О РЕЛИГИИ И ИДЕОЛОГИИ

Появление религий и идеологий закономерный процесс развития общества и социальной составляющей в сознании человека разумного. Точнее это «начало» для появления у него разумности, нашедшее свое отражение в социальных смыслах, трансформировавшихся в общественном и индивидуальном сознании в некоторое основополагающее начало. На начальном этапе своего существования, как представителя животного мира – человек, скорее всего, воспринимал мир подобно остальным млекопитающим, принимая некоторые вещи, инстинктивно, как данность, уберегаясь тем самым, от различных природных катаклизмов и опасностей. Перелом наступил, когда человек стал пользоваться языком и кодировать накопленный личный опыт в вербально-знаковой форме, передавая его, таким образом, из поколения в поколение. (Что легло в основу такого перелома - сказать сложно, Возможно, причина находится за пределами нашего осмысляемого понимания, но «руководит» процессами нашего сознания, трансформируя его таким образом, что наше восприятие информации от зрительных, слуховых и других рецепторов живого организма, преобразуется в «мысле-форму». Происходит, своего рода, «оцифровка» всего доступного нашему восприятию в набор смыслов, которые могут быть выражены вербально-знаковым образом, единым для понимания всеми)

По мере накопления опыта, форма объединения людей на основе племенного образования, где главенствовал сильнейший (авторитарный способ существования) или наиболее умелый в определенном виде деятельности (общественно-организованный способ существования, сохранившийся в некоторых племенах до недавних пор – когда руководитель-командир меняется в зависимости от текущего занятия племени: на рыбалке – это лучший рыболов, а на охоте – лучший охотник, а воспитанием детей занимаются все и тогда, когда у них возникает потребность что-то сказать или чему-то научить, или просто захотелось повозиться и поухаживать) стала претерпевать изменения.

Племенно-родовое объединение оказалось недостаточно для полноценного развития социальной составляющей сознания личности, для приобретения ею всё новых знаний и умений, освоения навыков и накопления опыта. Расширение этих возможностей, очевидно, тесно связано с размерами социального образования и наличием коммуникационных связей. Но для формирования такого образования, требуется нечто, объединяющее людей, не только на основе совместного животного выживания, и доставляющее комфортность существования, используя личный творческий потенциал, но и то, что требует для своей реализации значительных коллективных усилий, причем на долговременной основе. Таковым является стремление к некоторому общему идеалу и соответствующее ему общее целеполагающее начало, как осознаваемая большинством основа и способ дальнейшего развития, ориентированное на достаточно отдаленное будущее. Для достижения таких сущностных целей и служит, определенным образом организованный социум, в котором временное попутничество различных племен, превращается в определенное партнерство, вытекающее из общего целеполагания и восприятия окружающего. Для чего требуется унификация различного накопленного опыта в рамках некоторой абстрактно-понятийной «конструкции», формирующей то, что называется общественным сознанием. Необходим единый понятийный язык, соответствующий как условиям существования, так и накопленному опыту, который мог бы обеспечить единое понимание большинством требуемой и желательной направленности текущей жизнедеятельности. Использование общего языка и базирующегося на нем мировосприятия ведет к установлению единых, признаваемых в социуме, норм социального общежития и, соответственно, способов управления коллективными усилиями в долгосрочной перспективе.

Простое объединение различных племен, с различным мировосприятием, путем их завоевания сильнейшим, без формирования такой общности, при разрастании его размеров, приводит к нарушению обратных связей и возможности единовластного контроля и управления происходящим. Поэтому и имеет место разрушение империй, построенных путем завоевания и чисто силового контроля со стороны завоевателей. Силовое завоевание и любые формы насильственного подчинения, без образования социальной общности, порождают непрерывные явные или «скрытые» войны, возникающие в любых звеньях такого образования. Неадекватность информации, поступающей по обратным связям, присущая всем диктаторским режимам не способствует разрешению возникающих конфликтов. Управляющие функции, способствующие развитию социального объединения, сформированному на принципе диктатуры, обеспечивать некому, в силу личной заинтересованности, всех их обеспечивающих, только в расположении сильного по отношению к ним персонально, и возможности как-то поживиться с «барского стола». В силу же ограниченности любого личностного восприятия, любой властитель в своей деятельности, все больше отдаляется от реальности в вымышленный образ, принимаемый им за текущее существование социума. На определенном этапе, любая диктатура входит в противоречие с объективными социальными процессами, протекающими в соответствие с вполне определенными природными закономерностями личностного функционирования. Возникают сущностные противоречия, сопровождающие такое объединение, которые приводят его к распаду, либо к уничтожению, под влиянием внешнего воздействия. Внешнее воздействие может реализовываться и изнутри системы, подобно лисе, забравшейся в курятник и нарушившей имевшее место равновесие. Оно может носить и, не явно выраженный насильственный характер с какой-либо стороны, а отражать природные зависимости и закономерности существования, находящиеся за пределами текущего понимания общества и его властителя. (Существующий природный личностный дисбаланс, как властителя, так и подданных, при достижении им некоторой меры, вдруг, без видимых причин, становиться активным катализатором, разрушающим социальные отношения.)

