного, на базе которого и формируется система правления социумом.

    Необходимо подчеркнуть, что командный подход не является проявлением «воли» личности, как «воли творца» чего-то сущностно нового для мира, а является отражением природных закономерностей, обеспечивающих данность мира и данность каждого человека. Что и воплощается в социально-личностном объединении права сильного и управленческих способностей, с помощью которых выстраивается иерархия отношений в социуме, в форме подчиненности одних, составляющих его элементов, другим.

 

    Таким образом, на этапе зарождения, в социуме протекают два направленных процесса, основанных на праве сильного, обогащенном личностным управляющим началом (как элементом творчества и познания), один из которых имеет государственную, а другой,  на начальном этапе развития цивилизации, религиозную  направленность, с формированием соответствующих институтов власти и управления. В последствие, эти процессы обрастают различными «внешними» атрибутами, переплетаясь между собой, и образуя множество воспринимаемых личностью форм и признаков, в которых она, обычно, и пытается «ориентироваться» и под которые подстраивается. Так государственность обретает идеологическое подкрепление, а религиозность иерархическую структуру управления, которые могут образовывать нечто цельное или существовать параллельно в определенных социальных рамках.

      Преемственность в развитии социума обеспечивают семейно-родовые отношения. В соответствие с которыми, старшее поколение участвует  в  процессе начального этапа формирования («заполнения»)личностных структур новых членов социума. Накопленный ими социально-личностный опыт передается, посредством воспитания  и, в некоторой степени, образования, как  обучение навыкам существования  и формализации понимания того, что происходит. В результате у подрастающего поколения  вырабатывается определенное личностное целеполагание, и задаются границы возможностей выбора средств и методов достижения поставленных целей (как границы, принятые в конкретном социуме, отражающие уровень его разумности, по отношению к его животности).

     Направленность целеполагания и границы возможностей, также, объективно ограничены собственно качествами личностных структур вновь родившихся, и доступным им по рождению уровнем  восприятия (в рамках личностно-заданной системой отсчета). Что и отражено в известном изречении – «выше головы не прыгнешь».

     Степень комфортности существования,  определяемая инстинктами на уровне животного начала, в составе общего личностного целеполагания – это своего рода тумблер, замыкающий цепь (как команда) в электрическом проводнике. Мера достаточности, при определении текущей  комфортности, обеспечивается управляющим началом в личностном целеполагании – это своего рода, регулятор тока в проводнике, дозирующий его поступление в основной механизм. Достижение баланса, при котором происходит оптимальное  функционирование организма (под управляющим воздействием сознания), способствует развитию личности в направлении её гармонизации с окружающим миром. (Её приспособлению через самоизменение, а не  подстраивание, путем  создания набора условностей и использования «костылей».) В противном случае, (что имеет место на начальном этапе образования социума) «механизм работает с перебоями» (при недостатке обеспечения функционирования) или может вообще «перегореть» (при избыточности, превышающей уровень устойчивости). Такой социум становиться «легкой добычей» для более сильного «хищника».

       Развитие социума, с позиций реализации права сильного (как проявление эмоциональности личности, главным образом) - указывать и требовать исполнения этих указаний каждым (к кому они обращены),  кажущимся более «слабым» (или зависимым) на личностный взгляд, является реализацией ведущей роли личностного субъективного начала. Начала, основанного на  субъективности личностного восприятия в его ограниченности, претендующего на «самообожествление» на уровне чувствования, главным образом. Субъективность, в этом случае, выступает как самостоятельная и независимо объективная, как основная  реальность в окружающем мире, в том числе, и за пределами собственного восприятия, но в личностном «понимании».

     На начальном этапе существования и формирования социумов, животное начало, присущее человеку, и позволяющее на уровне инстинктов пребывать в мире, реализовывалось чисто силовым путем – кто здоровее – тот и прав. А кто не согласен – на копьё или топором, чтобы «не выступал», и другим «для науки». Поэтому и казни происходили при скоплении народа, чтобы назидание было всеобщим, как дающее больший эффект. Борьба за это право также была личностно значима и социально воспринималась позитивно. (Хотя внешние формы и могли быть обманными – «Ай, Моська – знать она сильна, раз лает на слона»,- говорится в известной басне Крылова)

     Но человек ограничен, причем ограничен во всем, просто по своему естеству, начиная от того, что он не может «все съесть», и, заканчивая тем, что не может всего хотеть. Любая особь конкретна и этим она ограничена. Причем на каждом отрезке её существования эти ограничения изменчивы, так же как и личностные потребности и возможности окружающего в удовлетворение личных хотений. И, в конечном итоге (в устоявшемся социуме), имеет место баланс между тем, что хочется вожаку, и тем, что может удовлетворить подчиненное ему сообщество. Другими словами вожак и общество имеют определенную меру единства, при которой возможно существование такого объединения, как некоторой целостности. В противном случае сообщество рассыпается путем «растворения» в окружающем мире или путем «выхода» отдельных его представителей из устоявшихся социальных отношений, приводящее, в определенных условиях,  к прекращению существования имеющегося социума, в силу дисбаланса активных и пассивных элементов его составляющих. Отношения из обще социальных становятся соседскими, межличностными.

     Когда субъективизм объекта входит в противоречие с его функциональной ролью в данной системе, система начинает распадаться.

 

    У отдельных членов сообщества всегда есть хотения и возможности, выходящие за вожачьи,  которые могут быть удовлетворены, как минуя вожака, так и с привлечением его в их орбиту. Таким образом, формируется неявное «право силы», на уровне опосредованного «управления» происходящим, в личностных интересах, в первую очередь. Такой порядок вещей является необходимым (как отражение изменений в окружающем мире)  и для дальнейшего развития (или деградации) конкретного сообщества. Вовлечение вожака (реализующего командную функцию в форме «права сильного») путем внесения в диапазон его потребностей чего-то, сверх изначально им исповедуемого, является фактором грядущих изменений. А значит, и носители этого дополнительного (одобренного сильным) воздействия приобретают некоторый новый статус в сообществе, как более приближенные к вожаку, и опекаемые им в большей степени, чем остальные. Но они, также, могут  начать формирование другой ветви властвования, как параллельной вождистской, так и ей противостоящей, и не связанной на уровне личностных интересов с первой. (Такими формами могут являться общественные институты, союзы, объединения и, в настоящее время – реально оппозиционные партии.)

 

     Для обеспечения командного функционирования в рамках социума необходим определенный исполнительный контингент, подобно ветру, распространяющий то или иное проявление властного начала. Его деятельность заключается в формировании потоков информации о происходящем и доведения её, как некоторой истины, до всего социума, на основании которой формируется и практическая деятельность элементов составляющих социум. Но возможности подобного информационного (управляющего или просто командного) воздействия (в интересах властвующих субъектов) на всё население ограничены. Поэтому у любого властителя (-ей) существует потребность (в качестве устрашающего «гаранта» для реализации права сильного) и в силовом контингенте прямого действия, по отношению к «несогласным» содействовать удовлетворению его хотений.

   Значимость различных сил, осуществляющих социальное взаимодействие, существенно зависит от меры совпадения личностного правящего начала властьимущих и реалий текущего существования социума, воспринимаемого населением непосредственно из происходящего вокруг.

     При  грамотной организации государственных институтов и спускаемых «сверху» команд  социальная структура позволяет в  кратчайшие сроки организовывать систему (сообщество) в кризисных ситуациях – отражение внешней (и локальной внутренней) угрозы или спасения от какого-то катаклизма.

    С другой стороны, чем сильнее в социуме реализуется чисто командная функция (в конечном счете, опирающаяся на инстинкт самосохранения, через формы существования конкретного индивида), тем менее он реально управляем.

    Это вытекает из сущности управляющей функции, как  возможности, практическая  реализация которой доступна лишь  при определенном уровне  разумности существования (инстинкт самосохранения «отдыхает», поскольку органически с ней связан), не позволяющей социуму двигаться в направлении самоистребления, как путем уничтожения окружающей среды, так и путем взаимоуничтожения в него входящих. (Подобно двигателю «пошедшему вразнос» или лошади несущейся «закусив удила».)

 

    Стремление к животной комфортности существования, в своей основе,  опирающейся на  набор личностных ощущений, способствующих достижению удовольствия или удовлетворения, извлекает из сознания мыслимые и немыслимые формы подстраивания окружающего под себя для экстравертно ориентированных натур, и самоподстраивание под окружающее, для имеющих интровертную ориентацию личностной структуры. В чем и состоит природное животное начало человека, обеспечивающее ему возможность существования в окружающем мире. Животное состояние (основанное на животной разумности) заключает в себе данность Сущего, в его животном проявлении на уровне инстинктов, «сосредоточенных» в эмоциональном плане сознания. В качестве функционала (природно-заданных закономерностей изменения Сущего)  выступают приобретенные инстинкты, как заданная  природной программой,  последовательность накопления опыта в текущем существовании (в реальной, конкретной среде обитания). Применительно к человеку, функционал (отражающий изменение Сущего) проявляется посредством способа мышления, а полученные результаты «откладываются» в  форме понятий и алгоритма понимания в интеллектуальном плане сознания. Он, также,  проявляется  в форме приобретенных (социальных) инстинктов, как совокупности форм поведения в различных ситуациях, и  в виде мысле-форм и мысле-образов, «приходящих на ум» и лежащих в основе суждений (как разумных, достаточно реально отражающих объективно протекающие процессы, так и  «неразумных», отражающих личностно-субъективный взгляд на них, обычно, в виде упрощенных форм – «черно-белой альтернативе»).

   Разумность, по сути, обусловлена степенью и адекватностью «видения» грядущего (на основе достаточно адекватного представления о протекающих процессов), как отдаленных последствий,  при том или ином, развитии событий. Исходя из чего, и происходит оценивание и формирование последовательности действий (по личностно-значимым критериям),  при  опоре на личностное же чувствование и понимание.

      По «Замыслу Природы» последовательность всех взаимодействий должна содействовать дальнейшей её гармонизации. В этом и состоит назначение управляющей функция сознания личности, как функционала развития разумности мышления, обеспечивающей предотвращение разрушения окружающего и собственной самости непродуманными действиями, в отличие от командной функции, как данности в её инстинктивном проявлении, обеспечивающей простое продолжение жизни представителя того или иного вида, в данный момент и на основании прошлого (накопленного) опыта (поэтому и «до поры до времени»).

    Поскольку животные возможности человека не позволяют ему существовать полностью индивидуально, и в расчете исключительно на свои силы, исторически продолжительный срок (обусловленный природой заданной продолжительностью жизни и существования рода) происходит инстинктивное объединение в сообщества, хотя бы, для отражения возможной внешней угрозы – «один в поле - не войн» и добывания прокорма в результате совместной активной преобразующей деятельности – «четыре руки - лучше, чем две».

 

    На начальном этапе существования цивилизации  число  форм объединения весьма ограничено и, изначально, коррелировало с  расовыми различиями. Расовые различия являются природно-заданными и состоят не только во внешних различиях, а и в устройстве матрицы сознания, как элемента управляющей системы организма человека, как раз и формирующей и поддерживающих эти внешние различия. Наблюдаемая разница во внешних признаках,  связана и с имеющимися  сущностными различиями, проявляющимися и в способе мышления, и системе восприятия происходящего. Последние лежат в основе становления природно-заданной личностной системы оценивания и выработки соответствующих команд (решений), определяющих жизнедеятельность, в том числе, и форму (как систему личностных координат) для осмысления поступающей информации. Такая форма закрепляется, в виде веры, как внутренней убежденности,  являющейся критерием «правильности» предпринимаемых действий и поступков.

   Расовая общность приводит к двум основным формам верования – основанной на данности Сущего, и основанной на функционале изменений Сущего. Первая опирается на статичность и неизменность в подходе при осмыслении, вторая на динамичность, как глобальную изменчивость (функционал), идущую свои чередом, к которой нужно подстроиться и «всё будет хорошо» или «как должно быть», в зависимости от личностно присущего соотношения фатализма и надежды на лучшее. Подобный подход формирует ту или иную религию, культивируемую в сообществе, и служащую  основой мировосприятия, обуславливающего взаимоотношения между составляющими его индивидами (закрепленную и в соответствующем наборе понятий и иерархии культивируемых в социуме ценностей). В соответствии с этим происходит и выстраивание субъектов в некоторую «конструкцию», как объектов-носителей (или не носителей) командной функции для конкретной общности при утвердившемся в ней мировосприятии. В зависимости от накопленного опыта содержание религиозных верований может составлять совокупность необъясняемых догм, либо содержать их некоторое обоснование, также являющееся догматичным, по сути.

     Совершенствование мыслительного аппарата и накопление опыта вносит дополнительное разнообразие в религиозные верования и учения. Это разнообразие определяется и вытекает из взаимодействия эмоционального и интеллектуального планов сознания при обработке поступающей информации и их относительной значимости в личностном устройстве каждого из живущих.

     Исходя из этого, и происходит воспитание и образование следующих поколений, формируя изначально (на этапе построения новой личностной структуры) тот или иной подход в восприятии и систему личностных оценок в «черно-белой» альтернативе: нет удовольствия – плохо, есть – хорошо. В чем и проявляется природно-животная заданность человеческой личности и соответствующего социального устройства.

 

    Практическая реализация командной функции (в форме права сильного) в каждом сообществе  распределяется по трем планам жизнедеятельности человеческой личности:

- физическому, как непосредственное воздействие на объект силовым образом.

- эмоциональному, как непосредственное, так и опосредованное воздействие, вызывающее неприятные ощущения или субъективное состояние удовольствия - неудовольствия.

- интеллектуальному, как опосредованное воздействие, вызывающее радостные или грустные мысли, удовлетворенность или неудовлетворенность от происходящего, передающиеся на эмоциональный и физический планы личностно-социального существования.  (В том числе, усиливая предрасположенность живого организма, к тем или иным недомоганиям и заболеваниям. В частности, и к психическим расстройствам, поскольку постоянная ошибочность в толковании происходящего, может привести к нарушению связей в сознании, приводящего к  «потере памяти», или зацикленности на какой-то отдельной догме, как абсолюте, и невозможности восприятия чего-то отличного от неё, в принципе, до той поры, пока не скажется на физическом существовании. Возможен и вариант  «раздельного существования» биологического организма и «рассуждающей личности», с полной неадекватностью в восприятии окружающего, сводящегося до некоторого набора простых форм.)

    Всё это находит свое отражение  во внутренней, межличностной и внешней сферах существования индивида. (Состоянии здоровья, взаимоотношений с себе подобными, местом в социуме и выполняемой социальной функцией - социальной ролью.)

 

    Для каждого варианта проявления командной функции в сообществе рождается определенное число ведущих носителей этих функций, как личностно-расположенных (по природно-заданным параметрам сознания, связанным с природными и социальными условиями формирования личности) к их выполнению, что и составляет основу их жизнедеятельности. Распределение в рождении различных новых представителей рода людского строго задано природой, и упрощенно выглядит так же, как изменение урожайности тех или иных сельскохозяйственных культур, или изменение животных популяций… Беременная женщина не может самостоятельно решить, когда ей лучше рожать, и реализовать это на практике, даже в пределах суток (отсюда и «пики рождаемости» в родильных домах). Конечный «выбор» личностного устройства (матрицы, предназначенной для заполнения последующим опытом существования) нового человека определяется природой, а не человеком, при всем его желании. Заданность социального существования также определяется природой.

     Поэтому и носители властного подхода, выделяются именно этим качеством (по сравнению со всеми остальными личностными качествами), как заданностью (формы «матрицы») и смыслом существования (функционалом изменчивости). Что выражается в стремлении властвовать, опираясь на командную функцию и право сильного в отношениях с окружающими.  По мере накопления социального опыта, многообразие форм воздействия увеличивается, но в основе лежит догматический мировоззренческий подход, что индивидуальный, что социальный. В качестве догм фигурируют абсолютизированные личностные «ценности» религиозного или идеологического характера (вплоть до бытового в неразвитых сообществах и соответствующего уровня воспитания и образования).

     В русло реализации этих функций включаются распространители информации, принявшие определенные абсолютизированные нормы, в качестве личностных критериев жизнедеятельности и получающие при этом личностный комфорт в восприятии окружающего, в том числе, на чисто материальном уровне – прокорма и удобств.

    Если разумно-управляющая функция не «работает», то социум существует в природно-животном ритме, где каждая исходящая команда отражает общую инстинктивность живой природы. При этом хорошо наблюдается цикличность социальной жизни, коррелирующая с цикличностью остальной живой и неживой природы. И так продолжается до вымирания конкретного вида от народности до расы.

    Принципы цикличности и баланса являются основополагающими в существовании  окружающей реальности. Мера баланса и доступный «коридор» отступления от этой меры определяется степенью устойчивости на каждом этапе того или иного цикла. Причины цикличности лежат за пределами нашей прямой идентификации. В результате чего, цикличность окружающей природы реализуется с некоторым упреждением, по отношению с цикличностью социальной, имеющей большее «время запаздывания» (подобно тому, как океанские приливы «отстают» от положения Луны). В результате чего воздействие на эмоциональный план сознания (как носитель командной функции) и реакция со стороны плана интеллектуального (как носителя функции управляющей) разнесены между собой. Этот диапазон «совмещения» природной заданности и природного же функционала и является мерой разумности отдельной личности. Если «управляющий сигнал», как результат осмысления, не появляется в требуемый промежуток, то сознание управляет организмом (и поведением) на основе присущих ему инстинктов как существующих по рождению (животных), так и наработанных в процессе жизнедеятельности (социальных). Подобно поддержанию равновесия при ходьбе, но в отличие  от ходьбы (и текущего удержания равновесия), имеющих «далеко идущие» последствия. Тоже происходит и в социальных процессах, которые при низкой разумности живущих, в большей степени определяются личностными «уловками» и «хитростями, исходя из матрицы бытующих суждений, подкрепляющих инстинктивное право сильного, чем  разумным подходом к воспринимаемой  реальности.

   Поэтому, поддержание меры баланса и устойчивости социальных отношений тесно связано с текущими возможностями властвующих (и степени их личностной разумности) и имеющимися в социуме средствами и умениями практической реализации исходящих от них команд, отражающих проявление «воли», а на самом деле, права сильного.

   При глобализации, имеющейся сегодня,  каждый отдельный социум формирует свой командно-управленческий  импульс (направленный во вне), как подкрепленный на физическом плане существования (прямое или опосредованное силовое давление на остальных), так и в форме «благого пожелания», к которому могут прислушаться остальные или его проигнорировать.  В результате чего общая командная функция все больше носит надсоциальный  характер, применительно к каждому отдельному социуму. В конечном итоге, сущностное содержание командной функции определяется «кучкой властителей», обладающих наиболее мощным инструментом прямого воздействия на всех остальных, объективно или субъективно, ниже по рангу стоящих «командиров». Последние,  также носители  командной функции, но уже вспомогательной (как более конкретной и «приземленной»), выполняют «роль вассалов»…и так по нисходящей цепочке до основного большинства, не являющегося объектом-носителем функции властвования. В личностном же восприятии живущих (в том числе и властителей) вся эта цепочка представляется как проявление субъективной  воли, по сути - личностных хотений и желаний, которые всем и командуют (управляют).

   В результате чего природное следствие объективных процессов (действие субъекта), в нашем восприятии выступает как причина  дальнейших событий. Но суть реальных, объективных процессов в том, что другого следствия и быть не может, и не могло быть ранее в силу целостности и единства Сущего. Цикличность истории – это отражение заданности мироустройства и функционала его изменений, а  не хотений и желаний субъектов (как личностного произвола), живших или живущих. Желания и хотения субъектов являются отражением, как следствием наличия единого  синхронизирующего начала, воздействие которого проявляется в присущем им сознании тем или иным образом.

     Социальная устойчивость (как и любая другая) не может проистекать из множественности самостоятельных субъектов-источников сущностно новой реальности (даже иллюзорной), постоянно нарушающих необходимое единство  множественным произволом.

