О СУЩЕМ

Введение постулата о Всеобщности всего Сущего (и Природы) указывает на его самодостаточность (и самодостаточность Природы), т. е. отсутствие чего-либо за его (её) пределами, и самодостаточность Всеобщего Закона (и Всеобщего Закона Природы). Последнее говорит о том, что данный Закон не нуждается в каких-либо других законах, действующих независимо от него или параллельно с ним. Все другие законы — законы описания, вводимые нами для конкретизации системы отсчета (способа описания).

Из постулата о Всеобщности, следует утверждение о Единстве проявления всего Сущего в едином Всеобщем Законе (как данности), который определяет и условия существования Сущего, и сам факт его существования. Отсюда вытекает важное следствие: Всеобщность и Единство всего Сущего не допускают первичности или вторичности какой-либо части Сущего. С точки зрения Всеобщего Закона — утверждение о первичности или вторичности чего-либо является нарушением условий баланса и, следовательно, Единства, а значит и Целостности всего Сущего. Но, если Всеобщность — принцип данности Природы, то Единство и Целостность определяют и систему отсчета для описания проявлений Сущего, задание которой не нарушает его Всеобщности. Другими словами, они определяют выбор способа описания (познания) совокупности проявлений всего Сущего или какого-либо его конкретного (может быть, очень общего или наоборот частного) проявления. Отсюда вытекает другое, очень важное следствие: вопрос о возникновении всего Сущего — неправомочен, поскольку является отражением целеполагания в выборе системы отсчета, и не относится ко всему Сущему. Речь может идти только о проявлении чего-то, доступного нашему восприятию и отражающемуся в нашем понимании как возникновение. Другими словами возникновение — это нарушение объектно-субъектного баланса, приводящее в взаимодействию объекта и воспринимающего его субъекта.

Необходимо отметить, что целостное существование — не есть что-либо фиксированное, кроме собственно существования, как сбалансированного процесса происходящих изменений в соответствие с Всеобщим Законом Природы, не являющегося совокупностью какого-либо набора каких-либо признаков, событий, явлений и т. д. Поэтому любое описание Сущего, основывающееся на множестве его проявлений (состояний, предметов, явлений и т. д.) в чем-либо или где-либо не может претендовать на целостность и законченность (однозначность), так как нарушает сущность процесса как такового. Высказывание о том, что «в реку нельзя ступить дважды, более того, в неё нельзя ступить и единожды» — как нельзя лучше, отображает вышесказанное.

Следовательно, любой способ описания (познания), состоящий в выделении из всех проявлений Сущего чего-либо конкретного, сопровождающееся фиксацией разрыва каких-либо процессов — является ограниченным (а не законченным), что и отражается в субъектно-объектных отношениях и взаимосвязях. Объект и субъект всегда конкретны, а всё их совокупное множество характеризуется, но не является Всеобщим процессом изменения окружающего, который отражает проявление Сущего. При этом, понятия объекта и субъекта остаются разноплановыми, и не могут быть смешиваемы при рассмотрении общих вопросов. (А именно это происходит при прерывании процесса изменения объекта, введением чисто субъективных признаков, например набора зафиксированных фактов).

Смешение способа познания с собственно Сущим, и его проявлением — Миром привело философов к вопросу: «Что первично — Материя или Сознание?». То есть произошло постулирование системы отсчета для описания проявлений Сущего — Мира, без относительно обязательного проявления и описывающего его субъекта, ограниченного текущими рамками понимания происходящего. Говоря бытовым языком, произошло разделение неразделимого понятия. Это, всё равно, что говорить о реке без берегов, как некоторых границ, как раз, и определяющих понятие реки.

Покажем, что сама постановка данного вопроса не правомочна, не только по форме, но и по сути, и, следовательно, любое его разрешение приводит либо к нарушению Единства Мира (как проявления Сущего), либо к нарушению его Целостности и Всеобщности.

Прежде, чем изложить это более подробно, в качестве иллюстрации, рассмотрим более доступный для понимания, в силу своей обыденности, вопрос «о первичности яйца или курицы».