Унификация вербально-знаковой символики, даже в устной форме, уже позволяет проводить объединение людей на основе взаимного понимания, в том числе, для предстоящей деятельности, которая должна, на основе совместных усилий, дать результат, недоступный отдельной индивидуальности. Следующим, закономерным шагом, развития социальности является появление свода законов – как некоторых норм поведения, принимаемых осознанно, той или иной общностью, в зависимости от условий её существования. (Формализация накопленного опыта, зависит от авторского понимания, но, так или иначе, отражает сложившиеся условия существования, с поправкой на субъективизм в изложении требуемых ограничений, применительно к формам жизнедеятельности отдельных личностей.)

На основе передаваемого из поколения в поколение опыта, также, происходит деление общества по профессиональной ориентации. Но, организуясь вокруг права сильного, каждая индивидуальность ограничивается в собственных устремлениях и возможностях, при их практической реализации. Это ограничение нормируется правом сильного - в первую очередь, удовлетворять собственные интересы, что приводит к определенным противоречиям, вплоть до противостояния внутри общества. Противостояние, нарушающее баланс социальных сил, приводит к смене вождей, царей и остальных блюстителей тронов, взявших на себя функцию реализации права сильного на владение окружающим и подданными, как путем силового воздействия (в случае неподчинения), так и путем силового устрашения, чтобы не допустить неподчинения в дальнейшем.

(В настоящее время, к этому добавилось, и даже стало основным – манипулирование сознанием окружающих, в личных, обычно корыстных целях, что отражает другую сторону права сильного – его интеллектуальную составляющую. Для чего используются имеющиеся средства информационного воздействия, и занятые в них представители социума, взявшие на себя функцию обслуживания этого права. Превалирование интеллектуальной составляющей состоит в том, что право сильного насаждается постоянно путем подачи соответствующей информации о происходящем, которая служит обоснование его прямого применения в любой подходящий для властителей момент. Насилие остановится постоянным и «оправданным» действием по отношению к большинству населения, причем в такой подаче и единственно верным для понимания большинством населения, в рамках сформированного у них мировоззрения. Такой подход является сущностно деструктивным фактором социального существования, тенденцией к деградации социума на личностном уровне и, в конечном итоге, к его самоуничтожению, включая и самих властителей разного ранга, пользующихся этим правом. Такое изменение в направленности личностно-социальной жизнедеятельности обуславливается природными закономерностями, связанными с процессом формирования мыслей и мысле-образов, отражающих способ личностного мышления в реальных условиях. Отсутствие разумного творческого подхода, его ограниченность в направленности только бытовой комфортностью, ведет к практическому воплощению результатов мыслительной деятельности в разных формах, но под воздействием глобальных природных факторов, управляющих жизнедеятельностью личности, «слепо» им подчиняющейся. Проявление этих факторов имеет физическую основу, и наблюдается в цикличности социального развития, вплоть до исчезновения некоторых социумов, известных в истории)

Право сильного – это способ достижения личностно-значимых целей, в основе которого лежит самая незамысловатая идеология, основанная на животной сущности человека – достижения личной комфортности существования, которое этим и заканчивается, как достижением некоторой «сущностной» цели. Личная комфортность существования – это тот рубеж, за которым должна наступить благодать и больше ничего вроде и не надо, и ради этого можно использовать все имеющиеся возможности, считаясь с окружающим и окружающими постольку – поскольку они не будут противодействовать личностным устремлениям, в том числе практическим, в этом направлении. Абсолютизация животности существования, тиражируемая посредством воспитания, в социальную функцию личности, сводит человека как личность на уровень обычного животного, которое полностью удовлетворено при наличии желаемого прокорма и отсутствия опасности существования, находя свою природную заданность в продолжение рода, т.е. в воспроизводстве вида. Если смотреть с более общих позиций – это «движение по кругу», которое не соответствует направленности природных процессов, как основы существования мира, вызванной начальным воздействием или Творением. Следовательно, такое простое воспроизводство (впрочем, как и расширенное) – суть предназначение для чего-то ещё, чему оно является «прокормом» для поддержания направленности, как заданности в существовании Природы.