      Пределы практической реализации индивидуальных хотений всегда удовлетворяют мере текущего баланса Сущего, применительно к социальным процессам и их субъективному восприятию. В противном случае, существование в сегодняшних формах было бы невозможно. Все субъективные попытки «заморозить» текущее положение (что прямым диктатом, что идеологическим «абсолютом») или «создать» хаос, вследствие непонимания сущностных процессов происходящего, приводит к соответствующим последствиям, причем для всех, включая их инициаторов, вплоть до «изъятия» из текущего существования.

И если право сильного ориентировано только в этом направлении, то социум не имеет жизненных перспектив. -  Укрепление связей (для их сохранения в неизменности) заканчивается разрушением объектов – элементов системы, а попытки внести хаос – переход на несвязанное сосуществование, также ведет к  разрушению объектов, но уже при столкновениях, в силу отсутствия сдерживающих и демпфирующих удары связей.

   Возможное существование социума (ов)  всегда где-то внутри этого диапазона и определяется текущей мерой, отражающей необходимые условия его(их) существования. Данная мера, в свою очередь, вытекает (и обусловлена) из распределения живущих по их личностным качествам, интенсивности этих качеств, и имеющихся в их распоряжении средств воздействия на окружающих. Предвидение этой меры и диапазона доступных отклонений, и его практическое использование (в выявлении позитивной практической направленности на уровне социального целеполагания)  отражает степень разумности, и по большому счету,  возможности продолжительного существования конкретного  социума и человеческой цивилизации вообще.

     Из сказанного, очевидно, следствие - взаимозависимость всего и вся,  входящего в социальную систему. Никаких независимых по существу «ветвей власти» в социуме (как системе) существовать не может - либо власть - есть, и существует организующее командное начало (и соответствующее социально-личностное целеполагание), формирующее социум, либо её -  нет, и соответственно социум отсутствует, а есть множество попутчиков,  занимающих ограниченную территорию и борющихся между собой за выживание.

    Отсюда, и любая свободная конкуренция (как форма самоуправления), без разумных социально очерченных границ (на основе  совести, как проявления любви к ближнему, и справедливости, как понимания меры возможного, и сведения её до социально, системно  допустимого уровня) – это те же «пауки в банке», только под другим углом зрения, но с той же направленностью на «самопожирание»  системы. (Ограниченность «банки» не позволяет искать прокорм «на стороне».) Подобное сосуществование по уровню разумности, даже ниже, чем рой насекомых (пчел, муравьев и пр.).

    Если разумность не восторжествует на индивидуально-социальном уровне, то переход от свободной конкуренции к формированию «роя», как более организованной системы,  будет представляться в индивидуальном восприятии и понимании субъектов-носителей властности -  как животно-разумная цель к следующей ступени существования,  основанной, в своей сути на строгой регламентации в противовес социально безответственной конкуренции.

    (Сегодняшние глобалистские устремления власть имущих – взять в свои руки полный контроль над социальным миром (включая физическое здоровье живущих), и распределением внутри него благ – есть не что иное, как попытка создать «рой человеков» или социально-личностный муравейник. Но реализация этой попытки возможна лишь среди пчел или муравьев и потребует сведения человека до их уровня, в том числе, и самих власть имущих.

   Угасание этноса, может быть, и сродни вымиранию динозавров или мамонтов, когда сама среда ограничивает возможности к существованию определенных живых существ. Различие связано лишь со способом социальной организации взаимоотношений со средой существования, от простого поедания ресурсов до активного загрязнения среды собственными отходами.

   У братьев Стругацких есть произведение «Трудно быть Богом», в названии которого, слово « быть» необходимо взять в кавычки. Поскольку быть Богом и играть роль бога – это сущностно различные вещи,  и все попытки воплотить иллюзии, как личностный взгляд на что-то, в жизнь, всегда ограничены и мерой возможного (в какой-то степени зависящей от человека) и мерой допустимого (от человека не зависящей). Эта мера в глобальных масштабах задана Природой и Богом и человеку неподвластна. Человек – результат Творения, а не Творец, создающий Что-То из Ничего и всегда находится в подчиненной роли в пределах Творения )

  

  В отличие от остального животного мира, человек, находящихся на уровне «просвещенной» животности, в своей деятельности использует и не прямые возможности подчинения себе и своим командам окружающих, путем контроля (явного и опосредованного) за отдельными сферами и планами социально-личностного существования. Такой контроль является средством обеспечения работы механизма проведения командной функции «в жизнь» не только своими, но и «чужими руками». В результате чего, формируется зависимость большинства от «права сильного», которое они вроде бы добровольно (а чаще неосознанно), вручили властьимущим, согласившись им подчиняться, далеко не всегда понимая и осознавая последствия такого подчинения и выполнения поступающих команд. В результате чего коллективный разум и коллективный опыт используются только в той мере, в которой содействуют закреплению текущего права сильного в социальных отношениях.                                                                                                                                                                        

   

    Например, функции следователя или судьи в иерархически организованном социуме на основе права сильного не могут быть объективно независимыми, либо будут направлены на разрушение системы. Более того, полностью объективно, эти функции могут быть реализованы лишь  при отсутствии межличностных отношений  в «судебно-следственном поле». Необходимы, также, соответствующие рукописные законы, однозначно отражающие объективную сущность социальных отношений, а не их формальное проявление, да и грамотность следователей и судей должна этому  соответствовать.

    Субъективное восприятие личности (в его социальной ограниченности в настоящее время) всегда первично, по отношению к объективности происходящего, и управляющая функция (отвечающая за определение отклонения от объективной нормы) при судействе по сути, является командной. Управляющая функция социального субъекта, не может заместить социально- командную, поскольку «с пеленок» несет подчиненный характер в своей направленности. К этому добавляются субъективные критерии оценки социальных процессов, событий, фактов  и ролей отдельных субъектов в них участвующих, накладывающие отпечаток и на характер расследования, и на судейство, в сторону от объективности.

   С другой стороны, именно на основе личностных понятий, как проявления внутренней мотивации и выполняется социально-личностная (в данном случае судейство) функция конкретным субъектом, формируя, тем самым, личностное и в определенной мере социальное будущее. В связи же с нетождественностью происходящих изменений (информации), как для мира, так и для социума, формальные признаки», для фиксации их в законах «на все времена», отсутствуют, поскольку факты ещё не свершились.

   Отсюда очевидно вытекает, что формальные законы, придуманные в социуме, всегда не соответствуют текущей реальности в полной мере, а используемые понятия имеют субъективное толкование (сказываясь и на придумывании «законов», и их использовании на практике). Любой следователь или судья в силу своей индивидуальности,  будет исходить из личностного понимания и личностной мотивации при вынесении того или иного решения (в том числе построения последовательности собственных действий)... либо этим должен заниматься робот. 

   Поэтому единственным проявлением справедливости (как отражение  объективности) решений и действий может быть только их соответствие природно-заданным закономерностям в их субъективном восприятии, что встречается далеко не всегда. Отсюда и дилемма законности и справедливости, зачастую не имеющая однозначности в понимании и толковании, проявляющаяся, в том числе, в судебных решениях.

    Но и это ещё не всё - суд за содеянное – это только «одна сторона медали» (прошлого все равно не вернешь), а вот возможные последующие негативные деяния и их предотвращение, в определенной мере, находятся в субъектной «власти» и являются основной, насущной задачей в удовлетворении социально-личностных интересов живущих.

   Необходимо также добавить, что имеющий место подход с позиций заведомой виновности, так же, как и презумпция невиновности – это «черно-белая» однобокая альтернатива, реально не существующая в природе, и не может лежать в основе расследования или суда, если говорить об объективности.

  Здесь, как и в любом другом проявлении командно-управленческой функции, в качестве основы для её формализации (формулировании законов и вынесения решений) должна быть однозначная фиксация  совокупной меры возможного и объективно дозволенного.

   Диапазон её применимости и сама мера (в виде последовательности сущностных критериев)  должны отражаться в законах и других нормативных актах, лежащих в основе судебной (и любой другой) системы управления социумом. Неукоснительное соблюдение такой последовательности критериев позволит снизить влияние субъективного фактора в принимаемых решениях любого уровня.

   Опора  на «универсальный» принцип – «возможно всё, что не запрещено законом», однозначно затверждает право сильного на личностный «произвол», ставя остальных (находящихся ниже в иерархической структуре), в том числе, выполняющих на практике более значимую для жизнеобеспечения и развития социума функцию, в подчиненное положение. 

    Регулирующие жизнь общества рукописные законы и указания должны быть в максимальной степени освобождены от терминов и понятий, не имеющих  конкретного, однозначно прописанного их толкования. В противном случае они носят декларативный характер и «отдаются на откуп» каждому конкретному субъектному восприятию для их толкования и выработки собственного личностного целеполагания по их реализации на практике.

   Решение вопроса меры – это решение вопроса желаемого (как проявление командной функции) и допустимого (как проявление управляющей функции), приемлемое для большинства населения, образующего конкретный социум.  Данная мера и является разумно-допустимым диапазоном функционирования любой командно-управляющей структуры, в частности судейской, как определяющая и ограничивающая её социальный «произвол», как элемента социума. Иначе, реализация вменяемой ему  функции на практике будет являться для социума не объединяющим началом, а разрывающим его на части, со всеми вытекающими из этого последствиями.

   Потеря же целостности – прекращение существования социума, как единой системы отношений.

 

 

                          Формы социальных отношений и право сильного

 

        Формы социальных отношений отражают наше восприятие реальности, исходя из которого, и подбираются на практике нормы сосуществования в социуме и функции организующей социум структуры или её преобразование.

      Средневзвешенный уровень комфортности личностного существования, входящих в социальное объединение,  указывает на меру соответствия сложившихся социальных отношений, и накопленного и реализованного на практике социально-личностного опыта, применительно к текущим условиям существования.

     Комфортность может иметь несколько сторон в её восприятии, что зависит от конкретного личностного устройства. У кого-то вся жизнь связана с ощущениями, и именно они являются определяющими в выработке личностной мотивации к деятельности. У кого-то ощущения должны подкрепляться соответствующим чувственным настроем, или даже, исходя из чувственного настроя, и появляются те или иные ощущения (в хорошем «расположении духа» - одни ощущения, в плохом – совершенно другие, хотя сам объект ощущений может быть одним и тем же). У кого-то вообще ощущения на «заднем плане» и главное – это комфорт от понимания происходящего и ясность цели, и средств её достижения… и так перманентно от одной цели, пришедшей на ум до следующей (что может сопровождаться комфортным эмоционально-чувственным настроем, а может быть и обратное – цель достигнута, а ожидаемого удовольствия – не получено. И начинается новое постижение, т.е. сам процесс «ожидания цели» приносит больше комфорта, чем обладание ею. И так может продолжаться до тех пор, пока не будет получено удовлетворение от самого процесса, поскольку в поле зрения «вторглись» другие цели, представляющиеся более существенными, или его переключение произошло вынужденным образом – «по необходимости».)  

      Достижение комфортности может иметь и определенную направленность:

- может быть неограниченная потребительская направленность – притягивание к себе и поглощение материальных объектов, посторонних эмоций или информации из окружающего пространства. Если именно потребление является ведущим мотивом обеспечивающим комфортность личностного состояния, то это можно характеризовать уровнем животной комфортности – как «переработки» окружающего в собственное существование, для дальнейшего воспроизводства вида, и испытывая «удовольствие от такой жизни».

 

- может быть ограниченная потребительская направленность – притягивание к себе в пределах некоторой личностной нормы (определяемой мерой личной достаточности), а удовольствие заключается в свободе «маневра», расталкивая окружающих (как крайний вариант – уничтожая) или лавируя между ними (как крайний вариант – лавирование на месте – «ниже травы, тише воды»).

 -  может быть  активная созидательная направленность - труд в социально-личностных интересах, приносящий удовлетворение, как от самого процесса трудовой деятельности, так и  от достигнутых результатов. В этом случае, комфортность сочетается с социально развивающим началом, и, в зависимости от степени полезности, отражает уровень разумности в направлении счастливого существования всех и, посредством этого, каждого члена данного социального объединения.

-  может быть и пассивная «созидательная» направленность – «возьми боже, что нам

негоже», или то, в чем уже наступило пресыщение и можно поделиться с окружающими.

Сюда можно отнести различные формы благотворительности, не сопровождаемые обязательной отчетностью от её получивших, в материальном, эмоциональном или интеллектуальном отношении (как крайний вариант – всеобъемлющий альтруизм - «последнюю рубашку отдаст»).

     Если совокупный уровень личностной комфортности высок, а распределение по типу комфортности и её направленности достаточно равномерно среди населения и соответствует распределению личностных структур, составляющих социум, находящихся в текущих взаимоотношениях, их связывающих между собой в нечто цельное, то социум пребывает в состоянии баланса, и все «идет своим чередом», подчиняясь глобальным закономерностям существования (Бытия). Если это не так, то в обществе возникает напряженность.

     Напряженность в социальных отношениях указывает на неадекватность последних, имеющемуся социально-личностному опыту «заложенному» в сознании индивидов, как по природно-животным закономерностям, так и в результате общественного воспитания.

(«Заложенный» опыт – животные инстинкты и, те или иные, «социальные клише», могут использоваться личностью напрямую, а могут и преломляться посредством собственного осознавания в процессе личностных практических наработок.)

     В случае шаблонного подхода к происходящему, напряженность в отношениях может вылиться в  стихийный или организованный, но, по сути, стихийный протест, основанный на личностном восприятии участвующих, с «посылом к власти» на изменение сформировавшихся отношений, на основе критерия «нравится – не нравится». (В своей крайней форме как  – «бунт толпы»)

     В случае творчески осознанного подхода, он направлен на пересмотр сложившихся отношений, на основе некоторой мировоззренческой модели (сформулированной внутри социума или привнесенной извне), которая представляется протестующим более комфортной для социально-личностного существования.

    Если в качестве основного критерия направленности в изменении сложившихся отношений, используется уровень комфортности потребления, то целеполагание и мотивация желаемых изменений ориентированы в сторону природно-животного существования.

    Если же таковым критерием является увеличение возможностей в  организации творчески-созидательного преобразующего труда, как способа гармонизации отношений, то имеет место мотивация в сторону разумно-счастливого существования.

   Что и отражает две стороны командно-управленческой функции – «природно-животную» и «социально-разумную», её составляющие («физичность» и «духовность» существования).

    Командно-иерархическая структура социума, в основном, служит обеспечению  существования социума в его текущей практической деятельности, ориентируя её на создание комфортных условий существования соразмерно положению личности в этой иерархической структуре и разрешению возникающих кризисных ситуаций силовым путем. Она  не охватывает всего диапазона существования личности, поэтому, параллельно с ней создаются другие социальные «конструкции», связанные с управлением процессом формирования общих мировоззренческих установок сознания личности (как основы познания и развития). Текущая направленность этого процесса и его базовые конструкции отражаются в том, что называется общественным сознанием, которое общественным, по сути, зачастую, не является.

   Общественное сознание отражает мировосприятие, бытующее в социуме, в том числе, на уровне интеллектуального плана сознания отдельной личности.  Для формирования единого  определенного восприятия чисто командный подход не применим в силу различий личностного устройства членов социума и их социальных ролей (выполняемых функций), требующих определенного сущностного уровня в осознании происходящего. Поэтому «власть над умами людей» (как проявление командной функции власти) основывается на формировании у них веры во что-то или в кого-то, как незыблемой данности существования. Для этой цели используются различные методы обработки информации о происходящем, и преподнесение властьимущими полученного результата большинству населения в форме некоторой, также иерархической конструкции (обычно соответствующей командной структуре правления конкретного социума). 

    Абсолютизация некоторого набора личностных ценностей в их формальном представлении без определения меры соответствия реальным сущностным ценностям и является отражением командного подхода в формировании личностной структуры индивидов и присущего им способа мышления.

 

    Можно сколько угодно говорить о несправедливости распределения реально наработанных совместным трудом общих благ  в пользу финансового сектора, но пока большинство населения отдает свои сбережения банкам и фондам, желая получить ссудный процент вне зависимости от их дальнейшего использования – это только слова, за которыми, по существу, ничего нет.

    Сколько не призывай, чтобы «береза стала дубом» – от этого ничего не изменится, пока вместо березы не будет посажен дуб. Потому что и дуб и береза, отражают реальность, а призывы только чаяния, которые сами по себе в реальность не превратятся – сигнал, проходящий по электрической схеме, не может стать элементом её устройства. Процесс, ни при каких условиях, не является объектом, как бы мы его не воспринимали и какие бы формы ему не «рисовали». Изменение объекта в процессе существования – это далеко не сам процесс, приведший к этим изменениям объекта в нашем восприятии, ограничивающим и объект, и результаты процесса, приписывая значимость «очевидному» сегодня, и не задумываясь о завтрашних и послезавтрашних последствиях такого подхода к оценке происходящего.

    Вообще, любая абсолютизация подхода и понимания на уровне форм – это попытка существовать во вчерашнем дне или, наоборот, от него иллюзорно отказаться,..  но изменить его в реальности не по силу даже богу.

 

   Иерархия отношений закрепляется созданием определенной «конструкции» – структуры государственного управления с соответствующими государственными институтами.

   Государство – это система отношений, обеспечиваемых некоторой иерархической конструкцией (построенной по принципу подчинения одних её звеньев другим на начальном этапе её формирования, и предопределенной существованием именно этих отношений), в основе функционирования которой, лежит право сильного, формализуемое местом в этой иерархической конструкции. Восприятие этой конструкции, именно в такой форме, как  системы отношений, «закладывается» в процессе воспитания и образования каждой личности под воздействием социума и через взаимоотношения в семье.

    Социальные формы отношений и сопутствующее им государственное устройство, не устраивающие значительную часть входящих в конкретный социум, указывает на то, что данный  социум является условным и функционирует по законам временного объединения, в основном территориального, подобно животному миру.    

 

    Принципы организации стада или  стаи, являются основой и современного государства,  «мирно пасущегося» или «рыскающего в поисках добычи». Эти принципы отражают природно-исторически «заложенный» характер функционирования человеческого сообщества,  обеспечивающего его существование. Так же, как и виды жизнедеятельности, они вытекают из  всего исторического набора условий существования, сформировавших,  тот или иной, личностный, шаблонно-оценочный подход к происходящему. Этот подход, закрепляется в характере личностного восприятия  и системе оценивания, «отвечающей» за  социально-личностную систему ценностей, как базовую данность, определяющую типы  социальных отношений. Типы социальных отношений, в свою очередь, формируют систему власти в социуме. 

    Система власти, как конструктивная форма, включающая в себя государственные институты, связанные некоторыми отношениями – это система связей между объектами и простое увеличение их «прочности»  ничего не даст для укрепления власти, если сами объекты не обладают необходимой устойчивостью для таких связей. Прочность связей всегда ограничена прочностью связываемых ими объектов, которые, в конечном итоге, и определяют границы функционирования конкретной власти в рамках социума. Отсюда и – «закон суров, но ослабляется необязательностью его исполнения», что отражает личностно-социальный способ защиты от разрушения сформировавшегося устройства для совместного сосуществования.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

    Все отношения в социуме можно разделить на отношения между объектами (как отдельными представителями, так и некоторыми социальными образованиями), данность которых заключается в невозможности занимать одно и то же место в пространстве разными объектами, вплоть до невозможности двух одномоментных мыслей в сознании индивида. В последнем случае можно говорить о некоторой мысле-форме образуемой сознанием.

    С другой стороны и, исходя из выше сказанного, отношения являются и отношениями между субъектами, генерирующими определенные различающиеся мысле-формы (и формы чувствования), не воспринимаемые как объекты явным образом, но отражающие некоторый функционал в них «заложенный», как фактор развития в ту или иную сторону.

     Но, в таком случае, имеет место и субъектно-объектное отношение, как некоторое воздействие и на объекты и на субъекты, которое всегда имеет ответный отклик, как со стороны объекта, так и субъекта.

   (В простейшем случае – это третий закон Ньютона в чистом виде – действие равно противодействию.  Но, обычно, путь ответного воздействия более сложен и приходит по связям, зачастую трансформируясь в другие формы. Вплоть до того, что высказанное неверное суждение, вернется воздействием по физическому плану, причем не к самому высказывавшему, а к кому-то, с ним связанному родственно или социально, оказывая, таким образом, соответствующее воздействие на высказавшегося, которое может быть и ослабленным и усиленным, как проявление совокупности откликов, на целый ряд деяний субъекта, пришедших синхронно.)