Покажем, что понятие первичности однозначно связано с используемыми определениями, т. е. системой отсчета, выбранной для описания или в качестве способа познания. Так, если определить яйцо как — то, из чего появляется курица, а курицей — то, что несет яйца — «действительно» возникает парадокс. Но, на самом деле, он кажущийся, и является следствием разобщенности систем отсчета, используемых при формулировке данных определений — в первом случае, система отсчета связана с яйцом, во втором — с курицей, без учета их принадлежности к другой (более общей) системе отсчета. Таковой, в данном случае, является последовательность циклов ...- яйцо — курица — яйцо-...(которую можно обозначить и так: ...- курица — яйцо — курица -...). Очевидно, что выделение различных участков последовательности для дачи определений, является ни чем иным, как обычным смещением начала системы отсчета, без учета её принадлежности к общей последовательности. Что и приводит к появлению «парадокса».

Приведем другой пример, где определения даются в правильно выбранной системе отсчета: так, упоминание об утре и вечере или весне и осени, ни у кого не вызывает парадокса первичности. Так как, их определения вытекают из понятия (задания) собственно последовательности, как системы отсчета, в пределах которой и даются определения для её отдельных частей. В первом случае — это понятие суток, во втором — года. Понятия суток и года уже содержат очередность частей суток или сезонов года соответственно.

Таким образом, однозначная первичность курицы очевидна, если речь идет о курином яйце, поскольку такое определение яйца уже подразумевает изначальное существование курицы. Замена же куриного яйца — понятием яйца вообще и создает этот «парадокс». В случае любого процесса (циклической последовательности) воспроизводства куриц-несушек ли, крокодилов ли, черепах ли и т. д., понятие яйца необходимо однозначно связать с производителем конкретных яиц. А это, не что иное, как задание причинно-следственной зависимости в пределах данной последовательности, т. е. систему отсчета необходимо связать именно с циклической последовательностью, а не отдельным участком (циклом), являющимся общим для различных последовательностей.

В случае использовании общего понятия яйца необходимо допустить либо его саморазмножение, либо существование множества производителей яиц, в том числе, и курицы. В первом случае, разобщенность систем отсчета очевидна, во втором, как известно, курица появилась позже, чем динозавры начали откладывать яйца, а значит и яйцо является первичным, если речь не идет об именно курином яйце. Поэтому, без уточнения производителя яиц, сама постановка такого вопроса содержит неоднозначность ответа, так как вопрос относится сразу к нескольким различным процессам — производства яиц и происхождения видов живых существ соответственно.

Возвратимся теперь к «основному вопросу философии». Определим Материю как множество, включающее все, за исключением множества, включающего Сознание. Тогда, мы получаем две непересекающиеся последовательности, связанные с Материей и Сознанием соответственно. Возможность их совместного существования в рамках Сущего невозможна (так как какие-либо связи между ними отсутствуют по определению, а значит и нет совместности). Отсутствие «основного вопроса » в данном случае очевидно, так как изначально отсутствует задание общей системы отсчета, включающей и то и другое. Предположение о том, что они когда-либо, где-либо пересекались, и имело место взаимодействие — относится к Познанию проявлений Сущего, а не к собственно Сущему.

Любое введение системы отсчета для постановки вопроса о первичности — это произвол субъекта, задающего ту или иную систему отсчета, ничего, кроме его собственной ограниченности и соответствующего ей способа познания и понимания, не отражающий.

Теперь рассмотрим случай, когда множества, составляющие Материю и Сознание, перекрываются. Другими словами, Материя и Сознание составляют единое целое. Тогда вопрос о первичности (и ответ на него), также полностью определяется выбором системы отсчета, и никакого отношения к понятию всего Сущего не имеет. Произвол субъекта, т. е. его собственная ограниченность (природная или приобретенная в процессе жизнедеятельности, или та и другая вместе) при выборе системы отсчета, как раз, и приписывает Сознание Материи или Материю Сознанию — как причинно-следственную зависимость, отражающую этот произвол в выборе системы отсчета.

Всеобщность, Единство и Целостность Мира не дают возможности какому-либо объекту или субъекту выйти за его пределы (посмотреть на Мир со стороны, сравнивая с чем-либо отличным от Мира и не связанным с ним, так как сразу же нарушает постулат о Всеобщности). И, следовательно, исключает его (объекта или субъекта) собственное существование или постулирует такое его могущество, которое превышает всю мощь окружающего Мира, и которое ни в чем другом, исходя из имеющегося у нас опыта, не проявляется

Таким образом, спор между различными философскими учениями идет не о Сущем, а о способе его описания (познания). Единственным же критерием правильности выбранного способа описания (как уже говорилось ранее) может быть только объяснение прошлого и предвидение грядущего во всех его проявлениях, как определенной причинно-следственной зависимости в рамках описываемой последовательности. Если такая последовательность за пределами системы отсчета не рассматривается, то нарушается и Единство, и Целостность Сущего, в силу его неоднозначности в пределах данного способа описания. (Которое, впрочем, также является проявлением Сущего, отражающего природную ограниченность любого субъекта, выполняющего конкретное описание).