Кроме человека, как одухотворенного существа, умеющего абстрактно мыслить и воспринимать окружающее, находящееся вне прямого личностного контакта, как в пространственном, так и во «временном» (исторический опыт и опыт планирования завтрашнего дня) диапазонах, нам доселе ничего не известно. Мы не знаем чего-либо ещё, для чего мы являемся «прокормом», более того, творческое начало, присущее человеку, позволяет ему не только поглощать природные ресурсы, но и преобразовывать природу, исходя из личностного целеполагающего начала. Поэтому сведение идеологии существования рода людского и его предназначение в мире к простому поглощению ресурсов, для получения личностного удовлетворения на животном уровне, представляется неразумным. Поэтому, период (цикл) развития человека, как потребляющего животного – это скорее некоторая ступень в его развитии, связанная с накоплением некоторого первичного опыта (социального, передаваемого) существования в окружающем мире. Признавая за правом сильного его объективность, необходимо и признавать за ним его ограниченность и невозможность абсолютизации, как основы какой-либо идеологической концепции, направленной на развитие личности, как носителя социальной функции. Другими словами использование права сильного как социально-личностная функция, имеет временной ограниченный характер. Кроме того ограниченность (конечность) любых ресурсов приводит применение этого права, как способа существования, к необходимости уничтожения себе подобных, в борьбе за эти самые ресурсы, для достижения личностной комфортности существования, подобно растениям или животным. Откуда следует бессмысленность существования человека, как венца Творения, по сути такого подхода, не отличающегося от баобаба или секвойи, слона или кита,… а залив Землю водой творение могло бы ограничиться, просто большой рыбой (чью стадию проходит и человеческий зародыш), принципиально ничего не изменив в окружающем мире. (Неужели Господь, сотворив все остальное, не смог до этого додуматься?).

Более того, разнообразие личностных структур и их неповторяемость, как раз указывает на обратное – каждая появляющаяся новая личность должна привносить что-то новое в социальную копилку, для качественного сущностного совершенствования человека (как инструмента в руках Бога). Человека, использующего дар творчества и социальную функцию, присущую только человеку разумному, позволяющему ему совершенствовать природу, находясь в ней и, «двигаясь» совместно с ней, в общем потоке существования мира. Единственной возможностью для реализации этого на практике, является развитие и саморазвитие человека, путем сущностного расширения его личностного восприятия окружающего и совершенствования его способа мышления, проникая в духовную сферу собственного существования. (Вступая, таким образом, в «диалог с Богом», и получая от него необходимые «напутствия» к дальнейшему самосовершенствованию и себя самого, и окружающего мира, заключающееся в разумной упорядоченности Всего Сущего, в направлении его дальнейшего развития от акта Творения и под этим воздействием, оставшимся в мире, и обеспечивающим его существование, согласно изначальному «Замыслу» его «родившему» и поддерживающему его в его существовании). Конечно, данное понимание, как и его осмысление, не является общим изначальным атрибутом личности, находящейся на животном уровне развития, а является результатом осмысления опыта социального существования, отдельными личностями, находящимися по краям общего распределения сущностных качеств, как природных атрибутов, человека разумного. Личности, первыми понявшими или прочувствовавшими данное предназначение, и при определенных условиях и на определенном этапе, смогшими (с помощью других личностей – проводников нового в социальные отношения) донести это понимание до большинства населения, являются творчески активными составляющими в процессе социального развития. Появление религий, как раз и явилось первым отображением этого процесса развития человека и общества. Поскольку, в основе религиозных воззрений лежит передача личностного состояния «посвященными» (по божьему замыслу, и им ниспосланными на Землю) на уровне бытовавших в то время понятий, для их распространения среди живущих, в устной, а затем и письменной форме их ученикам. Ученики, являвшиеся проводниками этого априорного знания, использовали различные способы его изложения, чтобы «достучаться» до большинства населения с различным личностным устройством. Передача личностного состояния (в отличие от умозрительных идеологических конструкций, для обоснования личностной системы ценностей и на её основе - как некоторый «субъективно замкнутый круг», что объективно-естественно для любого субъекта), более адекватна реальности, чем личностно придуманная идеология. Это связано с тем, что носитель состояния выступает и как объект, находящийся под властью природных закономерностей, хотя и неосознаваемых на умозрительном уровне. Возможно, этим и объясняется продолжительность существования основных религий среди значительной массы социума, и такая сменяемость идеологий, в зависимости от того чьё личностное понимание ценностей они отражают. Условия существования и уровень развитости личности, на этапе возникновения религий, не позволил им реализоваться на практике в необходимой мере. Возобладало животное начало в человеке и он «решил» опереться на право сильного для достижения комфортности животного существования, в том числе, используя и религиозные учения. В дальнейшем, создав чисто понятийные идеологические конструкции, обосновывающие это право и его абсолютность и универсальность. При дальнейшей формализации которого, даже придумав универсальный денежный эквивалент, как абсолютную ценность, обеспечивающую беззаботность и комфортность существования им обладающему в достаточной мере. (Но, как показывает практика, присвоение права сильного, как властной функции в социуме, или наличие этого эквивалента, передаваемое в следующее поколение, зачастую служит не развитию и совершенствованию, а деградации данной личности. Личности, которая использует предоставившиеся возможности не только и не столько для саморазвития, а и к ущемлению возможности социального и личностного развития окружающих, пытаясь всеми способами затвердить создавшееся статус-кво и не дать остальным возможности самореализоваться, иначе чем, обеспечивая прокорм и утехи, получивших эти возможности. Что и привело, в конечном итоге, к системному глобальному кризису и одной благотворительностью, со стороны сильных мира сего, здесь вопроса не решить, а требуется изменения общего вектора социально-личностного существования. Возможно, ограниченность ресурсов является тем критерием, и отражает ту меру, за которой должен наступить сущностный перелом в развитии человека разумного, путем его перехода на другой цикл существования, сущностно отличающийся от нынешнего)