 

      Общее число социальных связей и проходящих по ним воздействий формируют проявление функции власти, как заданности в происходящих в социуме процессах. Заданность определяется как совокупная мера из меры баланса (природной объектной заданности, отражающей командную функцию) и меры устойчивости (также природной субъектной заданности, отражающей управляющую функцию).  При превращении связей во взаимосвязи, а воздействий во взаимодействия образуется некоторая связанная структура (социально-личностное образование), подобно молекуле в неживой природе, способная выступать как некоторое целое по отношению к остальному окружению. Вся совокупность, таким образом, сформировавшихся отношений образует некоторую структурную матрицу социума и протекающих в нем процессов, как проявление общих природных закономерностей, в том числе, в нашем их восприятии.  (Что и является верховной властью мироздания в её сегодняшнем понятийном толковании)

    Чем в большей степени субъективной характер восприятия и личностная система оценок, проявляющейся в жизнедеятельности отдельной личности, соответствуют закономерностям мироздания - тем гармоничнее и комфортнее социальные отношения и, как следствие, наибольшие возможности для развития социума и его составляющих личностей. Движение в данном направлении и можно считать проявлением социальной разумности.

   В частности, отсюда очевидно, что никакое сущностное усиление «властных» личностных полномочий реально невозможно, как бы этого не хотелось кому-либо, особенно, когда «в головах разброд и шатания». Наличие внешних сущностных связей (за пределы данного социума),  также не может игнорироваться.

  Простое притягивание  (для реализации личностных властных устремлений) кормушкой, источником удовольствий или покровительством и защитой «работает» до тех пор, пока не появиться более надежная личностная альтернатива (зачастую вымышленная или навязанная извне) и, властью, по сути, не является – это отношения попутничества или движение в колее, прокладываемой впереди идущим. Власть «на штыках» или под постоянной угрозой насилия также является только видимостью реальной власти, поскольку при любом послаблении заведомо рассыплется. (Это как костыли, без которых  поддержание равновесия собственными усилиями, в принципе невозможно и следует падение).

   В этом состоит природная объективная ограниченность права сильного, как функции, которая может быть реализована в весьма узком диапазоне существования, и до тех пор, пока ресурсы для её реализации не будут исчерпаны. А поскольку, на сегодняшний день, общественное и личное сознание, в основном, ограничено мировоззренческой концепцией материального, физического плана, то объем материальных благ, имеющийся в наличии, и является границе-определяющим для властных устремлений в их реализации. Если он (объем) окажется недостаточным, то вся властная иерархия распадается как карточный домик (лишение любого из костылей в состоянии неустойчивого равновесия приводит к общему падению всего сооружения). 

     Чем больше государственных институтов и писаных (законодательных) норм поведения наличествует в обществе, тем больше «костылей» в существующей в нем властной иерархии. С одной стороны - это некоторая страховочная конструкция, с другой – это указатель на слабость власти в реальности (её несоответствие на субъектном уровне природным закономерностям).

     Когда количество командиров и адъютантов, их денщиков и обслуги превышает критическую массу – на каждого члена войска приходится более одного командира – войско «впадает в ступор».    

    Смысл командования пропадает, в силу неадекватности собственно команд одна другой (из-за личностной ограниченности и различий командиров), и в силу неадекватности (противоречивости на информационно-понятийном уровне) передаточных звеньев этих самых команд, по той же причине. В этом случае уровень животности личностного существования становиться преобладающим, в силу неизменности и соответствия (на своем уровне) мироустройству (как совокупности природных инстинктов), на основе которых и начинает функционировать командная система социума, как объекта с инстинктивными взаимосвязями. Это приводит и к трансформации и изменения функций различных государственных структур, которое в пределах понимания властвующих индивидов, должно привести к некоторому балансу социальных отношений.

(Функционирование социума, в отсутствии постоянных глобальных природных катаклизмов, а равно активного воздействия со стороны других социумов, соразмеримого с устойчивостью данного, соответствует распределению личностных структур и характера их восприятия и оценки происходящего.)

   Любое общество от первобытнообщинного, через монархию и феодализм, до, так называемого, «демократического» общества, включает в себя командную структуру, структуру регулирования жизнеобеспечения и защиты, как ведущую, в том числе, и по отношению к структурам, связанным с воспроизводством собственно общества и обеспечения его развития, через развитие каждого из его членов. И, соответственно, имеет объектных носителей этого права, как элементов структуры, состоящих в некоторых отношениях (взаимодействуя) с окружающим.

    Специфичность человеческой природы заключается в том, что объектность её носителей «наполнена» сущностными субъектными признаками (как проявление духовности), исключающими тождественность объектов. Причем, признаками – изменяющимися. Отсюда следует, что взаимодействие между ними, определяется двумя последовательностями процессов – как объектов физического мира, воспринимаемого нами на уровне ощущений, так и – как творческих субъектов (на основе духовности, нами в явном виде не воспринимаемой, иначе как на уровне мысле-форм или мысле-образов). Совокупность этих процессов и определяет жизнедеятельность объектов, как субъектов. В том числе, и носителей командной функции в социальных отношениях, а также остальных, участвующих в её практической реализации в рамках государственной структуры (применительно к сформировавшемуся социуму).

    Командная система может состоять как из одного представителя общества – вождь, абсолютный монарх, диктатор, так и из группы людей с постоянным или изменяющимся составом. Применительно к которой, реализуется принцип «по потребностям» – как материализация права сильного, реализуемого через животное начало человека, как раз и формирующее командные принципы «материального», физического существования. Мера (соотношение возможно-дозволенного и разумно-обоснованного), которая отражает это проявление, зависит от «природной заданности», имеющейся у представителей властных структур «по рождению», и уровня личностного развития, как накопленных творческих умений и степени адекватности понимания происходящего.

     Поэтому, все разговоры о просвещенном монархе совсем не лишены смысла, «с точки зрения» нашего восприятия. Заботясь о себе, вожак должен заботиться и о подданных, без которых его запросы удовлетворены быть не могут. Мудрость вождя всегда ценилась и ценится сообществом, находящимся в достаточно устойчивом состоянии, и не раздираемом внутренними межличностными конфликтами, настолько, что общество постоянно находится на грани распада по вполне естественным причинам. И здесь, на повестку дня встает вопрос о мере и направленности первоначального воспитания и образования, как проявление общей заинтересованности, так как они и позволяют обосновать и довести до социального понимания текущую «заботу» власти о  членах общественного объединения. Так же, как и рамки, допустимо возможного – «выше головы не прыгнешь», и сформировать целеполагающее начало, как внутреннюю установку личности в направлении общественно-полезной деятельности. Именно общеполезная деятельность позволяет, в наибольшей мере, удовлетворять и личностные интересы каждого, при мудром вожде, грамотно реализующим командно-управленческую  функцию в социальных отношениях.

     Командная функция, таким образом, реализуется через отношения и закрепляется в государственной структуре и системе ценностной иерархии, ориентированных на «удобство» текущего существования личности в получении удовольствия и удовлетворения от жизни. В первую очередь той (личности), которая и «несет» эту функцию, в том или ином виде, как стимул к  личному существованию. Большинство же социума по своему личностному устройству не принадлежит к «колее» властвования и их личностно-значимые интересы сосредоточены в других сферах жизнедеятельности. Если возможности для их реализации отсутствуют  и становится понятно, что «перспектив никаких», начинается личностное подстраивание – поиск удобной социальной или природной ниши, в крайнем случае – протест и ответное насилие. Так появляются отвергнутые правители (всех уровней), в том числе, с трагическим концом. Тоже возможно и по причине излишней заполненности этой «колеи» носителями командной функции, которые вступают между собой в схватки, вплоть до уничтожения, пока требуемая мера не будет восстановлена.  Таким образом, естественный отбор, как метод восстановления текущего природного баланса, реализуется в социуме, находящемся на животном уровне разумности.

 

     Право сильного, отражающее командную функцию, «материализуется» через иерархическую структуру государственного управления и посредством системы воспитания и ценностной ориентации населения, которые представляются  как незыблемые по своей сути, а на самом деле, зачастую, просто ограниченные насаждаемой «воспитателями» формой.

   В результате чего, на определенном этапе существования сообщества, ограниченность, и личностная ориентация форм практической жизнедеятельности, выступает в противоречие с объективностью самой командно (-управленческой) функции, как отражение текущей природной реальности (зачастую личностно не воспринимаемой) окружающего. Отсюда и вытекают все общественные перипетии.

    Попытки правителей полностью подчинить себе физическую реальность и сознание себе подобных, входят в конфликт с мерой разумности в способе мышления у подданных и природными закономерностями, являющимися объективно заданными Смыслом Природы (и Замыслом Бога) по отношению к популяции человека разумного, как качественно новой формы жизни.

    Все это хорошо наблюдается в существующем государственном и общественном устройстве. Усложнение форм правления, на самом деле, не является отражением социального и личностного развития, а служит проводником незыблемости права сильного как в бытовых отношениях, так и в сознании населения, его ориентации на выполнение исходящих команд и поддержание догматов этому сопутствующих. На определенном этапе существования в социуме происходит субъектно-объектный разрыв.

    С одной стороны, этот разрыв обусловлен субъективностью восприятия правителя (ей) и объективностью существования. Носитель командной функции реализует присущий ему способ существования, в опоре на ведущий эмоциональный план (в котором базируется право сильного) - это всегда опора на «вчерашний», а то и «позавчерашний день» (накопленный опыт). Объективность же существования - это день сегодняшний, каждый миг, погружающийся в день «завтрашний», который изначально «видится»  на интеллектуальном плане сознания, опережая текущее существование. Возникающее несоответствие «требует» личностной разрядки, в том числе, «порочными способами», что ещё больше усугубляет возникшую диспропорцию (количество неразрешенных проблем увеличивается, а времени на поиск подходящего решения становиться меньше).

   С другой стороны, этот разрыв обусловлен такой же субъективностью оценочного восприятия в социуме, поступающих «сверху» команд. Их оторванность от личностной видимости имеющихся социальных проблем (главным образом бытовых, а потому «очевидных») вызывает отторжение социальных функций, исполнение которых соответствует месту, занимаемому конкретной личностью, в общественном устройстве и процессе жизнедеятельности социума.

   Различные формы демократических отношений и принципов демократии не разрешают такого разрыва. Социум, пока он имеет место, все время находится в состоянии динамического равновесия, не только на уровне функционирования по имеющимся связям (отношениям), но и посредством постоянной перестройки организованной ими государственной структуры. Субъектно-объектный социальный разрыв указывает на неадекватность восприятия реальности большинством, составляющим социум (в противном случае он бы не произошел). Поэтому ни прямое народовластие, ни демократическое избирательное право, ни представительная демократия не даст ему разрешения.

  - можно ли совместно строить (перестраивать) дом, если каждый строитель решает, что и как ему делать?

  - можно ли совместно строить (перестраивать) дом, если каждый строитель решает, кто и как им будет руководить?

  - можно ли совместно строить (перестраивать) дом, если каждая группа строителей будет выделять своего представителя, который на общем совете будет отстаивать именно её интересы, игнорируя всех остальных?

  Тоже можно сказать и о совместном проживании в таком доме.

  И чем сложнее устройство дома и его этажность, тем в большей степени это невозможно. Поскольку неадекватность личностного восприятия не даст возможности до чего-либо совместно договориться по существу. Для этого необходимо нахождение консенсуса в социуме, хотя бы, по какому-то поводу, от которого можно будет оттолкнуться для выработки совместного порядка действий и набора используемых средств. Обычно «на эту роль» (миссию) претендует религия или общий внешний враг (временную роль может сыграть природный катаклизм или иное бедствие, общее для всех), если и то и другое отсутствует в необходимой мере, то - либо социум рассыпается, либо устанавливается жесткая диктатура (как природно-животное право сильного), в качестве его организующего начала, в той или иной форме.

 

 

          Типы носителей командной функции и формы её реализации в социуме

 

    Рассмотрение личностных структур носителей командных и управленческих функций позволяет сделать нижеприведенные обобщения по типам их личностного устройства.

    В основном, проводниками командной функции в социуме (социальных отношениях) выступают эмоциональные натуры экстравертного типа. Эмоциональность указывает на то, что чувственная мотивация превалирует над разумными доводами, а интеллектуальный план в большей степени обосновывает (оправдывает) то, что сделано или то, что хочется сделать.

Экстравертность же указывает на превалирование внешнего воздействия над внутренним состоянием, и основная направленность жизнедеятельности ориентирована во вне. Именно там происходит все самое важное в жизни и туда же направлены личностные усилия.

    Наиболее яркими представителями являются рациональные экстраверты (эмоциональный – ведущий и интеллектуальный, как «сопровождающий» планы сознания «живут во вне», ориентируясь по происходящему вокруг). Это натуры с яркой выраженность активного сознательного подхода к происходящему, когда внимание к собственному здоровью проявляется только в случае, если становится помехой  для реализации личностных устремлений, а интуиция, чтобы стать важным дополняющим фактором, должна проявиться явным образом в личностном сознании, как некоторый план, достойный реализации и значимый для данной личности. Критерии значимости лежат не во внутренних ощущениях, а в поступающей из вне информации приносящей удовольствие или удовлетворение от сделанного или намеченного.

   Здесь, в равной мере, представлены и мужчины и женщины. (Таковых около 2% населения).

    Другая группа носителей командной функции - «законченные»  эмоционалы (при ведущей экстравертности), суждения и мотивация которых зависят от нахлынувших эмоций и ярких образов, а значимость и обоснование в форме умозаключений их волнует ещё в меньшей степени, чем предыдущий тип.

  Таковых набирается 1,7 % - также, поровну мужчин и женщин.     

  Среди мужчин, также в этом качестве пребывают и личности приземленные, с ориентацией на ощущения на уровне физического плана. Другими словами, они в большей степени подвержены тем эмоциям, которые сопровождаются вполне реальными физическими ощущениями, доставляющими личностное удовольствие. В погоне за которыми, они и организуют свою жизнедеятельность.

   Таких около 0,7% населения.

   Кроме того есть ещё около 0,3-0,4 % от всего населения, именно мужчин, склонных к реализации этой функции явным силовым образом, в равной мере как экстравертно, так и на межличностном уровне. Что соответствует носителям командной функции, расположенным   к прямому завоеванию и покорению окружающего или к силовому отстаиванию (охранению) имеющегося. (В семейной сфере отношений – это носители прямого диктата со стороны «сильного пола».)

    И, наконец, носителями командной функции в социуме являются, также мужчины, увлеченные и эгоистические по натуре, с развитым внутренним (для себя самого) пониманием происходящего, «выплескивающие» это понимание наружу, как указания и команды для окружающих. (Обоснование правильности которых не обсуждается, поскольку «глухота» к внешнему воздействию распространяется на все, что не «резонирует» с внутренним состоянием собственного «Я»)

  Их набирается около 0,3 % от всего населения.

 

    Другая сфера реализации командных функций связана с межличностными отношениями. В которых женщинам «положена» командная функция по их самости (на уровне духовного плана, сопровождающего план эмоциональный и в нем реализующаяся, как проявление личной ответственности – таковых около 0,3 %), что и характеризует их,  как «хранительниц очага». А вот мужчины здесь превалируют при сильном физическом плане – их в два раза больше, чем женщин - около 0,4 %, что и соответствует «разведчикам рода» в физической реальности. Большее количество мужчин вполне обосновано, поскольку не все разведчики живущие, главным образом, в физической реальности возвращаются назад к «очагу»

   Но уже при определенном развитии интеллектуального плана сознания их число выравнивается и составляет 0,2% от всего населения, как для мужчин, так и для женщин.

Что следует из определенной разумности, не позволяющей «бросаться в омут» или «нестись по жизни с закрытыми глазами». В результате шансы «остаться в живых» выравниваются и гендерная диспропорция не требуется.  

   И только в полностью физическом существовании, интровертно – межличностном, женское животное начало (как командная функция) является определяющим и заявляет о себе у 0,4% населения («слабого пола»), что и является гарантом продолжения рода в любых условиях существования, поскольку экстравертные установки не являются определяющими.

 

  В целом проводниками командной функции в социально-личностных отношениях являются около 8 % населения, ориентированные на внешнюю сферу своего существования и руководящиеся в своих действиях эмоционально-чувственным состоянием, обусловленным внешним воздействием. Что, как раз, и указывает на заданность командной функции природными закономерностями, аналогично, праву сильного в мире животных.

  Если рассматривать только сферу общественных отношений, то число «командиров» не превышает 5%, причем мужчин больше чем женщин. Часть из них наделена определенной разумностью, но в большей степени они руководствуются страстями и животной комфортностью личностного существования, относительно средневзвешенного для  общего распределения личностных структур, присущих человеку.

 

     Все люди разные, также различны и носители командных функций в своих интересах и устремлениях.

     Кому-то «по душе» быть царем и изменять окружающее по мановению руки или взглядом…и как самое желаемое, для некоторых из них – чтобы все происходило «само-собой», почивая при этом на вершине «пищевой цепочки». Для этого целенаправленно формируется целый сонм приближенных, которые подчас не только делают, но и думают за «царя», находясь у него в услужении.

     Кому-то хочется осознавать себя столпом, носителем ценностей и выразителем интересов окружающих, что представляется ему в наборе некоторых формальных (обычно материализованных) признаков, начиная от обладания чем-либо, и заканчивая манерами в поведении, и ритуалами, как самыми простыми формами доступными прямому восприятию…и так вплоть до «перста», указующего направление на «солнце», которое, как ему представляется, находится именно там, куда он указывает.

    Кому-то вообще ничего не хочется иного, чем  текущее получение удовольствия, ради которого он согласен как возводить, так и крушить все, «что подвернулось под руку».

    Но при всем придуманном многообразием форм сущность командования нисколько не изменяется и проходит напрямую, в независимости от форм восприятия отдельными личностями. При этом, в каждой личностной системе оценок и характере восприятия, проявляется одна из сторон командной функции, которая ошибочно принимается за её воплощение целиком, как некоторое благо (или проявление «злой воли»), обычно, абсолютизируемое сверх меры.

 

    Формы реализации командной функции в социуме определяются уровнем некомпетентности командующих субъектов и имеющейся у них обслуги, а также предыдущими социальными наработками, реализованными в конкретном социуме.

(При необходимом уровне компетентности командующего субъекта, командная функция трансформируется в управляющую, как проявление разумности в подходе к существованию.)

    С точки зрения носителя (по природной животности) командной функции, её смысл заключается в достижении личной (в значительной степени материальной) комфортности существования, которая может распространяться на его окружение и, в какой-то мере на весь социум.

 

   Проше всего командовать объектами с минимальным набором субъективных признаков, а, следовательно - единообразной массой, с однотипным восприятием. Следовательно «из благих побуждений» к этому и надо стремиться, что позволит на практике, особенно не утруждать себя поиском способов командования и максимально получать удовольствие и удовлетворение от этого процесса. (Это вполне рационально-естественно, если мазохизм, не является отличительной чертой командующего субъекта.)

   Поэтому «унификация» населения является одним из направлений обеспечения  личной комфортности властителей, что лукаво обосновывается  его же (населения) интересами. Этому способствует и иерархическое  государственное устройство, обуславливающее воплощение желаемой унификации в протекающие социальные процессы, замыкающиеся на правителя.

    Отсюда, в частности, тяга к военным парадам, (как очевидности властвования и возможности править), где все в шеренге и выполняют заранее сформулированные приказы, отдавая честь находящемся на трибуне, как отражении трона, для «коронованных царствовать», в связи с наличием у них командной функции.

 

     Смысл властвования (кроме получения удовольствия) состоит в постоянном укреплении властных структур и поддерживающих её (власть) форм социальных отношений, как средств, для реализации командной функции (объектно-личностной по сути).