Утверждение правильности только одного из описаний нарушает Всеобщность всего Сущего и его проявления, поскольку исключает какой-либо другой из способов его описания, который, таким образом, одновременно является (в силу его наличия) и не является (по причине его отрицания) проявлением Сущего. В этом случае, сохранение принципа Всеобщности становится возможным только при полном отсутствии чего-либо: Материи, Сознания, Абсолютной Идеи, субъекта, в конце концов, (а, следовательно, и Нас с Вами). Тогда: «О чем сыр — бор?» — обычный солипсизм.

Солипсизм однозначно вытекает из утверждения о существовании единственно-правильного описания проявлений Сущего, которое в принципе невозможно при наличии более чем одного субъекта, так как любой другой субъект является носителем равноправной системы отсчета, не тождественной первой.

Попытка решить «основной вопрос» и, при этом, «не потерять» Единство Мира делается только в марксистско-ленинской философии (остальные учения или религии, которые явно или неявно «решают» этот вопрос, строятся на абсолютизации собственной ограниченности, а все остальное называют чепухой, причисляют к ереси или считают вероотступничеством). Поэтому обратимся к марксистско-ленинской философии.

По изложению группы авторов ВПШ и АОН при ЦК КПСС («Марксистско-ленинская философия, Диалектический материализм» М. 1977г.), обоснование Единства Мира, с учетом соответствующего решения «основного вопроса»: Материя — первична, Сознание — вторично, выглядит следующим образом.

Миру дается конкретное определение: «Природа и Общество» (таким образом, задается законченная система отсчета или способ описания для рассмотрения Мира, как проявления Сущего имеющего две составляющие — Природу и Общество) и при этом утверждается, что в Мире нет ничего, кроме движущейся по своим законам Материи (его Всеобщность). Подобное сочетание, очевидно, приводит к противоречию ограниченности системы отсчета для описания Мира, в связи с законченностью его описания (определения): «Природа и Общество» с собственной его неограниченностью в рамках этого описания, исходя из утверждения о Всеобщности и неограниченности Материи. Введение утверждения о бесконечности Мира не разрешает этого противоречия, поскольку сохраняет конечную систему отсчета для описания бесконечного Мира. Отсюда следует наличие ещё чего-то, включающего и Мир, и систему отсчета, задающую причинно-следственную зависимость существования Мира (и происходящего в Мире).

Подобное противоречие содержится и в самом определении Материи, как объективной реальности, «существующей независимо от нас и наших ощущений», с одной стороны, и возможностью её копирования, фотографирования, отображения и etc. нашими ощущениями, с другой. Что говорит о существовании взаимосвязи и, следовательно, взаимозависимости и взаимодействия Материи и Нас. Следовательно, опять-таки, существует нечто более общее, чем Материя, которая, исходя из данного ей определения, не является независимой от Нас.

Существование указанных противоречий вытекает из попытки обосновать ответ на «основной вопрос философии», и утверждения истинности только марксистско-ленинской философии, как способа описания окружающего. Не найдя ничего лучшего, авторы, вслед за Энгельсом, отрывают Единство Мира от собственно Мира: «сначала Мир должен существовать, прежде чем он может быть Единым»... А «Действительное Единство Мира состоит в его материальности». Но материальность Мира нисколько не приближает его к Единству, поскольку наши ощущения, наше понимание и те ярлыки, которые мы навешиваем на происходящее, все равно, находятся за пределами Материи, исходя из данного ей определения. Понимая это, Энгельс оставляет дальнейшее развитие такого доказательства Единства Мира, переходя к доказательству его (Мира) материальности: «последняя доказывается не парой фокуснических фраз, а длинным и трудным развитием философии и естествознания». Делая, тем самым, попытку попутно решить противоречие, связанное с определением Материи. Но утверждение материальности Мира, основанное на апелляции к совокупному множеству описаний проявлений Материи (созданных в течение всего процесса изучения нашего восприятия окружающего Мира, путем применения различных способов его описания) в естествознании и обществоведении, указывает, в большей степени, на раздробленность Мира, чем на его Единство. Сумма любого количества ограниченных (не связанных однозначной зависимостью) описаний чего-либо, в принципе, не может дать его общего описания (подобно тому, как сумма несвязанных описаний нескольких отдельных сторон многоугольника, никак не описывает многоугольник в целом). Видимо, понимая это, авторы изложения марксистско-ленинской философии делают последнюю попытку обосновать Единство Мира (или окончательно запутать читателя) в рамках решения «основного вопроса», заключающуюся в определении одних способов описания Мира через другие. В результате появляется следующая формулировка: «Вещественный, чувственно воспринимаемый Мир, к которому принадлежим мы сами, есть единственный, действительный Мир...Понятие Материи является отражением в человеческом сознании этого единственного, реального Мира». Такой вывод ничем не отличается от утверждений других учений, которые возводят в абсолют именно свою ограниченность. То есть, действительно только то, что «мы» воспринимаем. (Мы в данном случае — группа товарищей, которая договорилась между собой для собственного удобства в понимании описываемого ими)