Постоянное подтверждение своего права сильного, а тем более его передача по наследству, слишком трудозатратно и обременительно, причем, всегда грозит различными неожиданностями. Поэтому, закрепление его изначально, на этапе воспитания нового поколения представляется его обладателю вполне целесообразным. Исходя из этого, и реализуя право сильного, в социуме обеспечивается трансформация в общественном мировосприятии такого положения вещей, в некоторую данность (права править), передающуюся из поколения в поколение вполне конкретными представителями, занятыми в этом процессе. Подчиняться своду писаных, придуманных кем-то, законов, так сразу, не научишь, и возникает потребность в выработке некоторой базовой основы - идеологии, которая должна восприниматься в качестве априорной истины, закрепляющей право сильного на все существующее в социуме (или сфере его интересов) и право властвовать и регламентировать жизнедеятельность социума «по личному усмотрению». (Последнее, на самом деле, является проявлением определенной иллюзорности нашего восприятия. На самом деле, реализуется только, то влияние, которое объективно совпадает с общественными процессами, отражающими еще более глобальные природные закономерности. Нельзя управлять тем - чего нет. А право «создавать процессы» - функция Бога, и человеку недоступна …потому, мир и существует до сих пор, несмотря на все попытки его разрушить со стороны отдельных представителей человеческой популяции, как умышленно, так и по неграмотности. Любое властное распоряжение может быть реализовано на практике, лишь, в случае осознанного выполнения его, теми, кому оно адресовано… и только закон всемирного тяготения – обязателен для всех)

Предметно-объектное восприятие окружающего, присущее человеку, как живому существу, и его выражение в вербально-знаковой форме породило, уже на начальном этапе существования, различные культы, объединяющиеся в языческие верования, и отражающие накопленный опыт по имеющимся или имевшим место взаимосвязям предметов (объектов или явлений окружающего мира) и событий в жизни людей. Это закреплялось и в идолопоклонничестве, передаваемом от поколения к поколению. Но, поскольку опыт был разный, как и условия, при которых он появился, то различные языческие верования не могли служить основополагающей базой для масштабного социального образования с единым общим вождем. С другой стороны, право сильного способствовало накоплению нового опыта, при освоении все нового пространства (в период географических открытий, например), отражающего общие устремления к поиску дополнительной комфортности существования. В миропонимании, ещё только закладывались начала естественнонаучного подхода к окружающей действительности, и элемент нового, позволяющего увеличить личностный комфорт, возникал «явочным порядком», при, обычно насильственном, освоении новых территорий.