Другой подход заключается  в абсолютизации властной функции субъекта в социальной жизни, как самодовлеющей ценности и, потому, не связанной с ответственностью за возможные  последствия её практического воплощения. (Вплоть до потери здоровья, или даже смерти призывников в вооруженных силах, в мирное время, из-за неграмотности командиров – «на войне, как на войне».)

     Правда, в сегодняшних условиях, чисто силовой блок власти отходит, порой, на зависимые позиции (и «включается» в моменты кризисов), а главенствуют скрытые механизмы, вроде кредитования электронными деньгами, когда запись в компьютере делает человека, попросившего сделать эту запись полностью зависимым от того, кто «дал добро» на то, чтобы очередной клерк эту запись сделал. При этом ни реальный носитель властных полномочий, ни его деятельность не попадает под надлежащий социальный контроль и меру ответственности, что позволяет ему, опираясь на этот властный рычаг, «стричь купоны» со всех, участвующих в этих отношениях, постоянно наращивая свой потенциал. А все возможные негативные последствия для заемщика, полностью вменяются в вину последнего.

 

   (Не обремененные ответственностью властные функции могут существовать до тех пор, пока система не перестанет выдерживать нагрузку, а связи и связующие элементы не начнут «выгорать» один за другим. То есть, когда инстинкт самосохранения  отдельного индивидуума не заявит о себе в полную силу. Тогда наступает очередной цикл борьбы за выживание, всех со всеми, как отражение природной животности вида.)

 

     Природная смекалка (творческий потенциал) и накопленный опыт сформировали достаточное число способов и методов усиления, удержания и укрепления позиций властвующих субъектов, в основе которых лежит манипулирование информационными потоками, предназначенными для членов сообщества, и вызывающими у них предсказуемо-ожидаемое понимание и оценивание происходящего. Формирование ложного понимания среди населения (посредством воплощения властных решений), об источниках и причина возникающего личностного  дискомфорта и неопределенности в завтрашнем дне, «автоматически» делает его «открытым» для  поступающих «сверху» команд. Подчиняясь которым, оно рассчитывает на получение дополнительных благ и улучшение условий существования.

 

    Командному воздействию в большей степени подвержено  упрощенное, шаблонное личностное мировосприятие на уровне бытовых ценностей и животных инстинктов, поскольку, инстинкты «заложены» в эмоциональном плане сознания, как однозначные решения, слабо контролируемые со стороны интеллектуального плана.

    Формализация восприятия и унификация способа мышления населения, до уровня шаблонности, опирающейся на набор привнесенных со стороны (по приказу) власти стереотипов, реализуется, в частности, посредством законотворчества, под девизом – «закон един для всех» и «все равны перед законом». Как будто бы, и нет никакой иерархической лестницы государственной власти, в соответствие с которой и формулируется любой рукописный закон, корректируясь по мере продвижения «наверх» и утверждаемый «высочайшим позволением».

   Все рассуждения о всеобщем демократическом обсуждении и учете поступивших поправок в готовящиеся законодательные акты, и пожеланий вообще – не более чем миф, тиражируемый властьимущими в сознание «паствы». Так, даже для прочтения одного миллиона предложений (не говоря уже о необходимости осмысления и согласования в группе  разработчиков очередного «судьбоносного» закона) требуется достаточное время. Отводя десять секунд, на одно пришедшее предложение, мы получим 10 миллионов секунд непрерывной работы – это год без выходных и праздников.

    Случаем действительно необходимой шаблонности восприятия и стереотипа поведения, является наработанный социальный инстинкт, который должен «включаться» в критических ситуациях, обычно связанных с техногенными (или иными) катастрофами. Когда командир  реально «знает» наперед, что будет, и, исходя из этого знания или инстинктивно, отдает команду к беспрекословному выполнению находящимся в подчинении. 

   Но перенос такого подхода («команды не обсуждаются») в обыденное существование, с регламентацией «каждого шага», является зомбированием личностного восприятия и  преградой к творческому, а порой и просто осмыслению происходящего. В результате, личность превращается в «набор исполнительных функций», реализуемых  в интересах, главным образом, властьимущих. 

 

   Команды, адресованные населению, могут отдаваться как в словесной, так и в цифровой форме – в виде численных показателей (например, государственный бюджет, состоящий из набора цифр, подчас, слабо отражающих реальное положение дел – это закон). Аналогичный подход воплощен в наборе численных показателей, характеризующих степень исполнения ранее выполненных команд. При «грамотных» показателях и «грамотных» методиках их вычисления – это способ избежать ответственности за неграмотное правление, и как повод для наказания  в отношении исполнителей, не обеспечивших нужный показатель. И чем оторваннее будут эти показатели (которые властьимущие пишут сами для себя) от реальной жизни большинства населения, тем проще ему (населению) внушить определенные (якобы обоснованные и закономерно вытекающие из текущего состояния) позитивные надежды на будущее и заставить подчиняться последующим командам (или, наоборот, «развести руками» - «ничего не попишешь»…уж как случилось…хотели же, как лучше).

    Другим способом, способствующим проведению команд, является унификация устремлений и интересов живущих, в направлении объектов окружающего мира.  И, чем таких объектов будет меньше, тем лучше. Самым очевидным проявлением такого подхода являются деньги (как некоторый объект, наделенный вымышленным свойством быть эквивалентом всего личностно значимого для обеспечения комфортного существования).   Контролируя потоки денежных знаков и их суррогатов и «заменителей», и приписывая им ту или иную эквивалентность всему остальному, можно командовать самыми различными социальными процессами, правда, до тех пор, пока количество придуманного «эквивалента» не превысит очевидную ценность им обслуживаемого, но к нему не относящегося. В результате, объект теряет свою привлекательность и обесценивается в сознании населения, начинающего понимать, что это обычный вымысел жаждущих власти для его (населения) использования в личностных интересах и ради собственной, явно избыточной, комфортности, ущемляя комфортность материального (и не только) существования остальных. 

    Самым же простым методом проведения команд «в жизнь» является обещание правителей или их марионеток (как распорядителей благ, подчас, вымышленных), зависящему он них населению,  некоторых материальных и других ценностей, способствующих получению удовольствия от жизни. Причем, чем в большей степени предлагаемая ценность ассоциируется на уровне ярлыка («светлое будущее», «общество благоденствия») или цифры («доходы вырастут в два раза», «экономика будет укрепляться»), под который, изначально, и была подведена на основе придуманного сущностного наполнения, тем проще реализация данного метода.   Ярлык, «мулька», бренд, рейтинг, показатель  выступает, как некоторая самодостаточная ценность, являясь, на самом деле, элементом манипулирования населением, со стороны разного рода  властвующих субъектов и связанных с ними исполнителей.

    (Что отражается и в политике «нарисованного  пряника», как «шага вперед», сделанного современным «цивилизованным» миром, по сравнению с пряником реальным, лежащим в основе прямого силового метода командования, оперирующего реальными материальными объектами, как, например, наградой, уносимой с «поля боя» победителем.)

 

        Когда всего этого оказывается недостаточно, в сферу практического властвования  включается  воздействие, основанное на  инстинктивном ощущении опасности и инстинкте размножения.

     Животный инстинкт к размножению, подкрепляемый получением эмоционально-чувственного удовольствия для его поддержания (подчас неудержимый чисто животный инстинкт) власть всегда пыталась держать под контролем. Как путем наложения табу и запретов, так и путем непосредственного физического ограничения условий и возможностей к его реализации. Но, при необходимости пересмотра основных методов правления, он «выпускается в свободное плавание», как «джин из бутылки», в том числе,  путем изменения текущего законодательства. Тем самым внимание населения «перемещается» в доступную всем область общего обсуждения, в которой единое мнение практически невозможно уже в силу гендерных и возрастных различий. В это время «тихой сапой» проводятся решения об использовании новых рычагов правления (сопровождаемые, при определенных условиях, возвратом «джина в бутылку», как отражение постоянного «внимания» власти к проявлению общественного мнения).

     Для перехода от одних методов властвования к другим, как раз, и необходим разрыв в личностном восприятии, путем зацикленности последнего на каком-то одном важном вопросе, связанным с разрушением привычных «рамок», и сказывающимся  на других направлениях личностного существования.

     Параллельно с этим, обычно, стимулируется чувство тревоги, сначала за будущее, а потом и настоящее существование. Что достигается возведением, в том числе, «силовых заборов» по отношению к возможностям самореализации отдельной личности, для включения всех в одно русло, в пределах которого можно успешно руководить с использованием имеющегося арсенала средств и методов воздействия. В конечном счете, весь такой поворот строится на основе «кнута», бьющего и по «своим» (обслуге) и чужим, чтобы всем было неповадно противостоять властной верхушке. Для закрепления достигнутого, по отношению к исполнителем, способствующим этому переходу и нужда в которых сохраняется, используется образ «пряника», как заслуженная ими добыча, лежащая совсем рядом. Но для того, чтобы её не лишиться, необходимо продолжать стараться в угоду властьимущих.

 

      Крайний вариант преобразований социальных отношений происходит при  активном «включении в оборот» инстинкта самосохранения индивида, обеспечивающего выживаемость животного вида, на уровне наиболее подстроившихся по условия существования. (Попутно происходит физическое устранение «лишних ртов», а равно,  обладающих «не тем» способом мышления.) В животном мире, при тяжелых условиях поиска прокорма, как известно, выживают наиболее неприхотливые и могущие дать физически более здоровое потомство для подобного существования. 

    Оставшиеся, после такого отбора,  подвергаются «дрессировке», чтобы лучше подносить властьимущим и довольствоваться их «подачками», как «милостью божьей» (иногда для них организуется некоторый «выпас» для самопрокорма).

   Для удержания такого положения в дальнейшем, необходимо достижение стабильности вновь организовавшейся системы отношений. А это ведет к выработке нового подхода к системе воспитания и образования, чтобы у населения, «ненужных мыслей» и не возникало, или была бы возможность  подавлять их в зародыше.

   В конечном счете, культивируя рефлексию, как проявление истинной счастливости существования, и ограничивая возможность получения материальных благ и удовольствий только  «главным распределителем», находящимся в ведение (зачастую «скрытом от посторонних глаз») власти, последняя пытается по-новому «оседлать социум». (Для чего подбирается определенный набор упрощенных шаблонов, по которым и распределяются имеющиеся и производимые в социуме материальные блага. Все остальное окружается «красными флажками».)

     Для  этого, в достаточно большом социуме, обычно, находится контингент «исполнителей на местах», по жизни и по судьбе, которым, предназначено быть ведомыми, в силу определенного личностного склада, и, не имеющих возможности (объективной) для реализации собственного творческого начала в силу условий текущего существования.

     В численно небольших социальных объединениях, значительное ухудшение условий существования обычно приводят к  постоянной смене «вожаков» и, в конечном итоге, установлении прямой диктатуры (в частности, к тирании). Продолжительность пребывания  общества в таком состоянии  зависит от ресурсов, доступных конкретному обществу и личных возможностей каждого из его членов, а также от имеющегося окружения и его воздействия на данное общество.

    

                               Властный субъективизм в социуме

 

       Соединение духовного и физического, в форме, присущей большинству социума, на начальном историческом этапе накопления социального опыта, формирует общественное бытовое сознание и определяет образ жизни конкретного социума.

      Общественное сознание – результат осмысления бытующего восприятия, опирающегося на различные функциональные сущности, лежащие в основе целеполагания и формирующие  четыре  системы восприятия и оценки, которые

 

- при опоре на данность ведут к оседлому образу  жизни и занятию земледелием и растениеводством (рыболовством). 

Соответственно - властные функции реализуются царем, властителем и владельцем земель.

(В дальнейшем, обосновывающийся на посту главы правительства или судейского органа)

 

- при опоре на функционал приводят к занятию скотоводством и миграции (кочевничеству) вслед за прокормом для стада.

Соответствующие властные функции выполняет глава (вождь, колдун), являющийся самым мудрым, самым опытным и дальновидным.

(В дальнейшем, «превратившийся» в главу авторитетно-авторитарного органа, в частности, религиозного или партийного)

 

- при опоре на фрагментарное, объектное восприятие, направленное на поиск чего-то нового, приводит к занятию охотой и освоение новых территорий (первопроходству).

Властные функции выполняет лидер, самый умелый и самый предусмотрительный, сноровистый и имеющий определенный организационный талант.

(В дальнейшем, становящийся лидером какого-нибудь движения, призывающего к чему-то новому и, на первый взгляд, позитивному)

 

- при опоре на изменчивость в происходящем и функционирования объектов, путем внешнего воздействия (направленности усилий к их трансформации), формирует стремление к покорение окружающего мира и завоевание других племен силовым путем.

Властные функции выполняет вожак - самый сильный и удачливый, храбрый и смекалистый, хитрый и безжалостный к врагам.

(В дальнейшем, стремящийся занять пост командующего в структурах прямого силового воздействия)

 

     Обычно все четыре способа восприятия и оценки происходящего участвуют в формировании направленности существования социума. Задаваемые ими тенденции, могут развиваться независимо и параллельно друг другу, но чаще, взаимодействуя друг с другом, в том числе, на физическом плане существования,  и зачастую, противоборствуя друг другу.

  «Одномерный социум», с единым и единственным для всех цеполагающим началом (как узконаправленный с своем существовании) условно возможен только на «огороженной» изолированной территории при весьма ограниченных размерах самого социума. Что в каждом конкретном случае определяется соответствующей мерой возможности его жизнедеятельности и, в конечном счете, выживаемости вида.

 

     Поскольку стремление властвовать – прерогатива эмоционального плана личностного устройства и протекающих в нем процессов, то, в зависимости от значимости интеллектуального плана в его экстравертности, в общей очередности подпланов сознания личности и системы восприятия информации на уровне понимания и осмысления (в опоре на  те же четыре разновидности) и формируются  властные последовательности, «задающие тон» общественному существованию. Сформировавшиеся на субъективной основе, в практической реализации они «обрастают»  методами организации взаимоотношений, и взаимодействуя  внутри конкретного социального устройства, а равно, с окружающими социумами. В общей сложности  материально-животных и мировоззренческих подходов к существованию  набирается 16 (как объединенных попарно тенденций функционирования сознания, по одной со стороны интеллектуального и эмоционального планов, а в более подробной детализации – 64, что и отражено в известной «Книге Перемен», применительно к отдельной личности).     

     Природные факторы (как через формирование личностных структур, так и в форме изменения среды существования) задают различную протяженность цикла изменений эмоционального и интеллектуального подхода, как отдельной личности, так и социума, в целом (как проявление совокупностей индивидуальностей и степени их влияния на происходящее).

    Тезис – «побеждают не числом, а умением», может трансформироваться (в зависимости от технологической оснащенности социума и навыков в нем живущих) в тезис – «знание – сила». И в естественные властные лидеры выдвигаются представители с развитым (относительно остальных стремящихся к властвованию) интеллектуальным планом сознания или же те, кто сумел подчинить или привлечь на свою сторону в качестве исполнителей интеллектуальную, творческую часть социума. Между ними, в основном, и ведется борьба за власть, задаваемую той или иной формой реализации командной функции в социуме.

 

    Лейтмотив властвования – «выживает сильнейший» характеризует животность человека.

    Соответственно, и общественное устройство и форма государственного устройства, на начальном этапе, представляли форму природно-силовой структуры, как ведущей.  В чем и проявляется превалирование животного начала над разумностью личности - в её текущем существовании ради самого существования, а не ради некоторой в настоящее время недоступной, но реальной цели, к которой может осознанно стремиться общество, где главенствует разумность коллективного обогащения всех и, посредством этого, каждого отдельного представителя, в значительно большей мере, чем отдельными собственными усилиями (коллективные возможности растут в степенной зависимости, а не линейным образом от численности объединения).

    Принцип – «лучшее - враг хорошего» адекватно отражает стабильную государственную структуру, удовлетворяющую интересы властьимущих,  если исходить из текущего момента существования. Это жизнь мира животных – от катаклизма до катаклизма. Если число живущих «завтрашним днем» мало и  недостаточно, для влияния на день сегодняшний, то социум живет до истощения имеющихся ресурсов и разрушается – отсюда цикличность этносов и их уход с мировой арены. (Баланс  духовного и животного, как раз, и определяет продолжительность существования этноса в некоторой форме и условия его разрушения.)     

  «Если нельзя, но очень хочется – то можно» - отражает проявление животного начала, приводящее к краху социума, через личностные деяния его членов.

    Но в отличие от остальных животных, где право сильного действует напрямую от индивида, в организовавшемся социуме оно приобретает семейную, родовую, клановую основу. Другими словами, не  только индивидуальные возможности лежат в его основе, но и приобретенные (оформившиеся в более раннем периоде существования и субъектно-передаваемые по наследству), в рамках родственно-связанной социальной группы, представители которой стремятся к власти над социумом.

 

      В чем проявляется право сильного и направленность его интересов?

-  в обладании или праве обладания тем, чего нет у остальных или в большем количестве того, на что претендуют и остальные.

- в праве распоряжаться тем, что ему не принадлежит (и не может перейти в разряд собственности) в собственных интересах и для собственного удовольствия или удовлетворения личных желаний и хотений.

- в праве на самовыражение - так, тогда и в той форме, в которой ему это «в охотку»  и получать (не получать) ответную реакцию со стороны окружающих, такую которую хочется,

- в праве командовать самовыражением окружающих, тогда и в той форме, в которой ему это пожелалось, без каких либо отказов с их стороны.

- в праве на мнение, как истину в конечной инстанции, которая обязательна к восприятию и исполнению окружающими, независимо от того, насколько она ей соответствует.

- в праве получать любую информацию от и об окружающих, независимо от их расположения к этому.

   Эти права подразумеваются как, своего рода, дань с окружающих (как в материальной, так и не материальной форме), просто потому, что претендующий на него, способен принудить других ему починятся, тем или иным способом (от явного или скрытого насилия, до создания структуры общественных отношений, которая удовлетворяет этим требованиям, причем, последние, являются определяющими, по отношению ко всем остальным).

 

   В конечном счете – это, своего рода, религия, как набор не имеющих однозначного понятийного наполнения догм, на которых базируется способ правления, где истинный  правитель может и не фигурировать (если он этого не желает, по каким-либо причинам) в явном виде, и потому освобождается от ответственности за свои действия.       

   Как в форме - «партия – наш рулевой» и «коллегиальный орган власти», так и в форме – «равенства возможностей», «свободной экономики», «свободного рынка», «независимости сми, суда », «разделения властей»,  «главенства закона»…и, в конце концов – «конец света» может оказаться всему виной. После чего можно будет начинать «с чистого листа», «вытаскивая» социум из кризиса (или «поднимая с колен»), где он оказался «по воле судеб» (или собственной ущербности, или недомыслию), как растительность на склоне извергающегося вулкана, или рыба в пересыхающем водоеме.

   В чем и состоит животная сущность права сильного в чистом виде, как ведущий мотив в жизнедеятельности его природно-животного носителя, который всегда прав, в отличие от окружающих.

 

    Данное право, для его успешной реализации, закладывается в основу государственного устройства в форме властной иерархии или пирамиды власти. Подобная пирамида лежит в основе существующего законодательства, норм взаимоотношений, и «закладывается» в сознание каждого, «начиная с пеленок», как некоторая неотвратимая и не обсуждаемая данность, в которой, и только в которой и возможно существование индивида. Любое «покушение» на неё строго наказывается. Наказание может различаться от социума к социуму, так же, как и форма этой пирамиды и существующие в ней взаимосвязи.

   Система отношений выстраивается таким образом, что не только сама пирамида, но и каждый в неё входящий, находятся под некоторой защитой этой пирамиды от внешнего или внутреннего воздействия. (Это то «достижение», которое внесено человеком в систему реализации права сильного, по сравнению с остальным животным миром.)

    Вождь и колдун, занимающиеся воспитанием своего потомства для передачи властных функций, трансформировались в систему социальных институтов с множеством взаимосвязей и взаимозависимостей. Чем больше эта множественность, тем лучше сокрытие от «непосвященного взгляда» основной её направленности – реализации права сильного на практике, через жизнедеятельность всего социума. Для чего формируется соответствующая мировоззренческая концепция и идеологическая направленность в формализации системы ценностей, регламентирующая жизнь сообщества.