Приведенный пример показывает, что любое описание, основанное на введении конкретной системы отсчета, как с наличием основополагающего Начала, так и без оного, не в состоянии обосновать Единство и Целостность Сущего, равно как и Всеобщность Сущего или его совокупного проявления — Мира (в данном случае). Для получения такого обоснования необходимо освободиться от использования конкретного способа описания Сущего и его проявлений. Этого можно достигнуть введением принципов описания, не являющихся следствием применения какой-либо конкретной системы отсчета, для его выполнения.

Рассматриваемые ниже принципы позволяют создавать законченные (для восприятия человеком, как объектом) описания проявлений Сущего. Получаемые, при таком подходе, описания не содержат внутренних противоречий, подобных рассмотренным выше, и не требует обязательного введения чего-либо, доселе абсолютно неизвестного, но не отрицают его существование и «участие» в описываемых процессах. Тем самым, снимаются неизменные граничные условия применимости любого конкретного описания, допуская добавление в него любых новых данных, которые будут расширять его, не изменяя в принципе (т. е. система отсчета меняться не будет, по причине её отсутствия). Это достигается рассмотрением всего Сущего (и Природы) в соответствие с Всеобщим Законом (и Всеобщим Законом Природы) как циклической последовательностью изменения всего Сущего и любых его проявлений. Ограничения, вводимые на такие изменения, определяются условиями баланса существования различных проявлений Сущего, при каждом конкретном рассмотрении. Эти ограничения и вводятся путем соответствующего задания той или иной системы отсчета для выполнения описания — её граничных условий. Более того, появляется возможность ввести общей критерий оценки любого описания и вытекающих из него следствий, даже для не связанных явным образом способов описания (познания) действительности. (Фиксация граничных условий, как раз и определяет возможность нахождения области перекрывания множеств, характеризующих конкретные системы отсчета, и существующие между ними взаимозависимости.) Примером тому, является возможность восстановления смысла написанного по имеющимся отрывкам (разорванном описании), когда при написании использованы общеизвестные понятия и закономерности. Другим примером является возможность восстановления образа по схематическому рисунку (например, карикатуре). И то и другое возможно в силу природной общности восприятия окружающего различными людьми (их органами зрения, слуха и т. д.), и интерпретации, таким образом, полученной информации, в сознании человека, включая последовательность протекающих в нем процессов. В чем, в частности, проявляется и Единство Мира.

Рассмотрим пять основополагающих принципов построения описаний для различных проявлений Сущего.

Принцип АБСОЛЮТНОСТИ или ВСЕОБЩНОСТИ — априорное существование Природы в соответствие с Всеобщим Законом Природы (как данностью).

Из принципа Абсолютности следует, что Природа имеет место и в том случае, когда отсутствует какая-либо информация о её (Природы) текущем состоянии и протекающих в ней процессах. То есть, когда имеет место такая изолированность или удаленность описывающего Природу субъекта, что поступающая информация не может быть им воспринята. Возможность такой изолированности вытекает из природной ограниченности собственного восприятия субъектом (как объектом) окружающего, либо ограниченности созданных им, или созданных известным ему способом, или по известным ему принципам, средств и методов регистрации происходящих изменений окружающего или самого себя, в том числе, посредством осмысления.