    Система ценностей всегда достаточно размыта для понимания, но тем самым позволяет отражать личностные устремления каждого в, его же, личностном восприятии. Правда, их реализация на практике, строго привязана к месту в иерархической структуре, по сути, предназначенной к обслуживанию интересов подлинных властителей, которые освободили себя от труда, постоянно, лично отстаивать право сильного, фактически узурпировав его на определенном этапе существования, и, строго следя, чтобы не допустить к  «пирогу» новых фигур, без их высочайшего дозволения. (Обычно это связано с необходимостью всегда «быть в форме», при угрозе или возможности такой угрозы, со стороны общества, посягнуть на это право – распоряжаться обществом по собственному усмотрению, не высовываясь явным образом, что сопровождается множеством издержек, которые не дадут вкусить удовольствие от его обладания, в полной мере.)

    

   Культивируемые в социуме и общественном сознании ценности, максимально обобщаются и унифицируются на уровне, в конечном счете - ощущаемых понятий. В основе которых, так или иначе, просматривается – «прав тот, у кого больше прав» и по законам, и по понятиям.

    В плане физического существования – это размер собственности, находящейся под личным контролем и привносящим дополнительные права и возможности их обладателю.

    В плане эмоциональном – этому служит денежное обращение, возможность управления которым, позволяет реализовать личностные желания, как в ощущении свободы, или  чувства превосходства, так и в возможности пользоваться талантами и достижениями окружающих в готовом виде, к своему удовольствию.

    В плане интеллектуальном – наличествуют потоки информации, управление которыми позволяет получать удовлетворение от командования обществом, в том числе «чужими руками».

    Другими словами – «полный коммунизм» для отдельно взятой группы правителей, которым она ни с кем не хочет делиться, поскольку утратит смысл собственного существования в собственном субъективном его восприятии. Отсюда вытекает и неприкосновенность, и незыблемость частной собственности, и демократизация управления (именно управления, а не командования, поскольку управление – это совсем другая функция) и полная «свобода» слова, которая невозможна  без средств существования. А вот средства существования, как раз, каждый желающий пожить, и должен искать себе сам, конкурируя со всеми остальными по правилам, установленным властьимущими и следящими за их неукоснительным соблюдением, с помощью, имеющейся у них обслуги.

     Стремление к обладанию властью не имеет ограничений у «истинного правителя» и требует постоянного расширения как физического пространства, доступного для командования, так и объема материальных и не материальных благ, которыми он управляет, включая и информационные потоки.

 

     Система, построенная на иерархии права сильного в существующей сегодня форме, себя изжила – цикл его глобализации, в основном завершился и вышел на пик (освоение «пространства», как подчинение, закончилось). Теперь, по вполне природным закономерностям, система реализации командной функции, должна уступить место системе с ведущей функций разумного управления, обеспечивающей баланс существования и не приводящей к самоуничтожению человеческой цивилизации…либо запустить механизм самоуничтожения. (Как возможности нового цикла или ухода в небытие.)

 

    Поскольку субъекты - носители командной функции и властных устремлений, выделяются среди остального населения именно этим качеством, в ущерб остальным. То понимание происходящего и возможных последствий, приходит к ним с достаточным опозданием, подчас, посредством интуитивного восприятия, но на основе внешнего воздействия.

Достигнутые «успехи», в создании изолированного от других, собственного «рая» (и чем они больше, тем в большей степени), не позволяют получать необходимую информацию напрямую в текущем времени. Имеющаяся обслуга боится высказываться в неугодном  направлении, и нарушить  личную комфортность существования правителей  (и свою тоже).  

    Весь ход «исторического» развития (в бытовом личностном понимании, и исходя из собственных ощущений) вроде бы, подтверждает правильность и необходимость продолжения такого существования, исходя из реальности личного комфорта. Поэтому, основная деятельность властьимущих направлена на удержание создавшегося комфортного статус-кво, всеми доступными средствами и методами. Что «тиражируется» по всей выстроенной иерархической пирамиде.

  (В социуме также могут существовать различные объединения, в какой-то мере обособленные от властной пирамиды, как не входящие в круг её активных интересов, но могущие играть существенную роль в кризисных ситуациях, как в одну, так и в другую сторону.)

 

     Воплощение командной функции  в формах  желаний и хотений её носителей (как отражения процесса личностной мотивации), всегда ограничено их индивидуальным «устройством», и способом восприятия и оценивания поступающей информации.  

   Формирование мотивации к выработке решений (в частности - команд) и практическим действиям, представляет собой закономерный природный процесс, который можно представить следующим образом (случаи прямого силового или эмоционального воздействия опускаем в силу их очевидности):

- информация, от восприятия окружающего, проходя через личностные «входные фильтры» сознания, поступает на осмысление (ведущий интеллектуальный план). Личностные фильтры обусловлены личностной «системой координат», как данности и как функционала, границы которой определяются как личностной структурой (данной по рождению), так и имеющимися наработками в «заполнении» этой структуры тем или иным опытом. Поступившая и «отфильтрованная» информация, задействует личностные качества, путем сорезонанса. В результате чего, отдельные личностные качества структуры усиливаются (в рамках изначальной заданности) по отношению к другим, или происходит их равномерное изменение, что обуславливается  реализацией личностного функционала в конкретных условиях существования.

- осмысленная, таким образом, информация поступает в систему личностных оценок (ведущий эмоциональный план), где на основании личностных установок происходит формирование направленности процесса выработки решения в ту или иную сторону. 

- методом достижения личностного баланса, в сознании индивида интеллектуальный и эмоциональный планы (обмениваясь информацией) «утрясают» и формализуют окончательное решение, реализуя, таким образом, вектор личностного целеполагающего начала в формы конкретной жизнедеятельности и формирование личностного побудительного мотива к конкретному действию или  решению.

 

     Когда интеллектуальный план выполняет второстепенную роль в организации внутриличностных процессов и формировании их направленности, можно сказать, что внутренняя управляющая функция «не работает» и решение чаще всего однозначно, и вытекает,  исходя «из нахлынувших чувств». А поскольку два «факта» (дисгармоничных между собой) в одном месте и в одно время существовать не могут, то существование команд  обусловлено принадлежностью человека к окружающему миру.

   «Работа» управляющей функции – создание вариантов, как возможностей при тех или иных дополнительных условиях, которые на данный момент не представляются однозначными. Результатом её «работы» обычно  является «совет», а не окончательное решение, в направлении обозначенной цели, зачастую, также неоднозначно сформулированной.

   Проявление властного субъективизма заключается и в субъективной ответственности, за результаты тех или иных действий, совершенных в соответствие с поступившей (поданной)

в социум командой.

Субъективная ответственность носителя командной функции имеет два аспекта:

Во-первых – личная ответственность за негативные последствия воплощения принятого решения, которая сочетается с готовностью на кару со стороны социума (или ухода от принятия решений, когда такой готовности нет),

Во-вторых – ответственность, как предусмотрительность (взвешенный подход), как грамотность, как предвидение результатов и грамотный анализ возможных последствий, как, в конечном счете - указание на то, что негативных последствий не будет.

    Если грамотность и личностные возможности к взвешенному подходу властвующего субъекта недостаточны для такого предвидения, то - понесет он кару или не понесет, собственно последствия не отменит.

    Это всегда было понятно, поэтому и, реально властвующие субъекты, стараются быть в тени (поскольку критерий принимаемого решения, основанного на праве сильного – это личный позитивный результат, и если он не совпадает с таким же результатом для социума, то социуму будет только хуже). Страхуясь от возмездия со стороны социума, реально властвующий субъект старается уйти в тень, предоставляя публичную позицию кому-нибудь, на его взгляд, подходящему для этой миссии. Если такое не представляется возможным или потребность в публичном лидерстве велика, то ищутся способы «прикрытия», например, позиционирование себя как «помазанник божий», тем самым, якобы действуя от имени Творца (а следовательно невозможность личностной ответственности в принципе) действовать по собственному разумению,.

(Понятие «все мы твари божие», трансформировавшееся «во все мы дети божие», является попыткой поставить Творца «на одну доску» с человеком (хотя при этом Единство, Всеобщность и Целостность Творца пропадает, а человеку приписывается его функция). Откуда с очевидность следует, что самому приближенному, самому старшему (самому сильному, другими словами), предназначено править от лица Бога. И в таком случае –

«то, что случилось – то случилось» – «такова воля божья», а не результат решений и действий правящего субъекта. Что отражает не что иное, как способ ухода от кары, но не со стороны Бога, а со стороны социума, прикрываясь именем Бога. (Слов Божьих мы не знаем, а «Божья Кара» - это только придумка, преподносимая населению как априорная истина,.. даже слов Христа до нас не сохранилось, иначе, чем в чьем-то изложении, а, следовательно, изначально ущербном, и истине не соответствующем, в полной мере.)

   В дальнейшем это подкрепилось созданием соответствующего законодательства (исходящего от светской власти), которое не подразумевает личностной ответственности за последствия тех или иных действий, а тем более решений, властвующих субъектов, которые привели к негативу, но не оказались отраженными в существующем законодательстве (поскольку, даже такого конкретизированного раздела в нем не существует).

   Из субъектной ограниченности следует, что - сколько не повышай ответственность властвующего субъекта за последствия его властвования, собственно последствия никуда не денутся, даже в том случае, если это касается того - сохранит он жизнь или – нет.

   Но властвующий субъект по вполне природным закономерностям не может обладать грамотностью превышающую средневзвешенную грамотность социума (она обычно ниже), в противном случае он не является носителем властной функции. (Биологический организм не может иметь два равнозначных командных центра – эмоциональный и интеллектуальный, поскольку потеряет управляемость на физиологическом уровне и разрушится – он нежизнеспособен.)

    Поэтому, даже «мучаясь угрызениями совести» властвующий субъект не может «прыгнуть выше головы» - его функция командовать, исходя из личного разумения и личного же критерия комфортности применительно к себе самому, а не к кому то ещё. Для того, чтобы количество негатива как-то балансировалось, существует вторая функция власти (личностно-социальная) – управляющая, которая «соседствует» с командной функцию, но ею не является, а исходит из понимания реальных природных и социальных процессов, «высвечивая» различные варианты их развития, которые и могут являться предметом выбора, но уже всего социума, а не отдельного субъекта, находящегося во главе (назначенного кем-то или выбранного тем или иным способом).

    Переход от командной функции, как ведущей, к функции управляющей и является проявлением перехода социума от, по сути, животного существования, основанного на праве сильного, к разумному, основанному на грамотном предвидении будущего (что требует перестройки всех существующих социальных отношений и институтов, в их взаимосвязях, включая иерархию властных полномочий, а, следовательно, коренную перестройку существующей государственной структуры правления социумом, на систему реального грамотного управления).

 

 

 

 

 

    Общая схема реализации командной функции (как права сильного) в социуме

 

     Командная функции власти является проявлением природно-животной заданности в существовании человеческого социума, реализующейся на практике посредством властвующих субъектов, носителей командной функции.

     Природно-животная заданность командной функции проявляется в форме права сильного, как способа достижения личной комфортности существования, являющейся определяющим фактором в существовании животного индивида.  

     В условиях социального объединения стремление к комфорту, положено в основу целеполагающего начала жизнедеятельности  индивидов, как представителей животного мира.

 

    Приведенное ниже рассмотрение базируется на социально-личностном подходе к проявлению командной функции в форме права сильного, как природно-животной заданности, организующей социум.

    Проявление функции может носить локальный и общий характер, а равно, быть наиболее выраженным в  обособленных социальных слоях, или выделенной системе отношений или просто в отдельной сфере жизнедеятельности.

    В зависимости от субъектных отличий носителя, данная функция может исходить

- из некоторой законченности и фиксированности (заданности), отражающей субъектное восприятие, базирующееся на  личностном догматизме в оценках окружающего, как подкрепленного некоторой интеллектуальной (смысловой) формой обоснования, так и просто отражающей некоторую совокупность взглядов, личностно считающуюся истинной.

- из формализованной субъектом, в его системе оценок, и доступной его восприятию, закономерности изменений, как базисной основы развития социума в желаемом направлении, и  личностно  устраиваемым образом.

- из набора личностно приемлемого набора способов подстраивания под окружающее, (ограниченного масштабностью и насыщенностью личностной структуры), обеспеченного необходимыми средствами и возможностями, и гарантирующими собственную комфортность.

- из сиюминутности восприятия происходящего (с преувеличением его значимости), сопровождаемой определенной  хаотичностью прилагаемых усилий (в просторечии – самодурства правителя, в крайнем её проявлении) как формы его жизнедеятельности и способа самореализации.

  Эти четыре базовых личностных подхода , в своей совокупности, и определяют множество конкретных форм проявления командной функции, как в масштабах всего социума (в качестве его системообразующего начала),  так и в частных, локальных случаях.

 

   Субъектно-социальная цель, которая объективно «заложена» в реализацию командной функции (в форме права сильного), отражающей животно-природную рассудочность индивида в его восприятии и понимании существования социума, представляет собой:

 

На объектном уровне (восприятия объектов, отношений и связей между объектами)

- обеспечение роста бытовой (текущей) комфортности существования (в первую очередь, «носителя» права сильного), путем завоевания окружающего «пространства» (физического, эмоционального, интеллектуального), как способа привлечения максимальных ресурсов для их использования в собственных интересах (которые, могут носить и альтруистический оттенок, в определенной степени).

   В случае, если этот процесс по каким-либо причинам невозможен (свободного «пространства» не осталось, а сил и возможностей для его передела не хватает), процесс завоевания (при -) останавливается и направленность воздействия смещается на усиление стабильности в подконтрольной системе.

    Командная функция, как вектор приложения сил, направлена на упорядочение социальной структуры и социально-личностных отношений, как внутри социума, так и между социумами, а равно с природной средой. Структура социума (как государственная, так и общественная) и её функционирование должны служить обеспечению и укреплению связей между составляющими её элементами в форме иерархии, удобной субъекту, реализующему командную функцию (право сильного), и доставлять ему комфортность существования.

    Для минимизации ответного негативного отклика со стороны системы, мешающего полноте ощущения комфорта, функции объектов и отношения между ними,  направленно  регламентируются, как на понятийно-законодательном уровне, так  и путем, мифологизации,  мистификации, лукавства и  прямого обмана в сфере формирования общественного сознания.

   Чем жестче структура, тем меньшие искажения (вызываемые «подвижностью» составляющих её объектов), претерпевает команда, «спускаемая сверху», при её распространении по элементам, образующим иерархическую  систему. Этим достигается полнота практической реализации команды (отражающей право сильного) при минимуме затрат и усилий со стороны властвующего субъекта.

     В случае борьбы за власть, «обладателя» командной функции, с целью реализации её на практике, все выглядит наоборот, как расшатывание социальной системы или социального слоя всеми доступными средствами (либо реализуется направленность на устранение ныне командующего субъекта, для занятия его места в существующей структуре).

 

На субъектном уровне (уровне личностного самоощущения, понимания и осознавания)

- обеспечение возрастания внутреннего ощущения комфортности существования (в первую очередь, «носителя» права сильного).

  Это достигается путем унификации восприятия и системы личностных оценок у основной массы населения, в том числе «встроенной» во властные структуры, что снижает возможность негативного «отклика». Также, это позволяет упростить реализацию команд, до уровня «да-нет», подобно включению и выключению тумблера электрической схемы, для подачи питания, вне зависимости от текущих условий существования. Такая схема работает даже при личностном непонимании происходящего субъектом отношений, и как следствие – субъект безоговорочно следует праву сильного, подчиняясь его указаниям (при необходимости «задействуется» инстинкт самосохранения субъекта, как объекта). Социальный индивид, «сводится» до унифицированной функции (подобно гайке или болту в механической конструкции), и может быть использован в любом сегменте системы (на соответствующем иерархическом уровне, где он пребывает), отрабатывая поставленную (как явным, так и скрытым образом) задачу практической реализации поступившей «сверху» команды.

.

Критерий соответствия направленности в происходящем к «заданной цели» (для правящих, властвующих субъектов, на уровне личностной мотивации и оценки)

- ощущение внутренней достаточности в степени удовлетворения личностных желаний и хотений. (С учетом минимизации собственных усилий и снижения дискомфортной составляющей со стороны окружающего. Если сам процесс функционирования, в форме постоянного преодоления преград, не является личностным способом существования и реализации права сильного. Который  проистекает из неадекватности личностного восприятия происходящего,  и служит  поддержанию собственной значимости, в собственных же глазах.)

 

  Общая личностно-социальная цель правителя, в процессе направленной практической деятельности, конкретизируется (способами и методами) применительно к сферам приложения усилий, отражающим планы жизнедеятельности социума и личностную мотивацию правителя на  субъектном уровне.

 

   Способы реализации права сильного зависят от того, на каком плане личностно-социального существования они используются. Таким образом, набор способов отражает свойства плана существования (где они применяются), каковых можно выделить три, качественно отличающихся друг от друга.

- физический (материально-физический)

- эмоциональный (чувственно-эмоциональный)

- интеллектуальный (познавательно-интеллектуальный)

 

Рассмотрим формы реализации командной функции, как права сильного, применительно к каждому из них.

 

 

Физический план существования – материальная сфера жизнедеятельности, основывающаяся на материальности (физичности) субъекта, как объекта. В ней происходит текущее пребывание, и протекают процессы, связанные с использованием материальных ресурсов, имеющихся в распоряжении социума, и созданием и потреблением материальных благ. (Сфера реализации социально-объектных отношений).

 

- Цель, в её воплощении, определяется стремлением (посредством внутренней мотивации субъекта) к всё возрастающей, ощущаемой комфортности (вытекающей из ощущения удовольствия на всех 4-х уровнях восприятия), путем потребления материальных благ, и наличия возможности его изменения, в соответствие с текущими желаниями (связанными со структурой и формой жизнедеятельности) властвующего индивида:

На объектном уровне

- упорядочение структуры получения, и распределения материальных благ, обеспечивающих материальное качество жизни (в первую очередь властвующих индивидов), и социально-личностных отношений, этому способствующих, в форме устойчивых связей между местом во властвующей элите (структурной иерархии) и возможностью личного материального благополучия.

На субъектном уровне

- структурирование и формализация условий материально-физического существования и взаимоотношений, способствующих закреплению (как некоторой данности) в сознании населения, такого «порядка вещей», при котором, властвующие субъекты обладают правом присвоения результатов совместного и чужого труда, и социальных богатств по личному усмотрению, но в зависимости от места в иерархической структуре правления.

  Присвоение властителями права распределения благ (как явным образом, так и скрытно от большинства населения), фиксируется как априорная норма. Такая схема распределения возможностей потребления работает по очевидному признаку и отводит большинству населения роль просителя. Следствием этого, является зависимость живущих на уровне физического существования (и, порой, выживания) от решений субъектов (на основе их личностной мотивации) реализующих командную функцию в социуме.

 

Критерий соответствия цели

(для правящих, властвующих субъектов, на уровне личностной мотивации и оценки).

- степень удовлетворения личностных желаний и фантазий (властьимущих), через обладание и возможность распоряжаться средствами существования и комфорта, имеющимися (доступными) в подвластном им социуме.

 

 

Используемые Средства (объективный фактор)

Набор средств вытекает из необходимости обеспечения с их помощью, возможности комфортного существования субъекта, как живого организма, в первую очередь, разумеется, правителей конкретного социума.

 

 

На объектном уровне

- материальные объекты и субъекты (как объекты), на определенной территории (включая последнюю) находящиеся в распоряжении власти, (которые, также, могут служить для прямого или косвенного воздействия на население, ограничивающего его жизнедеятельность направленностью в желаемом русле).

   Во-первых –  средства, связанные с получением и распределением продовольствия.

   Во-вторых – средства, необходимые для проживания и обеспечивающие «крышу над головой»

   В-третьих – средства обеспечения защиты (и защиты комфортности) существования на уровне личностного восприятия.

   В-четвертых – средства обеспечения трудовой деятельности (населения), способствующей удобству и комфортности  существования.

   В-пятых –  средства, предназначенные для поддержания физического здоровья и возможности деторождения, как некоторого «задела на будущее».   