Другим следствием из этого принципа является отсутствие необходимости в каких-либо других Законах Природы, кроме существования Всеобщего процесса последовательных циклических изменений в проявлениях Сущего. Поэтому все «Законы Природы», которые мы изучаем и которые изложены в научной или другой литературе и т. д., не имеют отношения к собственно Всему Сущему (и Природе), а являются отражением граничных условий применимости конкретных систем отсчета — способов описания (познания) окружающего. То есть, говоря о законах природы, речь, всегда идет о границах нашего восприятия последней в той или иной форме. Эти границы определяются введением того, что мы и называем законами природы, придуманными нами для нашего собственного удобства, в процессе текущей жизнедеятельности.

Принцип ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ — любое описание (познание) проявлений Сущего относительно и определяется выбором системы отсчета (способа описания) для его выполнения. (Принцип относительности, как и остальные принципы, приведенные ниже, не является абсолютным, поскольку абсолютность — прерогатива всего Сущего).

Из принципа Относительности следует субъективность любого описания, в какой бы форме оно не было выполнено (в виде уравнения, литературного произведения, образа и т. д.), поскольку оно ограничивается индивидуальными возможностями восприятия, интерпретации, представления описывающего субъекта. Кроме того, любое описание субъективно по причине такой же ограниченности воспринимающего его субъекта.

Таким образом, значимость (для человека) любого описания тесно связана с адекватностью описывающего и воспринимающего субъектов и «ценности» данного описания при его использовании в практической деятельности. О тождественности говорить не приходится, даже при наличии только одного субъекта. Так как, окончив описание, он «успеет» измениться. Другими словами, речь идет о мере адекватности систем отсчета, в которых происходит взаимодействие (обмен информацией). В качестве субъекта, в принципе, может выступать не только человек, а любое достаточно устойчивое для восприятия образование, структура и т. д. Но говорить об описании вне его восприятия кем-либо или чем-либо — всё равно, что «беседовать с НИЧЕМ».

Ещё раз необходимо отметить, что единственным критерием полезности любого описания может быть только его значимость для существования и жизнедеятельности конкретного человека в неразрывной связи с его такой же значимостью по отношению к общественному объединению людей (социуму) и всей человеческой цивилизации в историческом, текущем и грядущем контекстах. В этой связи, любая субъективная абсолютизации используемого критерия значимости, не учитывающая возможного проявления выбранного критерия при его использовании для другого описания и другого субъекта, соответственно, является односторонней и не может быть признана однозначно верной.

Односторонность состоит и в абсолютизации значимости чего-либо в практической деятельности человека и где-то соответствует жизненному принципу: «после нас хоть потоп», что, в общем-то, отражает реальный исход такого подхода (только «потоп» может произойти и до «после нас»).

Принцип БАЛАНСА — основа устойчивого существования проявлений Сущего заключается в сбалансированности процессов, протекающих в Сущем, что находит своё отражение во всем, происходящем в окружающем нас Мире. Достижение Абсолютного Баланса приводит к окончанию текущего цикла существования Сущего (его «исчезновению») и возможному началу следующего цикла существования такого же или уже изменившегося Сущего. Введение понятий начала и конца циклов, говорит не об их направленности, а об их наличии, тождественном наличию Сущего, проявления которого могут быть предметом рассмотрения.

Полный — Абсолютный Баланс — равносилен исчезновению, с точки зрения наблюдателя. И именно в этом случае, наблюдатель становится сторонним. Это вытекает из того, что абсолютный баланс — это существование некоторой поверхности в нашем понимании, за пределы которой ничего не выходит (сторонний наблюдатель ничего не наблюдает). Другими словами, граница, определяющая некоторую форму, «исчезает» и таким образом исчезает и сама форма (со всем её содержанием) для стороннего наблюдателя.

С другой стороны, для наблюдателя, находящегося внутри, исчезновение границы приводит к выводу о бесконечности воспринимаемого им Мира. То есть, то, что воспринимается как содержание, заполняет «бесконечную» форму, потому что границы формы не воспринимаются.

Из принципа Баланса вытекают требования к «началу» системы отсчета и к величине меры (границ, в пределах которых имеет место тот или иной баланс), определяющей критерии, в соответствие с которыми, и должно строиться любое описание. При нарушении этих критериев местоположение системы отсчета становится неоднозначным, а описание внутренне противоречивым (отсутствует очередность происходящего, то есть имеют место «разрывы» — выход за границы меры — граничных условий системы отсчета). Мера баланса «задает» и центр системы координат, в которой следует выполнять описание. В противном случае, восприятие человеком описания с «плавающим центром», а, следовательно, и граничных условий применимости сделанного описания, увеличивает его неоднозначность и противоречивость. В результате чего, процесс обмена информацией может превратиться в переливание «из пустого — в порожнее».

В силу важности этого принципа в повседневной жизнедеятельности человека и социума остановимся на нем более подробно. Сделаем лишь одну оговорку: в данном разделе не идет речь о возможности отдельного человека или социума к каким-либо изменениям происходящего. Имеет место только констатация создавшегося в настоящее время положения.

Говоря о знаниях и культурных ценностях, накопленных человечеством, можно сделать заключение, что они получены не путем осознанного восприятия и понимания всем социумом окружающего, как циклической последовательности, с присущей каждому циклу определенной Меры. Скорее, они явились результатом интуитивного озарения или творческого подъема, связанного с индивидуальными особенностями конкретных личностей в соответствующий исторический период. Поэтому, многие знания, полученные в древности, оказались утраченными или искаженными, или не могут быть правильно интерпретированы сегодня. Такое заключение подтверждается и тем, что для усвоения и использования знаний, полученных в последнее время, требуется всё более специальное образование, а доля населения, способная адекватно воспринимать заложенную в них информацию, неуклонно сокращается. Появляются настолько узкие специалисты, что результаты их деятельности не выходят за рамки их круга. (Логическим завершением такой специализации будет Диоген, не выходящий из бочки).

Таким образом, используемые в последнее время способы описания окружающего все меньше отражают реальное существование единого Мира в силу невозможности их понимания «обычным» человеком, как объектом, по своему происхождению являющемуся частью этого Мира. Сделав обратный вывод, мы вынуждены будем исключить принадлежность людей, со всеми их ощущениями, чувствами, мыслями и эмоциями, к более общему проявлению Сущего (чем каждый конкретный человек), с соответствующими условиями баланса его (этого более общего) существования. Тем самым, мы придем к отрицанию возможности общественного объединения людей, т. е. социума, и далее — принадлежности человека к определенному виду живых существ. Логическим завершением такой направленности будет: Мир — это Я в моем восприятии.

Вывод о нарушении баланса (т. е. явно выраженной односторонности) в описании окружающего можно сделать и по отношению к ряду сегодняшних произведений искусства, воспринимаемых непосредственно с помощью органов чувств. С другой стороны, произведения искусства прошлых поколений потому и причисляются к таковым, что адекватно воспринимаются большинством населения.

Необоснованное введение аксиом, различных «понятийных ярлыков» (в частности при описании истории) и априорных утверждений, приводящих к однобокости и нарушению условий баланса, касается и многих современных учений и описаний происходящего, базирующихся на вере или индивидуальных особенностях их последователей (в том числе, особенностях процесса познания окружающего) .

Тем самым, их приверженцы следуют по пути «самообожествления», подчас, плохо различимого самостоятельно, но приводящего к негативным последствиям на практике, как для себя лично, так и для окружающих.

Сегодня, достижения науки, все больше, вызывают интерес общества не сами по себе, как способ адекватного восприятия окружающего, а только как способ для удовлетворения потребностей человека в чем-либо материальном или эмоциональной «разрядке». Сами же потребности формируются в сознании людей в процессе их общественного сосуществования (в частности, под воздействием зачастую узаконенного информационного прессинга со стороны отдельных личностей ко всему социуму или его какой-то части, обычно, наиболее подверженной используемому методу воздействия). Задаваемая направленность и воздействие пропаганды (в частности, и сегодняшняя реклама) всё больше нарушает соответствие текущей жизнедеятельности общества сбалансированному положению человека в окружающем Мире. А разумно-осознанная деятельность человека (разумность которой скорее гипотетична, чем реальна в сегодняшнем обществе) далека от оптимальной (не приводящей к разрушению природы) и не соответствует процессам, протекающим в окружающей среде.

Собственно разумно-осознанная деятельность является отражением адекватности условий баланса существования окружающего Мира, и условий баланса, присущих, «выбранному» человеком, способу его собственного существования.