  В-шестых – средства обеспечение отдыха (населения) и развлекательной сферы, как необходимого атрибута для жизнедеятельности индивида.

  В-седьмых – предметы роскоши, отражающие культивируемый властью (явно или неявно) социальный статус индивида на уровне как самовосприятия, так и восприятия окружающих.

    Контроль этих средств, как напрямую, так и опосредованно, обеспечивает возможность подчинения населения правящему индивиду(-ам).  А их унификация упрощает реализацию командной функции на практике. Распоряжаясь средствами от лица общества, властьимущие обустраивают собственную социально-природную нишу в соответствии со своим вкусом и потребностями, всячески ограничивая контроль со стороны окружающих, в том числе, и созданием «информационного вакуума» о реальном положении дел, или представляя их в желаемом свете.

На субъектном уровне

средства формализации восприятия и отношения к материальным благам среди населения (способствующие формированию условных социально-личностных инстинктов посредством объектов), для выработки у него соответствующей устойчивой личностной мотивации, обеспечивающей безоговорочное подчинение властьимущим.

   Во-первых – средства, формирующие иерархию материальных благ и направленность жизнедеятельности индивида, в устраивающее властьимущих русло, формируя, с их помощью, определенные межличностные связи, и рычаги воздействия на субъекты отношений.

   Во-вторых – средства, обуславливающие распределение благ, необходимых для существования, по устраивающему властьимущих алгоритму, включающему предоставления территорий, жилья и продовольствия, принадлежащих всему социуму или полученных в процессе совместной трудовой деятельности, в пользу отдельного индивида.

   В-третьих – средства (и средства контроля) обеспечения трудовой деятельности населения, являющейся основным способом получения всего необходимого для существования социума.

   В-четвертых – средства (и средства контроля) обеспечения досуга населения, играющего важную роль в существовании индивида.

   В-пятых – средства, используемые для создания образа врага (как реального, так и вымышленного, в основном, средства обеспечения информационных потоков), как одного из факторов социального объединения.

   В-шестых– средства формирования материальной (объектно-образной) социально-личностной ценностной ориентации, отражающей культивируемый властью социальный статус успешности индивида, как дополнительный рычаг воздействия на активные, деятельные слои населения.

   В-седьмых – средства обеспечения «здорового образа жизни», которые отражают проявление заботы власти о своих подданных. (Если личностные интересы властьимущих нуждаются в здоровой пастве, в противном случае, этот культ искажается в ту или иную сторону, и используется, только, как один из рычагов правления.)

    Чем эффективнее реализуется контроль за созданием и использованием материальных источников существования (со стороны властьимущих), тем успешнее реализация командной функции в социуме.

 

 

Движущие силы (субъективный фактор)

Участники процесса обеспечения практической реализации интересов властьимущих.

-  собственно властители (правители, лидеры)

-  добровольные (по природной данности) пособники власти, готовые, исходя из личностной мотивации, находиться у неё в услужении и выполнять определенные функции, ради обеспечения реализации личностных интересов властьимущих на практике (обычно, не забывающие и о «себе любимых»).

-  стремящиеся к властвованию (также выраженные носители командной функции, но «обделенные» возможностями к её реализации на практике), и на конкретном этапе «делающие вид», что являются пособниками власти, и работающие в её интересах, обычно, «до поры, до времени» обретения возможностей для более полной реализации сугубо  личностных устремлений.

- любители «покомандовать», для которых публичность и внешняя форма проявления  «командной» функции является притягательным способом самовыражения, служащим удовлетворению личностных потребностей.

 -  вынужденные пособники, в силу сложившихся для них условий, задающих определенную личностную мотивацию субъекта, быть подручным  или находиться в услужении властьимущих. (В основном - это жизненно зависящие от власти, по тем или иным причинам, но не являющиеся носителями командной функции.)

-  инертные натуры (или устойчиво обосновавшиеся в «своей» нише, придерживающиеся принципа – «не буди лихо, пока тихо»), исходящие из властного принципа – «лучшее враг хорошего»,  не стремящиеся к каким-либо изменениям вообще.

-  обманутые властью, тем или иным образом, искренне доверяющие ей или абсолютизирующие её истинность (или истинность её благих намерений) и неукоснительность её авторитета.

- верующие в то, что «власть дана Богом», как нечто материальное, и не поддерживать её – выступать против Бога, что будет и «себе дороже».

 

    Использование имеющихся материальных средств или их создание, а равно человеческого контингента, образующего социум, в личностных интересах властьимущих,  происходит различными практическими методами (в зависимости от конкретных условий существования, изменений окружающей среды, состава и мировосприятия конкретного социума).

 

Методы (для физического плана существования)

  Методы отражают и исходят из имеющихся в социуме возможностей (или направлены на их создание) для реализации на практике устремлений властвующих субъектов, путем воздействия на различные сферы жизнедеятельности и планы личностного сознания живущих. (Физический, эмоциональный и интеллектуальный планы личностного устройства и, соответствующие им формы социальных отношений и взаимосвязей.)

  В основе методов физического плана лежит, хорошо известный  принцип «кнута и пряника»

 

В соответствие с планами существования индивида и сферами социальных отношений, методы могут быть сгруппированы  в три подгруппы.

 

    - Методы в «сфере физических отношений» основываются на инстинкте самосохранения индивида и страхе перед прямым силовым воздействием, несущим угрозу личностному существованию, в принципе.

    Они служат утверждению и закреплению в практике существования (путем и на уровне материального подтверждения), права прямого силового (физического) давления, а также захвата (присвоения) материальных средств (природных и социальных объектов) существования (как обеспечивающих, так и ограничивающих возможности комфортного и вообще существования личности, вне заявленного властью русла). Диапазон методов простирается от вознаграждения за безупречную службу власть предержащим, до проведения расправы с «неугодными», осуществляемую представителями различных силовых структур, находящихся в распоряжении власти. (В том случае, если силовые структуры, сами, не являются проявлением основной, ведущей для социума, формы властвования.)

    В своей крайней форме – это силовые методы, обеспечивающие «право на беспредел» в распоряжении материальным обеспечением существования социума.

 

    - Методы в «сфере эмоциональных отношений» основываются на страхе населения перед возможным наказанием (в частности, лишением свободы, отбора имущества, детей и т.д.) за нарушение установленного порядка, и, в конечном счете, страхе за дальнейшее существование.

     Они служат утверждению и закреплению (на эмоциональном уровне личностного восприятия в условно-инстинктивной форме – социальных инстинктах) незыблемости  частной собственности на  территорию, объекты и иные материальные блага (а также людей, в форме явного или не явного порабощения). Такое восприятие обеспечивает властвующим индивидам обладать всем объемом материальной собственности, и иметь возможность удовлетворять свои потребности в комфорте, напрямую используя собственные (подручные) средства, в принципе, не доступные остальному социуму. Кроме того, подобное владение обеспечивает семейную (родовую, клановую) преемственность (субъектно-родовую, вне зависимости от объективных качеств) для поддержания направленности в реализации командной функции в социуме. Минуя, тем самым, с каждым новым поколением, начальный (переходный) этап для её становления (обычно, путем междоусобной борьбы за право сильного, и включения в когорту сильных, по природно-субъектным параметрам - силе, уму, навыкам, опыту и т.д. по отношению ко всем прочим). Причем, для поддержания этого перехода среди «избранных» используются уже силы и ресурсы всего общества (от них зависимого), которые не дают отдельным субъектам (личностно более сильным в текущее время), основательно потеснить «живущих на Олимпе» и нарушить преемственность в развитии командной функции (как организующей силы в масштабах сформированного социума).

   В этом состоит отличие человека от остального животного мира, где командная функция реализуется явным образом, исходя из текущего соотношения сил, и переходит от одного представителя к другому, на основе его объективных качеств, не передается по наследству и не сохраняется при потере статуса сильного.

 

    - Методы в «сфере интеллектуальных отношений» основываются на фиксации (в форме мировоззренческих стереотипов) в понимании у членов социума, возможных последствий неподчинения «прописанного властью» и, в конечном счете, опираются на страх перед неустроенностью (в её перманентом развитии) в личностном существовании.

    Они служат закреплению в сознании личности (в форме некоторого понятийного клише), прав собственности, владения и свободы (на уровне субъективного понимания), способствуя формированию определенных социальных отношений, и формализации общественного сознания, в первую очередь, для обеспечения комфортности властьимущих. В частности - это «святость» частной собственности и свобода в распоряжение этой «частной» собственностью (как объектами, так и субъектами), по своему усмотрению, без ограничения личностной мотивации в принятии, тех или иных, решений или совершения действий, которые могут привести к созданию дискомфорта (и даже тяжелым последствиям) для окружающих. Закрепление этого права и форм свобод осуществляется посредством создания властных и социальных структур,  распространения соответствующих ценностных норм и их отражения на законодательном уровне. (Тем самым создается возможность для других носителей командной функции к её реализации, и получения локальной личностной комфортности - комфортности «второго, третьего…уровня», не покушаясь на основные властные структуры.)

 

 

    Таким образом, командная функция, реализуясь на физическом плане, опирается на инстинктивный страх, присущий всякому живому существу, призванный оберегать его от опасности со стороны окружающего мира. Под её воздействием каждый индивид, находящийся в социуме, опутан сетью воздействий, в любой момент могущих нарушить его текущее существование в худшую сторону, если он попытается выбраться из русла, в котором ему уготовано вполне определенное место - быть источником и производителем материальных благ, создаваемых собственными трудовыми усилиями, для поддержания властной иерархии.

     Воздействие «закладывается» на уровне государственного структурирования. Оно распространяется  и в отношении персон, входящих  в соответствующие структуры, причем, в соответствие с утвержденными правилами. Эти правила абсолютизируются для всех, включая, номинально, и правящую когорту, с той лишь разницей, что вопрос их применимости зависит от места в иерархической структуре, и связан с моментом выпадения субъекта или его изгнания из «обоймы управителей». Отражая, тем самым, тот факт, что «ни что не вечно под Луной».

   Но, ныне, они никак не касаются реальных правителей, за редким исключением, не старающихся занять место в формальной структуре управления жизнью социума, что исключает с их стороны какую-либо ответственность перед социумом за происходящее, и оберегает их от повышенного внимания с его стороны. 

 

 

 

Эмоциональный план существования – материально-чувственная сфера жизнедеятельности, основанная на субъектности объекта (в основе лежит самовосприятие и восприятие объектов, как субъектов). В этой сфере сосредоточено решение тактических вопросов и формирование оценочных категорий о происходящем. (Сфера реализации социально-субъектных отношений)

 

- Текущая Цель, также, вытекает из стремления к максимально комфортному (вытекающему из ощущения «всесилия»  на всех 4-х уровнях восприятия) личностному существованию. Достижение комфорта базируется на чувстве «вседозволенности» в проявлении эмоционального состояния индивида (состоянии «неограниченных» возможностей, реализующихся в соответствие с текущими желаниями), и получении удовольствия от происходящего.

На объектном уровне

- возможно-допустимое упорядочение структуры (субъектно-материальных) отношений в социуме, а также личностного окружения, в соответствие со вкусами властвующих субъектов.

  Что обеспечивается средствами физического плана, путем распределение материальных благ и ресурсов для поддержания  общественных и государственных институтов, и средств распространения информации. А также формированием необходимых связей между местом во властвующей элите (структурной иерархии) и возможностью получения личного удовольствия от общения с источниками наслаждения, в возможно приятном для конкретного индивидуума формате.

На субъектном уровне

- формирование условий для унификации (и собственно унификация) общественного восприятия и системы социально-личностного оценивания у основной массы населения, как соответствующей «подачей» вариантов эмоционально-чувственного наслаждения, так и их регламентацией, исходя из текущих интересов властьимущих.

   (Унификация общественно-субъектного восприятия достигается отслеживанием и управлением процессами личностной  мотивации в социально-личностной среде, ради «получения» состояния удовольствия и наслаждения. Она используется и для отвлечения населения от осмысления причин возникновения личностного дискомфорта в текущей направленности существования социума. Что создает возможность манипулирования сознанием индивида, в силу его склонности  к животно-организованной форме существования. (В том числе, «привлекая» инстинкт самосохранения.)

     Животное начало, присущее индивиду, априори, подразумевает эмоционально-чувственное наслаждение, как смысл жизнедеятельности, подчас, переводя чисто материальный аспект существования на подчиненные позиции. Следствием этого, является зависимость, живущих, главным образом, на уровне физического существования (бытовых объектов),  от решений, субъектов, реализующих командную функцию в социуме, посредством управления соответствующими эмоционально-чувственными устремлениями и возможностями их реализации.

 

Критерий соответствия цели

(для правящих, властвующих субъектов, на уровне личностной мотивации и оценки).

- получение удовольствия от личностных эмоциональных порывов, посредством  чувственных наслаждений, а также возможностей удовлетворения своих «сокровенных желаний», в условиях не требующих «заботы» о последствиях и ответственности.

 

 

Используемые средства (объективный фактор)

(Набор средств вытекает из необходимости обеспечения, с их помощью, возможности личностного наслаждения, в первую очередь для правителей конкретного социума)

 

На объектном уровне

- материальные объекты и субъекты (как объекты), находящиеся под контролем власти, и обеспечивающие желаемое состояние индивида – получение удовольствия от жизни.

   В первую очередь, это все средства,  обеспечивающие комфортность пребывания.

   Во вторую – средства, необходимые для обеспечения комфортности деятельности.

   В-третьих – это средства обеспечения комфортности общения.

   В-четвертых – средства обеспечения комфортности отдыха и развлечений.

   В-пятых – средства обеспечения комфортности перемещения.

   В-шестых – средства, предназначенные для поддержания физического здоровья (комфортности ощущений)

   В-седьмых – предметы вызывающие личностный восторг или удовлетворение от  обладания ими или возможности распоряжаться.

   Контроль в распределении этих средств, как напрямую, так и опосредованно, обеспечивает возможность править (командовать) населением в комфортных условиях и в соответствующем «расположении духа».

  Распоряжаясь этими средствами от лица общества, но в своих интересах, властьимущие обустраивают собственную комфортность существования, в соответствии со своим вкусом и потребностями.

На субъектном уровне

унификация отношения к средствам достижения комфорта (получения благ) среди населения (формирование условных личностно-социальных инстинктов, с учетом  социальной неоднородности), и позиционирование властьимущих в качестве «источника» (и указателя на наличие) благ, обеспечивающих  достижение личностного эмоционально-чувственного комфорта.

   Во-первых – средства (закрепления норм отношений) обеспечивающие формирование (в сознании населения) иерархии материальных благ, предназначенных для комфортного существования индивида, в требуемой для властьимущих направленности (как основы для реализации функции поддержания и сохранения привилегий правителей, доставляющих удовольствие от их обладания).

   Во-вторых – средства «фиксации в сознании» населения (на уровне индивида) алгоритма распределения благ, устраивающего властьимущих, и включающего зависимость их предоставления от отношения индивида к текущей форме правления и правителям социума.

   В-третьих – средства формирования иерархии собственно трудовой деятельности населения, в пределах выделенных правителями форм и взаимосвязей.

   В-четвертых – средства «фиксации в сознании» населения (на уровне индивида) форм организации досуга, как источников комфортности  для индивида, стремлению к которым должна быть подчинена его трудовая деятельность в пользу работодателя.

   В-пятых – средства «производства образов», с целью устрашения населения (как на основе реальности, так и вымышленности, в том числе, соответствующим содержанием в информационных потоках).

   В-шестых – средства формирования социально-личностных культов (и иерархии предметов творческого наследия социума), отражающих и личностные склонности властьимущих.

   В-седьмых – средства обуславливающие иерархию в системе социально-личностных ценностей существования, обеспечивая удобство и комфортность правления - «без зазрения совести» принимать решения и не нести ответственности за последствия их реализации (в определенной мере распространяющееся на деятельные слои населения).

 

 

Движущие силы (субъективный фактор)

(практически те же, что и для физического плана, поскольку эмоциональное и физическое пребывают в постоянной связи во внутриличностных процессах)

-  собственно властители (правители, лидеры, обычно стремящиеся быть «в тени»)

-  добровольные (по природной данности) представители интересов «теневых лидеров», готовые, исходя из личностной мотивации, выполнять определенные функции (обычно в угоду «себе любимым»).

-  стремящиеся к властвованию (также выраженные носители командной функции, но «обделенные» возможностями в её реализации в полной мере на практике),  являющиеся пособниками власти, исходя из обретения возможностей для более полной реализации сугубо  личностных устремлений на основе апелляции к «чужой» силе.

- любители «творить», как потворствовать проявлению  «командной» функции, что является способом более широкого удовлетворения личностных потребностей (зачастую,  лежащих за пределами собственного осознавания).

 - «вынужденные» пособники, в силу сложившихся для них условий, обычно, в силу недостаточности личностного осознавания «самое себя», и нашедшие здесь «свет в окошке» в рамках собственной жизнедеятельности.

-  натуры,  устойчиво обосновавшиеся в «своей» (обычно, родовой) нише, и  не стремящиеся к каким-либо изменениям вообще.

-  абсолютизирующие власть, как непререкаемый авторитет («куда нам сирым до неё», она-то знает, что делает).

- верующие в то, что «власть от Бога»,  и должно её поддерживать в любых её формах.

 

    Использование материальных средств и «позывов» личностного контингента, образующего социум, в собственных интересах властьимущих,  происходит различными практическими методами (в зависимости от конкретных условий существования социума, изменений окружающей среды, личностного состава социума, с присущим ему мировоззренческим началом, как результатом предыдущей социально-родовой наработки).

 

Методы (для эмоционально-чувственного плана существования)

   Методы (так же, как для физического плана) отражают имеющиеся в социуме возможности, в том числе, потенциальные (выступающие в качестве факторов, аргументов), для достижения стабильности в практической реализации устремлений властвующих субъектов, путем воздействия на различные сферы отношений и личностное сознание живущих. Они направлены на привнесение в мотивацию и сознание живущих заданности,   реализуемой властью направленности существования конкретной социальной системы, как некоторой полезной целостности. (Поскольку, сугубо индивидуальная мотивация к действию со стороны составляющих её индивидов, будет вносить разобщенность, и вести систему в сторону  разрушения и прекращения самостоятельного существования, как целостной системы, служащей  властьимущим, и обладающей необходимыми для этого субъектными признаками, выделяющими её из всех прочих.)

  

   В основе методов эмоционального плана лежит, хорошо известный  принцип «разделяй и властвуй», являющийся основным в реализации права сильного (не позволяющий сгруппироваться противодействующим силам).

 

  Методы, как и для физического плана существования, могут быть сгруппированы в три блока - физический, эмоциональный и интеллектуальный - как в отношении личностного устройства, так и для социальных отношений и взаимосвязей.

 

- Методы в «сфере физических отношений и взаимосвязей» направлены на утверждение и закрепление в сознании населения права прямого силового (физического) воздействия (исходя из ограниченности имеющихся благ) - как урезание возможности получения благ, в случае неповиновения распоряжениям властей (обычно, путем запугивания).  Силовое воздействие сочетается с угрозой изолирования, а также вмешательства в личную жизнь каждого,  кто «подрывает авторитет» власти или склонен к иным суждениям, чем распространяемые властью или её устраивающие.  Это подкрепляется демонстрацией возможностей различных структур (в том числе, силовых), контролируемых властью. Также практикуется создание преград (имущественно-материального плана) для продвижения в структурах социума или профессионального роста, применяемое к отдельным индивидам, не соответствующим «видению» начальства или оказавшихся ему неугодным по той или иной причине. (Поскольку властные структуры формируются исходя из права сильного, то любой начальник отражает это право на своем месте и является проводником командной функции.)

    В отличие от методов для физического плана, в данном случае, в основе находится не страх за объектность (животность) существования, присущий отдельному индивиду, а страх за его субъектное наполнение – личностную самость, и возможность её  проявления в социальных отношениях.