Способ существования отдельной личности, реализуемый в обществе, определяется системой принятых или навязанных ей «ценностей». Эти «ценности» выступают в качестве цели и критерия практической деятельности человека. Их несбалансированность и противоречивость (преобразованная в сознании человека) создает условия и приводит к войнам, терроризму, экологическим, техногенным катастрофам, национальным и социальным конфликтам, наркомании, алкоголизму и т. д.

Принцип ЦИКЛИЧНОСТИ — описания окружающего должны основываться на определении циклической закономерности в происходящих изменениях, характеризующейся тем, что изменение любого состояния чего-либо многократно повторяется с незначительным (относительно всего диапазона — последовательности) отличием каждого последующего повторения от предыдущего. Конкретное же отличие соответствует изменению условий баланса рассматриваемого проявления Сущего для каждого конкретного цикла его существования.

Из принципа Цикличности следует, что изменение любого проявления Сущего ограничено. Но связывать наблюдаемые изменения с существующим понятием времени совершенно не обязательно. Поскольку изменения внешних воздействий со стороны всего Сущего к любому его проявлению (как объекту) можно определить изменениями в пространственном положении рассматриваемого (объекта) в пределах рассматриваемого цикла. Окончание цикла изменений в состоянии всего Сущего — прекращение его существования (в этом состоит изменение его пространственного положения) в соответствии с Всеобщим Законом.

Собственно же цикличность в описании происходящего можно трактовать как, своего рода, квантованность происходящих изменений, отражающую дискретность изменения текущей меры баланса существования описываемого. Дискретность в проявлении Сущего — это «набор» форм, следующих в некотором порядке в нашем восприятии, поскольку, восприятие процесса по другому, нам просто неведомо. Понятие цикла отражается в высказывании об «основополагающем элементе» Эйнштейном при создании общей теории относительности, и понятии «основного звена», за которое можно вытянуть всю цепь.

Принцип ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ — очередность изменений в состоянии чего-либо происходит по вполне определенной последовательности, как внутри обобщенного цикла, так и внутри циклической последовательности (за исключением элементарных циклов, которые могут входить во все остальные циклы). Очередность, в данном случае — это наличие причинно-следственной зависимости, а не направленное изменение во времени или в пространстве, вытекающее из используемой системы отсчета. Число различных последовательностей, которые можно рассматривать при описании изменений в состоянии окружающего — может быть велико, но всегда конечно. Всеобщая Последовательность для всего Сущего состоит из одного Всеобщего Цикла, причем этот Цикл един для любого проявления Сущего. Поскольку же, каждый элементарный цикл (в силу нетождественности отдельных циклов) является также единичным в рамках единичного Всеобщего Цикла, то, в этом отношении, все циклы можно считать равнозначными в существовании всего Сущего. Элементарный цикл — любой цикл любой последовательности, не включающий в себя ни одного цикла из любой другой последовательности (но могущий совпадать с ним). Таким образом, Мир можно представить совокупностью последовательностей, имеющих совпадающие участки (или пересечения). В частности, «строение» молекулы ДНК также согласуется с этим принципом.

Из принципа Последовательности следует отсутствие необходимости учета какого-либо внешнего воздействия на описываемый объект (событие, предмет, явление) в рамках выбранной последовательности со стороны других последовательностей, то есть, существование квантованности и независимости возможных описаний. Поэтому, достижение нулевого баланса, в пределах конкретной последовательности, соответствует «исчезновению» данного проявления Сущего и вообще всего в сделанном описании. С другой стороны, никаких запретов для существования ещё чего-то, не взаимодействующего с рассматриваемым проявлением Сущего, не накладывается, более того, возможно, их (проявлений Сущего, не воспринимаемых нами) параллельное существование. Также, не исключается возможность «другого» Сущего, неведомого нам. Но все вопросы, связанные с существованием чего-то наравне с «нашим» Сущим — бессмысленны. (Поскольку наши фантазии и чувства являются также проявлением Сущего в силу его Всеобщности). Из возможности пересечения различных множеств (последовательностей), характеризующих различные проявления Сущего, следует многозначность каждого отдельного состояния. Это связано с возможностью описания его существования в рамках всех последовательностей (систем отсчета), при рассмотрении которых возможно такое состояние (цикл).

Таким образом, для получения полностью однозначного описания, необходимо определение сбалансированной системы отсчета, исходя из последовательности предыдущих состояний — их причинно-следственной зависимости и состояний грядущего. Что, в принципе, невозможно, для субъекта, находящегося внутри данного цикла существования мира. (В этом состоит и открытость любого описания и его незаконченность при отсутствии необходимого набора конкретных граничных условий его применимости.)

Применительно к существующим научным знаниям, отсутствие понимания общей картины восприятия Мира человеком и общих закономерностей проявления Сущего, является основной причиной невозможности получения законченного описания происходящего в Мире. Сегодняшнее развитие науки подобно чтению литературного произведения с середины, когда возникающие персонажи берутся из ниоткуда (подобно археологическим находкам, кардинально меняющим наше представление об истории) и опираются на события, о которых ничего не известно, но которые станут историей, когда будут доступны нашему восприятию.

В равной мере, это относится и к решению личных или общественных проблем, когда отсутствие общих знаний в конкретном случае приводит (большей частью) к принятию не оптимальных и адекватных текущей реальности решений и соответствующей им практической деятельности по преобразованию окружающего. В результате чего, возможно исчезновение или изъятие человека (или целого общества) из этого мира.

Например, существующее в практике общественной жизни, физическое устранении конкурентов в экономической или политической деятельности, а также в бытовой сфере, приводит к переходу отдельной части населения на другую последовательность сосуществования, по сравнению с теми, кто в этом не участвует. Но это нисколько не улучшает положение с проблемами, существующими в обществе, а лишь делает общественные отношения более напряженными. Подобное принятие решений проявляется и во властных структурах (которые, впрочем, отражают и уровень цивилизованности всего общества). Другим примером является нарушение экологии окружающей среды, посредством практической деятельности, осуществляемой и в «цивилизованных» странах, могущее привести к исчезновению всего человечества.

Признаком разумности общественного восприятия окружающего в конкретном социуме является баланс между разрушительной и созидательной деятельностью. Причем, разумно-осознанное (правильно идентифицированное и осмысленное) восприятие окружающего способствует минимизации преобразований материального мира, при максимальном использовании естественным образом происходящих изменений. Вообще, увеличение масштабности материальных преобразований не является признаком цивилизованности общества (по масштабности прямого воздействия на вещественные структуры человеку не сравняться со «стихийными» природными явлениями, но мы же не причисляем их к разумным цивилизованным структурам).

Природное назначение человеческого общества лежит в другой плоскости — наработке «духовно-вещественных» структур, которые должны прийти на смену «чисто вещественным» образованиям в окружающем мире. Косвенным признаком цивилизованности общества может служить степень грамотности населения, его умение (как реализованная способность) адекватно понимать (и чувствовать) происходящее и использовать это понимание в своей конкретной практической жизнедеятельности, с целью не допустить саморазрушения или разрушения окружающего.

Изложенные выше принципы описания проявлений Сущего позволяют сформулировать определения объекта и субъекта.

ОБЪЕКТ — описываемое нами проявление Сущего, к которому можно отнести отдельные конкретные предметы, явления, события, процессы, состояния чего-либо, в том числе и идеи (циклы последовательности или циклические последовательности).

СУБЪЕКТ — способ описания (познания, осмысливания) проявления Сущего или система отсчета, в которой ведется описание, связанная с каким-либо объектом.

СУБЪЕКТ (как ОБЪЕКТ) — проявление Сущего, являющееся источником (носителем) известного Человеку, с развитым сознанием и психикой, способа описания (познания) окружающего, с одной стороны, и описываемое известным ему (Человеку) способом, с другой.

Форма описания (познания) может быть представлена как в виде уравнения, литературного произведения, образа (в том числе условного, например, схематичного изображения предмета в виде прямых линий, позволяющего воспринимать перспективу и объемность описываемого, на основании чего, сознание «достраивает» такое изображение до реально существующего), так и в виде ощущений, мыслей, умозаключений конкретного субъекта (как объекта).

Деление на субъекты и объекты является нашим произволом, создающим некоторые удобства для описания и понимания происходящего. Выделение субъекта — это обозначение системы координат и граничных значений описываемого (предмета, явления или события), а также связанных с этим мыслей и чувств, ощущений и эмоций, фантазий и всего остального.

В рамках определений, данных приведенным выше принципам, возможно выполнение достаточно (с нашей точки зрения) однозначных описаний конкретных объектов.

Единственным критерием правильности (адекватности природному течению процессов) сделанного описания может быть только предвидение на его основе дальнейших изменений рассматриваемого объекта (его проявлений) в процессе его существования и их соответствие предыдущим изменениям данного объекта.