 

 - Методы в «сфере эмоциональных отношений и взаимосвязей» направлены на закрепление правильности, как долженствования (правоты на эмоциональном уровне личностного восприятия, как элемента ценностной ориентации) существования собственности на различные объекты и территории, включая социально значимые (и субъекты, в частности,  путем финансового закабаления себе подобных). Что позволяет, в первую очередь, властьимущим наращивать не только собственное потребление и получение удовольствий, но и возможности их дальнейшего роста, существенно превышая реальные личностные усилия. (Это достигается привлечением сил и ресурсов подчиненного (закабаленного) им социума, как некоторого образования, имеющего и сохраняющего свою целостность, в некотором этнокультурном сообществе.)

   Именно зафиксированная возможность использования различных специфических (в зависимости от места в ранее утвержденной принадлежности к иерархии власти) методов характеризует субъектную властную (как командную)  функцию. Данная функция подкрепляется «убеждением» населения в неотвратимости наказания, при его противодействии её практической реализации.

   В этом состоит отличие человека, как личности от остального животного мира, где командная функция не связывается с реальным или вымышленным  прошлым, а реализуется явным образом, исходя из текущего соотношения сил.

 

- Методы в «сфере интеллектуальных отношений и взаимосвязей»  направлены на закрепление прав властвующих субъектов (в виде некоторой аксиомы на интеллектуальном уровне – уровне понятий,  культивируемых в социуме и общественном сознании в форме клише). В частности,  в распоряжение «социальной собственностью» (как объектами, так и субъектами), по своему усмотрению, без привязки к социальной целесообразности в их личностной (властвующих индивидов) мотивации. И закрепление этого права посредством рукописных законов, подзаконных актов и инструкции и положений, лежащих в основе функционирования властных структур и социальных отношений. Это право также лежит в основе формирования ценностной ориентации, привносимой в сознание отдельных индивидов в самом общем, оторванном от конкретной реальности виде, как некоторый абсолют. Аналогичные клише (свободы и безнаказанности в рамках придуманных законов) затверждаются в отношении поведения и деятельности субъектов в социальном пространстве. Что позволяет носителям права сильного его реализацию в комфортной (его поддерживающей) субъектной среде.

    При этом, если  для оценки действий простого населения, обычно, выступают осязаемые факты, а не мотивация, вкупе с определенными действиями, приведшая к тому или иному событию или явлению (факту). То в отношении властвующих субъектов в основу оценки «кладутся» их намерения, проафишированные должным образом.

  Мотивация, обычно, обосновывается  «толкователями» приближенными к власти (на основе отобранных ими фактов, и, исходя из их личностной мотивации, обеспечивающей принадлежность к «движущим силам»), выносящих свое заключение, в той или иной мере, служащее закреплению существующего порядка вещей.

 

   В действительности, для поддержания баланса в существовании социума (поскольку чисто животный принцип – у власти объективно самый сильный ныне субъект, не реализуется) необходимо учитывать две противоположные направленности в протекающих процессах – как право сильного, и как право обездоленного ранее, этим самым, сильным (что дает возможность достижения динамического баланса в социальном развитии). Последнее, может быть проигнорировано, в особенности пособниками силы, и таким образом, интересы сильного (ориентированные на все возрастающее потребление благ)  будут превалировать, вплоть до разрушения социума по объективным причинам -  лишение значительной части населения необходимых благ (в силу их ограниченности), как основы его развития, и, в крайнем случае -  физического существования. (Возможный промежуточный вариант – мирная замена правящих субъектов, обычно отодвигает назревший «конец», но, не предотвращает его, т.к. право сильного имеет определенную направленность)

                                                                                                        

 

 

Интеллектуальный план существования – сфера жизнедеятельности, связанная с осмыслением происходящего и выработкой стратегического целеполагания, как отражение сущности и смысла существования личности (как процесса субъектной изменчивости) и социума, к которому она и принадлежит на функциональном уровне (отражающемся в процессах, протекающих по межсубъектным и субъектно-социальным связям). (Сфера реализации субъектно-объектно - социальных отношений).

 

- Цель, как ориентир, также, вытекает из стремления к максимально комфортному (вытекающему из осознания «всемогущества»  на всех 4-х уровнях восприятия) личностному существованию, но, уже, исходя из понимания собственной исключительности и значимости (вплоть до самовосприятия, как носителя социальной истины, правильности и справедливости), и её подтверждения в оценке собственной деятельности, подчас, игнорируя очевидные негативные результаты, относя их к необходимым издержкам на пути к лучшему будущему.

На объектном уровне

- совершенствование структуры отношений в социуме, под готовящиеся властные решения и отсев сомнительных решений, могущих пошатнуть требуемое функционирование структуры.

   Что реализуется путем создания различных барьеров в  структуре и взаимосвязях, препятствующих распространению негативной информации о выбранном курсе, текущем управлении и перспективном планировании. Для чего задействуются материальные средства, имеющиеся в социуме, и формируется соответствующий эмоциональный настрой.

  За имеющимися в социуме, интеллектуальными, информационными и культурными центрами и направлениями их деятельности, устанавливается контроль, ориентируя их работу в сторону обоснования принимаемых решений (в соответствие, с личным видением происходящего и перспектив, правителями социума).

  Также ведется текущее реформирование иерархических структур, обеспечивающих прохождение принимаемых решений, с  соответствующей подачей информации (вплоть, до её сокрытия) в социум и  получения обратного отклика, устраивающего властителей.

На субъектном уровне

- формирование смысловых стереотипов восприятия решений власти у основной массы населения, как данности, отражающей общие социально-личностные интересы и пути их достижения, на основе соответствующей «подачи» материалов, и в соответствие с текущими интересами властьимущих.

  Что достигается, путем «канализации»  устремлений населения в ту или иную сферу жизнедеятельности, отвлекая  от осмысления текущего положения дел (вообще, а не по конкретным вопросам) и поиска другого (более подходящего) пути развития, отличного

от принятого и  реализуемого властью. Такая схема манипулирования сознанием работает на основе животности индивидов, в рамках следования в кильватере вожака и власти, как носителя силы. Животность индивида априори подразумевает подчинение силе в своей   жизнедеятельности. Следствием это, является зависимость живущих от решений, субъектов, реализующих командную функцию в социуме, посредством управления (командной манипуляцией) устремлениями (в их понимании) членов социума «к лучшей жизни» и выбором пути её достижения.

 

Критерий соответствия цели

(для правящих, властвующих субъектов, на уровне личностной мотивации и оценки).

- степень удовлетворения личностных претензий (властьимущих) на могущество, и  наличие у них всеобъемлющего авторитета среди подданных. (Что подтверждает их право обладания и распоряжения всем  входящим в социумом.)

 

 

 

Используемые средства (объективный фактор)

Набор средств вытекает из необходимости обеспечения с их помощью, возможности получения личностной удовлетворенности от видения происходящего и собственного участия в организации этого процесса, для правителей конкретного социума.

 

 

На объектном уровне

- материальные объекты и субъекты (как объекты), находящиеся под контролем власти, и обеспечивающие уравновешенность и устойчивую удовлетворенность происходящим в состоянии властвующего индивида, на основе позитивной информации о процессе жизнедеятельности социума, подчиняющегося его «воле».

   В первую очередь, это все средства,  указывающие на позитивность существования.

   Во вторую – средства, необходимые для обеспечения деятельности, представляющейся позитивной.

   В-третьих – это средства обеспечения позитивного настроя от работы с информацией.

   В-четвертых – средства обеспечения позитивности информации.

   В-пятых – средства обеспечения необходимой защищенности от возможного дискомфорта, вносимого поступающей информаций.

   В-шестых – средства, предназначенные для поддержания психического здоровья (обеспечения позитивности мировосприятия)

   В-седьмых – средства, в форме материальных объектов, доставляющих удовольствие, и

вызывающих личностный интерес, подкрепленный возможностью  ими распоряжаться или обладать.

   Возможность распоряжаться этими средствами по своему усмотрению, обеспечивает перманентную направленность в принимаемых решениях и освобождает время для получения удовольствий, способствуя достижению удовлетворенности и умиротворенности,  и настрою на будущие «позитивные свершения».

  На субъектном уровне

средства обеспечения формализации способа мышления индивида, через отношения к имеющимся или возможным благам, в различных группах населения (формирование, смысловых стереотипов, в отличие от  эмоционально заданных шаблонов), способствующих выработке личностной мотивации к подчинению более сильному.

   Во-первых – средства, способствующие формированию (на понятийном уровне) иерархии материальных благ, обеспечивающих комфортное существование индивида, в рамках и формах свойственных  властвующим субъектам (или их устраивающих).

   Во-вторых – средства, обеспечивающие стереотипно обоснованное восприятие населением (на уровне индивида) алгоритма распределения личностно-социальных благ, реализуемого под эгидой власти.

   В-третьих – средства поддержания стереотипа иерархии деятельности (как трудовой «приземленной», так и творческой), во главе которой, априори, находится реализация властной функции - право сильного, как вышестоящего (в обосновании, как наиболее приближенного «к богу», истине, абсолюту, правде и потому правоте).

   В-четвертых – средства поддержания стереотипа «фиксации в сознании» населения (на уровне индивида)  досуга, как некоторого набора клише (и как личностной цели, достигаемой посредством собственной деятельности, в частности, использования результатов чужого труда).

   В-пятых – средства формирования шаблонного «черно-белого» способа мышления («кто не с нами – тот против нас»), с целью разобщения населения.

   В-шестых – средства пропаганды, способствующие понятийному поддержанию социально-личностных культов, способствующих реализации личностных интересов властьимущих.

   В-седьмых – средства  обмана населения, для поддержания культивируемых в социуме выдуманных (ложных) социально-личностных ценностей, обеспечивающих манипулирование индивидами на уровне их целеполагающего начала, в интересах властвующих субъектов.

 

 

Движущие силы (субъективный фактор)

(практически те же, что и для физического и эмоционального планов, поскольку информационный поток социально-животного существования ориентирован не на сущностное развитие человека и личности, а на потребление материального или этому способствующее)

-  собственно властители (правители, лидеры, старающиеся быть «в тени»)

-  добровольные (по природной данности) представители интересов «власти», готовые, исходя из личностной мотивации (главным образом, для получения удовольствия от обладания материальными благами и  удовлетворения своих эмоциональных прихотей), выполнять функцию интеллектуальной поддержки  правителей социума (обычно, исходя из размеров вознаграждения с их стороны).

-  стремящиеся к приближенности к власти (являясь её пособниками), исходя из надежды на обретение возможностей для более полной реализации сугубо  личностных устремлений (на основе ожидаемой поддержки со стороны власти, как награды за преданность).

-  просто привыкшие следовать «по пути наименьшего сопротивления», а, следовательно, «в кильватере» сильного.

 -  «вынужденные» пособники, в силу сложившихся для них условий (обычно, в силу возможных последствий «оказаться не там где надо»).

-  натуры,  устойчиво обосновавшиеся в «своей» социальной нише, и  не жаждующие изменений вообще.

-  абсолютизирующие конкретную власть, как неизбежную данность («против власти – не попрешь»).

-  уверовавшие в то, что власть всегда «от Бога», а значит априори «правильная».

 

    Использование  средств и интеллектуального потенциала контингента, образующего социум, в собственных интересах властьимущих,  происходит различными методами (в зависимости от, личностного состава социума, с присущим ему мировоззренческим и целеполагающим началом,  как результатом предыдущей социально-личностной наработки).

 

Методы (для интеллектуально-познавательного плана существования)

 

    В отличие от методов для других планов, в данном случае, в основе находится  (обычно  привнесенная) надежда «на лучшее будущее», связываемая с «работой» власти.

   Но, в большей степени, практическая реализация методов опирается на страх индивида за будущее существование, как следствие непредусмотрительности и сегодняшних ошибок, вызванных каким-нибудь непониманием. Страх, подкрепленный неуверенностью в собственных силах, и их достаточности для обеспечения личностного сносного существования.   В общем, страх перед неизвестностью, которая может и не ощущаться, но завтра произойти, привнеся неустроенность, а, то и ужас (при развитой фантазии) в существование. Отсюда вытекает и поиск защиты со стороны власти, наивно веря её обещаниям (как одной из форм  проявления её социального инстинкта самосохранения).

В основе методов интеллектуального плана лежит, хорошо известный  принцип «свой -чужой», направленный на разобщение внутри социума, как устранение возможной индивидуальной и коллективной (совокупно-суммарной) угрозы существованию носителя права сильного. (Включая и его физическое существование, в том числе, как результат прямого силового воздействия, со стороны тех, кто посчитал себя им обиженным.)

 

Методы, как и в предыдущих случаях, могут быть сгруппированы в три блока - физический, эмоциональный и интеллектуальный - как в отношении личностного устройства, так и, для социальных отношений и взаимосвязей. (При этом методы могут носить как активный, так и пассивный характер, в зависимости от способа воздействия на сознание конкретного индивида).

 

    - Методы в «сфере физических отношений и взаимосвязей» варьируются и зависят от текущего состояния дел в понимании властного индивида и личностной склонности к тому или другому подходу.

    Один вариант -  постоянное подчеркивание стабильности и позитивности происходящего

(что может отражать реальность или, наоборот, являться вымыслом). Такое подчеркивание должно, в определенной мере, подкрепляться преобразованиями в материальной сфере (выполненными «руками подданных» или «на словах») и положительного представления этого процесса в потоках информации, и, так или иначе, проявляться в сфере материального потребления. Протекающие в социуме процессы,  при таком подходе, в значительной степени пускаются на самотек, и властвующие субъекты полностью заняты собой и собственным благополучием. Естественно, что более сильные индивиды будут в большей степени «в выигрыше», чем более слабые и разобщенность в социуме будет возрастать  естественным путем (расширением и углублением социальной неоднородности), усиливая тем самым и совокупное право сильного, и возможности властвующего субъекта. Разделение на «свой-чужой» будет формироваться в сознании входящих в социум по привычным им меркам обыденного существования.

Данный вариант можно именовать, как «вариант ленивца», занятого своей персоной и отвлекающегося от этого занятия,  лишь при явной необходимости перехода к другому варианту правления.

    Другой вариант -  «генерирование» неопределенности в общественное и индивидуальное сознание, имеющей негативный оттенок, как в происходящем, так и в ожидаемом будущем, с соответствующим подкреплением в материальной сфере жизнедеятельности и потребления.

В этом случае, управляемое «сверху» внимание социума, направляется на властьимущих, как олицетворение надежд, и необходимость предоставления им «мандата на свершения» в сторону позитивной направленности существования. Тем самым, реализация права сильного становится более доступной и менее затратной, доставляя правителю желаемое удовлетворение от открывающихся возможностей. Разобщение социума происходит, путем поддержки одних и отстранения других от влияния на происходящее  и использования (общесоциальных) материальных благ в личностных целях, что и приводит к тому же делению на «свой-чужой», но уже изменениями в составе иерархий.

Данный вариант можно именовать, как «вариант авторитета», требующий постоянного подтверждения собственной значимости со стороны окружающих.

    Третий вариант – мобилизация (посредством соответствующего воздействия на население)  на «борьбу с врагом» (истинным или мнимым), которая позволяет включить право сильного на «полную катушку» и совершить существенные перестановки в социальных иерархиях, освободившись от возможных конкурентов на пост правителя, и «закрыть» возможности формирования устойчивых функциональных субъектных связей, ограничивающих правящего субъекта. Также возможны существенные преобразования в материальной сфере, потребность в которых, обычно и формирует образ врага, в реальности не существующего.

Деление на «свой-чужой» закрепляется постоянным информационным потоком на тему врагов и их деятельности, угрожающей позитивной направленности или, вообще, существованию социума.

Данный вариант можно именовать, как «вариант борца», требующий постоянных ощутимых (и ощущаемых) побед над окружающим и окружающими.

 

    В отличие от  других планов, в плане интеллектуальном, в основе методов лежит неопределенность и, в различной мере (в зависимости от индивида) страх перед будущим, отражая индивидуальные склонности к фантазированию и невозможность точного предвидения грядущего.

 

    - Методы в «сфере эмоциональных отношений и взаимосвязей» также варьируются  в зависимости от текущего состояния дел (в понимании властного индивида) и личностного настроя правителя.

    Один вариант -  постоянная демонстрация оптимизма и уверенности, вне зависимости от  происходящего, поддержание иллюзий в «сознании социума» о непогрешимости и неустанной заботе властьимущих о населении. Население, в свою очередь, должно сосредоточиться на выполнении своих «прямых обязанностей» лучшим образом… и «все будет хорошо». Что должно подкрепляться организацией празднеств и масштабных, торжественных и увеселительных мероприятий, спортивных состязаний и т.п., и позитивным представлением происходящего в потоках информации. Всё, нарушающее позитивный настрой в обществе, умалчивается или притушевывается,  а возникающие проблемы и дискомфорт относятся на недостаточную тщательность в выполнении поручений и обязанностей, каждым, на своем месте. (Хотя истинной причиной возникающих проблем и их накопления, могут являться неверные руководящие решения правителей)

Разобщенность в социуме (при нарастании проблем на уровне отдельных субъектов) будет исходить из присущих личности качеств, приводящих к недоверию  окружающим, в связи, с их (якобы или в действительности) незаинтересованностью в поддержке предлагаемых властных решений. Которая «видится» индивиду на уровне практической деятельности (в частности, в инертности и пустому времяпровождению окружающих, лености, работе «спустя рукава» и т.д.). Такой личностный подход к воспринимаемому индивидом, связан с поиском внешних препятствий, если собственные усилия, кажущиеся правильными, не приносят ожидаемого результата, озвученного «сверху» и постоянно преподносимого в потоках информации о происходящем.

Разделение на «свой-чужой» будет формироваться в сознании входящих в социум по привычным им меркам, а также зависти (и/или ненависти) к более успешным (о которых «постоянно твердят»), но, очевидно менее достойным, в конкретном личностном понимании.

Данный вариант можно именовать, как «вариант трубадура», привыкшего к помпезности и масштабности, доставляющих ему личное удовольствие и  удовлетворение от наблюдения,  (при личной  сосредоточенности) на внешних атрибутах и формах, «отражения» происходящего внутри  социума.

    Другой вариант -  вариант борьбы за «светлое будущее», которое вот-вот наступит, если «дружно» постараться (опять-таки, «на своем рабочем месте»), и использовать предоставляемые шансы на успех, «не отвлекаясь по сторонам». Что должно подкрепляться различными формами пропаганды «нового» и «лучшего» (реального или вымышленного), которое скоро заменит все старое. А потому надо идти вперед и ничего не бояться. Подкрепление пропаганды на практике в материальной сфере жизнедеятельности и потребления, не является обязательно необходимым в полной мере, поскольку имеет место ориентация сознания и само «пребывание индивида», в уже ожидаемом (в личностных мечтах) будущем, а текущие недоразумения только прибавляют «вкуса победы».

Разобщение социума вытекает из различного мировосприятия и различия в картинах личного «светлого будущего», которое рисуется каждым несколько по-своему. «Светлое будущее», особенно в деталях (личностно  его определяющих) может существенно различаться, что и приводит к тому же делению на «свой-чужой», но уже в эмоциональной сфере (восприятия и системы оценок), которые в принципе, не могут быть едиными для всех.

(При «подстёгивании» со стороны властьимущих, посредством содержания информационных потоков, «эмоциональный угар» отдельных индивидов  может распространиться в широких масштабах и вылиться в противостояние внутри социума)

Данный вариант можно именовать, как «вариант игрока», не участвующего в игре напрямую, но получающего наслаждение, при наблюдении за происходящим, вызванным именно его действиями, что и приводит его в состояние  удовлетворения.

    Третий вариант – «на войне, как на войне» - вариант перманентного сражения с противником (реальным или придуманным), позиционированным внутри или вне социума.

В этом случае, население поддерживается в состоянии «боевой готовности», необходимость которой постоянно «подстегивается» содержанием информационных потоков и способами подачи информации. А поскольку, «лес рубят – щепки летят», то обижаться можно только на тех, кто вокруг, но не проникся сложностью или драматичностью момента, когда требуется напряжение всех сил и «победа будет за нами», «победа близка». В противном случае – «ужас, ужас, ужас…».

Собственно будущее (за которое, якобы, и идет «война», особенно, если она в значительной степени вымышленная) отходит на второй план, и необходимо брать, что можно, сейчас и особенно не церемонясь, поскольку «завтра может быть уже поздно». Право сильного воцаряется в сфере материально-практической деятельности социума в полной мере, и приводит к постоянным межличностным столкновениям, в которых чужих больше, чем своих (как в соответствие с природными, так и социальными различиями между субъектами). Социальная иерархия постоянно обновляется новыми индивидами, занимающими место ушедших (в небытие или «с арены боя» и куда-то сгинувшими), и обеспечивая «победу» властвующему(-им) субъекту (-ам).

Деление на «свой-чужой» происходит постоянно, причем с заменой мест.

Данный вариант можно именовать, как «вариант конкистадора», захватчика и победителя, в котором проявляются хищнические наклонности человека, как представителя животного мира, где командная функция подтверждается в прямом столкновении.

 

При любом раскладе вариантов, право сильного (у конкретного  носителя командной функции), направлено на его доминирование над остальными и всячески способствует в своем проявлении социальной разобщенности, путем деления по принципу «свой-чужой», тесно взаимосвязанного с принципом «разделяй и властвуй».

 

   - Методы в «сфере интеллектуальных отношений и взаимосвязей» исходят из различных способов явного и скрытого обмана, лукавства, хитрости и «подсовывания» простых или хитроумных придумок, как абсолютных ценностей существования и непререкаемых утверждений, как истин, в конечной инстанции. Весь этот набор предназначен для удобства командования и разобщения социума, по множественному набору критериев, исходя из принципа «свой-чужой», как совокупности штампов (подобно «штампу в паспорте»). Все утверждения, мнения, суждения, во всем их многообразии, присущие отдельным индивидам составляющим социум, выносятся в информационное пространство, и умело поддерживаются властным откликом, с целью «запуска» командных функций каждого социального обособления для покорения окружающих. А поскольку все люди разные, то и командные функции (отражающие устройство и функционирование индивидуального сознания), на основании которых и осуществляется жизнедеятельность конкретного живого организма, в определенной степени различны. Отсюда массовый «выпуск» различных форм командования (которые априорны и различны по сути) в информационной социальное пространство ведет к полной сущностной разобщенности общества (столкновение различных форм проявления инстинкта самосохранения индивида). Единственным организующим началом остается функция правителя, как право сильного, зафиксированного в законах, нормах и постановлениях власти, в формах и организации государственных и управленческих структур и собственно «образе жизни» социума - его отношений с окружающим и другими социумами. Таким образом, формы правления (формы получения удовольствия обладателями права сильного) становятся определяющими в жизни каждого субъекта социальных отношений, вне зависимости от их содержательного наполнения. («Обменные процессы», протекающие в социуме, полностью подчиняются формальным признакам, и его жизнедеятельность идет по нисходящей, в сторону «заболевания» и деградации…  до природой означенного конца, как завершения существования, присущему любому конгломерату живых существ.)

    Во-первых, методы, направленные на формирование личностных клише в понимании сущности человеческой личности, её предназначения и целей существования. В основе которых, лежат такие базисные для личности понятия - как «свобода» и «независимость».

Которые, в своем сочетании, очевидно абсурдны – «независимая свобода» и «свободная независимость». Понятие свободы включает в себя абсолют, приписываемый только богу.

И все рассуждения на эту тему – это соревнование индивидов  на их личностную приближенность к Всевышнему, в их собственном разумении, и на основе личностного же восприятия окружающих. Соревнование, начинающееся на уровне понятийно-вербальных баталий и переходящих в эмоциональную сферу, по мере сущностной природной «нестыковки» различных групп индивидов, обусловленных различиями в способах мышления. В определенных социальных ситуациях это различие заявляет о себе явным образом на физическом плане существования. В результате активные действия социальных индивидов приводят их к социальной разобщенности, на уровне личностного понятийного клише, сформированного по поверхностным признакам, как раз и вытекающего из присущей им индивидуальности. Понятие же независимости, исходит от начальной полной зависимости, которая по мере ослабления связей может уменьшаться, но это в принципе, на самом деле, одни связи ослабевают, а другие при этом усиливаются, что необходимо для поддержания баланса (в противном случае, сбалансированная изначально, система будет саморазрушаться, как загнивающее яблоко, над которым поработал червь). Это природная данность существования всего и вся, и рассуждения о независимости – только отражают ограниченность в восприятия происходящего, абсолютизируемую субъектом тем или иным образом и в той или иной форме (как сугубо индивидуальной, так и групповой).

Такой подход к разобщению социума можно именовать как – «Марш Свободы»

    Во-вторых, методы, направленные на формирование личностно-социальных клише в понимании сущности протекающих социальных процессов. Они также основываются на базисных для общественного объединения понятиях – «равенства» и, опять-таки, «независимости». Которые, в своем сочетании (так же, как и в первом варианте), очевидно абсурдны – «независимое равенство» и «равная независимость». Поскольку такое возможно только в условиях полной самостоятельности каждого субъекта, а значит отсутствия социума – предел разобщенности на социальном уровне, где «каждый сам за себя» что в жизни, что в интересах при  любом взаимном столкновении. Два крайних подхода в суждениях в этом направлении – это «всеобщее равенство» и «равенство возможностей». Первое возможно только в полностью связанном состоянии, подобно, «мертвой» кристаллической решетке, а второе только в условиях броуновского движения одинаковых частиц. Поэтому личностное стремление, как клише вектора  социального развития, ведет либо к «закостенению» системы, которая рассыплется при достаточном внешнем воздействии, либо к её хаотизации и борьбе за выживания, а следовательно к самоистреблению.

Такой подход к разобщению социума можно именовать как – «Марш Равенства»

    В-третьих, методы, направленные на формирование личностно-социальных клише в понимании сущности власти и постоянной апелляции к её образу. Они также основываются на базисных для общественного сознания понятиях – «воли» и, опять-таки, «независимости». Которые, в своем сочетании (так же, как и в первых вариантах), очевидно абсурдны – «независимая воля» и «волевая независимость». Данный вариант выходит на понятие «веры» и истинности мировоззренческих установок личного и общественного сознания, имеющихся в конкретном социуме (что, в принципе, с позиции индивидуальности - эквивалентно). Воля, как проявление функции Творца, создающего по своему желанию «Всё из Ничего», априори подразумевает его полную независимость. Волевая независимость (индивида) – это способность творить на уровне собственных сил (в определенной мере противопоставляя себя Творцу, при её конкретной абсолютизации – что есть, лишь отражение, ущербности субъектного мировосприятия). Приписывание субъектам волевых качества Творца, подразумевает их полную независимость от чего бы то ни было (хотя бы в чем-то), что указывает на непринадлежность окружающему миру, в который они только «малость заглянули». Если же рассматривать проявление воли, как элемент творчества личности, основанного на её личностных качествах, в чем-то выделяющих её среди окружающих, и кроме того, обладающей необходимой внутренней силой для их реализации на практике, то её преобладание, очевидно, у носителя права сильного. Другими словами, образ власти, как олицетворение силы, достаточной чтобы как-то изменить функционирование внутри системы (на уровне личностного восприятия), является формализацией устремлений и чаяний индивидов, к которому они и апеллирует «взывая о помощи».

(И все рассуждения, ведущиеся при этом, о каких-то «независимых ветвях» власти – это лишь невидение «корней дерева» власти, на котором эти «ветви» и растут, образуя дерево, как некоторую цельность.)

Переориентация индивидов, от каких-либо совместных усилий в сторону (нарисованного ими в собственном сознании) образа власти (отраженного в форме «права» для всех социальных и межличностных отношений и взаимосвязей), приводит к выстраиванию системы под «дудку правителя», ведущего её за собой.

Что в полной мере удовлетворяет личностную (фантастическую, по сути) цель его существования, как представителя животного вида – идущего «куда вздумается», и знающего, что необходимый ему прокорм, собственными усилиями следует за ним.

Такой подход к разобщению социума можно именовать как – «Марш Воли», при котором  

все выстраиваются «по ветру» правителя.

 

     Интеллектуально-клишированный «прыгающий» инстинкт социального существования, колеблющийся между «белым и черным» (и отражающийся в понятии «независимость»), в условиях текущего восприятия индивидуальности, является отличительной чертой человека рассуждающего, характеризующей его принципиальное различие с человеком разумным. Поскольку разумность позволяет «видеть» процесс существования в его сущностном развитии и не допускает разрывов в восприятии происходящего – «двоичного кода» в работе сознания.

 

 

                                                 Властный подход

 

     Вся совокупность методов для каждого плана в различных «сферах отношений и взаимосвязей» может разделяться в подходах, по сочетанию принципов властвования, личностно присущих сознанию и системе восприятия  индивида.

   Каждая группа методов также может различаться в субъектных подходах различного типа властителей, исходя из форм реализации права сильного (и, одновременно, ориентации на соответствующую форму восприятия субъекта, на который она направлена)

Поэтому общее число методов представляет совокупность трех принципов властвования, в их сочетании, и по принадлежности к интеллектуальному и эмоциональному планам сознания субъекта, в отношении которого они и применяются.

  (Сам властвующий субъект, также в своем выборе подходов, исходит из устройства собственного сознания, аналогичным образом, и выбирает наиболее понятные для себя.) 

 

          Подходы, опирающиеся на животно-социальных инстинкты и стереотипы

 

     «Кнут и пряник» может выступать, как фиксация некоторой данности в эмоциональном плане и подкрепляться такой же фиксацией в плане интеллектуальном (или, наоборот, в зависимости от ведущего плана сознания индивида)

– «так должно быть и - всё», потому что – по-другому «не может быть никогда»!

– «всё от Бога»… («раб и рабовладелец», «раб и господин», «раб и хозяин», «раб и работодатель», как проявление собственности, владения, распоряжения, командования субъектами, как объектами).

    «Кнут и пряник» может выступать, как фиксация некоторой данности в эмоциональном плане и подкрепляться функционалом «свой - чужой» (образом врага, противника, некоторой противоборствующей силы) в плане интеллектуальном

– «так, потому что – по-другому будет хуже», указанием на то, что у не имеющих властной поддержки все хуже, и становится лучше, если они встают на сторону власти.

Власть «готова на все», но только для своих.

– «всё в руках Божьих»… («победитель и побежденный», «начальник и подчиненный», «старший и младший», как проявление владения, распоряжения, командования объектами, как субъектами) .

    «Свой - чужой» может выступать, как фиксация некоторой данности в эмоциональном плане и подкрепляться априорной данностью в плане интеллектуальном

– черно-белая альтернатива – во всем, и по-другому быть не может, «потому что - не может быть»,

- «потому что избранные Богом»… потому что мы «белые, а не черные», «божьи избранники, а не неверные», «избранная нация, а не все прочие» (как проявление отношений на объектно-субъектном уровне).

   «Свой - чужой» может выступать, как фиксация некоторой данности в эмоциональном плане, и подкрепляться функционалом «свой - чужой» (образом врага) в плане интеллектуальном (или как зафиксированная данность в интеллектуальном плане и подкрепляться образом врага в плане эмоциональном, в зависимости от ведущего плана сознания индивида)  –– так, потому что он – враг!  а врагам никакой пощады! (как проявление отношений на объектно-субъектном уровне)

 

          Подходы, опирающиеся на социально-природные инстинкты и стереотипы

 

    «Кнут и пряник» может выступать как зафиксированная данность в интеллектуальном плане и подкрепляться функционалом «свой - чужой» (образом врага) в плане эмоциональном – так, потому что – «на все Воля Божия»,

«так уж судьба распорядилась», « такова Карма», «таков удел», «жизненный крест» - «победителей не судят», «первым лучшие куски» - за нами сила («братвы», государства, денег…), как форма проявления отношений на субъектно-социальном уровне.

    «Свой - чужой» может выступать как зафиксированная данность в интеллектуальном плане и подкрепляться априорной данностью в плане эмоциональном

– «лидирующий класс, слой, группа и люди второго сорта», «успех и неудача», отсюда -  «наши и не наши», по-соседски, по родству, по социальной принадлежности и, отсюда, «кто не с нами – тот против нас», как проявление отношений на социально-субъектном уровне.

 

 

Общий подход к конкуренту, как к врагу при борьбе за власть – «человек человеку – волк», «падающего – толкни», «пусть неудачник плачет» (как проявление отношений на субъектно-субъектном уровне в «животно-хищническом» разрезе) 

 

 

     В частности, рассматривая существующее законодательство по схеме властного подхода, можно заметить, что оно составлено для удобства правления и в интересах правителей, а населению выделен ряд «полей» (в соответствии с рангом), где оно может кормиться, ведя «гладиаторские бои» на утеху власти (и прочим зрителям), в которые правители «со своей дружиной», могут всегда вмешаться, если их что-то не будет устраивать, опять-таки, на законном основании.

    Тезис – «незнание законов не освобождает от ответственности» - абсурден по существу, а знание всех законов невозможно (даже профессиональные юристы специализируются только в узкой сфере законодательства). Очевидная глупость, которая очень удобна для правителя – «был бы человек, а статья найдется» - это тот же беспредел и диктат власти (естественно в собственных интересах), но завуалированный в форму «гражданского общества», которое по сути – те же крепостные.

    Аналогично, с «презумпцией невиновности», когда очевидное нарушение правил социального общежития и гласных или негласных (общепонятных) договоренностей - не является нарушением. (Если очевидные правила нарушены - какая же невиновность?...тут вопрос только меры ответственности и наказания, если требуется, а не поиск буквы закона, на это нарушение указывающий, в принципе). Каждый новый день приносит что-то новое, и такой подход (абсолютизация «презумпции невиновности») только подталкивает к противоправным действиям (поскольку законы отражают то, что было, а не то что будет).

 

 

    Анализ текущего «положения дел» по данной схеме показывает принципиальную невозможность выхода из сегодняшнего глобального мирового кризиса (при сохранении существующего мировоззрения и соответствующих ему систем и структур управления и способов их функционирования, в том числе на законодательном уровне, а также норм социальных отношений) при любых управленческих решениях.

- Без значительного изменения ландшафта и вообще среды существования.

(запуск «по новой» животного инстинкта самосохранения)

- Без разрушения существующей системы ценностной ориентации и моральных норм.

(запуск инстинкта социального самосохранения)

- Без дебилизации основной массы населения и превращения его в послушное стадо.

(запуск примитивной познавательной функции сознания)

И главное

– Без существенного «разреживания», этого самого  населения, включая управленческие слои и их обслугу.

(запуск блокировки инстинкта размножения)

 

   Что сегодня и имеет место…

 

- Но это очевидный мировоззренческий тупик (который, как раз и отражает сущность кризиса), далее - разложение и полная деградация существующей цивилизации, в том числе, на субъектном уровне, вплоть до наступления конца её существования по чисто природно-животным закономерностям существования животного вида.

   Так называемый «управляемый хаос» отражает лукавство «сильных мира сего», поскольку является не хаотическим «броуновским» движением свободных нейтрально-равных элементов, а направлен на полное разобщение внутри социальных структур по принципу «свой-чужой» (в самых различных аспектах – от расово-религиозного до индивидуальной «избранности»), что представляет набор разно заряженных элементов, противоборствующих между собой, вплоть до полного взаимоуничтожения.

… пока не останется один, поглотивший всех остальных (как в известном  сериале «Горец»).

 

 

 

     Как видно из проведенного рассмотрения, основой социума является определенная заданность в организации и структуре отношений, как иерархии подчинения, что можно наблюдать и в остальной живой и неживой природе. Заданность, проявляющаяся и в некотором функционале, характеризующем цикличность изменений (отражающего природные закономерности процессов).

     Применительно к социуму, отсюда, в частности следует, что экономические, политические и идеологические отношения – это различные способы функционирования социальной структуры.

- экономика в большей степени относится к следующей очередности планов - физический, (эмоциональный, интеллектуальный или наоборот), в привязанности двух последних к материальному плану существования.

- политика –  эмоциональный (материальный, интеллектуальный или наоборот)

- идеология –  интеллектуальный (материальный, эмоциональный или наоборот)

Отношения развиваются в рамках командно-управленческой структуры (и, тем самым, формируют её) – государства (или транснациональной корпорации, в рамках государства или независимо от него в глобальном аспекте)

    Взаимосвязи и взаимодействия  обеспечивают целостность системы и её следование общему функционалу изменений природы (в нашем её восприятии, в том числе)

    Вопрос выживаемости человеческого вида ставит ту очередность (отношений по значимости), которая приведена выше (и как проявление командной функции – «права сильного», в его ориентации на рост потребления материальных благ).

     Вопрос разумности образует встречную последовательность – от идеологии (мировоззренческих установок и понимания), опирающейся на реальную политику (и, в той или иной мере, ею управляющую) и подкрепленную со стороны материального уровня (управляемого совместно с политической необходимостью). Такой подход, опирается и отражает распределение индивидуальностей (личностей) в конкретном социальном образовании, как совокупность творческих элементов, способных к развитию в процессе совместной жизнедеятельности.

    Неадекватность распространяемой в социуме информации (и её понимания) для обеспечения права сильного (как единственного) приводит к обратному эффекту - обратному развитию (и загоняет социум в стойло животного существования). Не разрешив этого вопроса, социум обречен на вымирание, какие бы технические новшества им не использовались в своем существовании, в силу природных закономерностей вымирания животного вида (и не важно «на чем он стоит» на слонах или космических кораблях и ядерном потенциале).

     Отсюда вытекает необходимость направленности социального развития в сторону обеспечения совершенствования собственно человека, как объекта, наделенного субъективными признаками, позволяющими ему переместиться в новый «животный» ряд – ряд разумных существ. Что должно проявляться в совершенствовании организма человека и расширении диапазона его восприятия в те области, которые пока ему доступны только с помощью технических устройств.

   То есть, качественное изменение в формировании сознания и способа мышления, освобождения его от потоков сущностно пустой информации, только засоряющей сознание и поднимающей уровень фона.

   В результате чего, даже те команды сознания, которые отвечают за здоровье живого организма, теряются в потоках информационного шума и искажаются

 – следствием чего, является весь букет физиологических расстройств и психических заболеваний (равно, как и ослабление защитной функции, со стороны сознания, на этапе профилактики организма и предотвращения заболеваний на начальной стадии (собственными усилиями живого организма).

 

    Исходя из сказанного, напрашивается вывод о том, что жизнедеятельность социальной системы (для решения этой сущностной задачи) должна быть направлена на высвобождение ресурсов и времени на совершенствование вида человека, а не на создание «костылей» позволяющих протянуть ещё какое-то время в относительном комфорте, несоизмеримом с комфортностью более развитого существа, значительно более защищенного, по своей сущности, от внешнего дискомфортного воздействия со стороны окружающего.         

     Разумность социального сосуществования развивающихся личностей подразумевает «выход» командной функции за рамки субъекта и субъектной ограниченности (в её неадекватности) на социальный уровень – фиксации принципов существования и критериев оценки, им соответствия, в конкретных сферах жизнедеятельности и отношений. 

    В этом случае властные функции – это функции управления в заданном социальном коридоре, которые должны выполняться не носителями командных функций, а носителями управленческих функций, основанных на грамотном отслеживании возможных последствий тех или иных решений, для всех социальных групп и слоев, входящих в систему отношений (на индивидуальном, семейном и локально-социальном уровне).

   Отсюда, с очевидностью вытекает изменение субъектных ролей в управлении жизнью социума, при которой носители командной функции должны выполнять подчиненную роль, как реализующие управленческое решение на практике в конкретных условиях существования (а не как источники волевых решений власти).

   «Волевые» решения должны уступить место социально-разумным решениям, учитывающим реальные (а не надуманные и привнесенные в сознание индивидов) интересы членов социума, учитывающей не только их животность, но личностное развитие каждого, как источник комфортности дальнейшего существования. В этом направлении необходимо переориентировать и «производство» (во всех сферах жизнедеятельности социума) – в сторону реальных (а не надуманных) благ, обеспечивающих позитивный настрой и личностную направленность.

   (Результатом чего и станет достижения личностного состояния счастья, как процесса единства и гармонии с окружающим, на природном и социальном уровнях.)