Осознание происходящего ограничивалось бытовым уровнем, что находило свое отражение в процессе обучения новых поколений различным навыкам и умениям. Полноценного базового образования, позволяющего прогнозировать и проверять накопленный опыт, абстрагируясь от непосредственного «общения» с предметами и объектами в некоторой, достаточно значительной степени, изначально, не существовало, также как и устоявшейся общей письменности. Поэтому, появление религиозного подхода в виде верований, излагаемых «из уст в уста» вполне закономерно. Верования по своей сути отражают эмоционально-чувственное восприятие индивида, исходя из права сильного, для пущей убедительности, приписывая ему могущественное начало. Постепенно, могущественное начало становится абстрактно существующим в виде некоторой данности окружающего мира, заключенной в образе Бога, помещаемого в какое-то недоступное для «простых смертных» место обитания. Самым подходящим представлялось – небо, что и утвердилось в большинстве верований. Но предметно-объектное восприятие нуждается в возможности «пощупать», поэтому у Бога появляется «наместник» (как отражение реальности его существования) на Земле, временно её покинувший. Но оставивший после себя набор некоторых правил, по которым и следует жить «поданным Бога» до его возвращения или их «прихода на суд божий». Перевод свода правил в письменную знаковую форму, позволил ему распространиться повсеместно в едином виде – «что написано пером, не вырубишь и топором». Разница же в существующих религиях обусловлена, реально существующими и заложенными в их основу, системами оценок происходящего (присущими человеческой личности и социальной общности), которые различаются между собой, в зависимости от условий существования.

Системы оценок находятся в диапазоне по их характеристическому отличию - от оценок в некой фиксированной данности (к которой ближе всего ислам), через функционал изменений (восточные религии) и различные виды субъектно-объектного характера восприятия (христианское направление), до изменчивости, обусловленной личным участием, в том числе, (либеральная направленность протестантизма, например). Чем дальше от незыблемой данности и её абсолютизации в понимании, находится основа вероучения, тем больше разновидностей в данной религиозной направленности наблюдается.

Появление естественнонаучного знания, привело к появлению идеологий, как некоторого мировоззренческого начала, основанного не только, и не столько, на одной вере, сколько на осмыслении накопленного опыта совместного существования, с тех или иных позиций. Но право сильного сохраняется и в большинстве идеологий, переместившись из разряда вероучений, в разряд способа осознания происходящего, и выбора личностного целеполагания. Выбор, на самом деле, весьма условен, поскольку, идеологическая направленность в воспитательном процессе, заменив религиозную, осталась, по сути, в заложенных в ней смыслах, на уровне их текущего понимания, но приняв другое множество форм.

Создание идеологической основы жизнедеятельности в социуме, и её закрепление в общественном сознании, в качестве существующего порядка вещей, настоятельно требовало и создания всеобъемлющего свода законов, норм и правил, которые должны «закладываться» в сознание каждого, начиная с рождения.

Виды идеологий распределилась по всей шкале личностного восприятия и системы оценок, от жесткого авторитаризма до откровенного анархизма.

(См. «Структура и свойства человеческой личности» и «Личностная структура и социальная среда»)

Поскольку, идеология является, в меньшей степени, предметом веры, а отражает текущее социальное понимание «сути вещей», то в её основе лежит принятое в социуме основополагающее начало, и до настоящего времени, по существу, опирающееся, на никуда не ушедшее, «право сильного». Но, в отличие от религии, где могущественное начало, помещается на небесах (и ему должны подчиняться все), в идеологии оно становится вполне приземленным и отражает текущие (в основном, животные) интересы сильных мира сего (что выводит их из зоны какого-либо подчинения, кроме, как самим себе). В различных идеологических построениях, право сильного может быть персонализировано – право вождя, учителя, лидера, властителя и так до …диктатора, тирана, наконец, а может и быть обезличенным, как некоторое право собственности, свободы, демократии…и так, вплоть, до права смерти. Если, в первом случае, оно очевидно, и отражает, явным образом, ценностную ориентацию, принятую в социуме, то во втором, оно более завуалировано и приобретает оттенок некоторой абстракции, допускающей различные толкования. (Но, по-прежнему, ограничивается набором предметов и явлений, которые можно «потрогать» на бытовом уровне, и которые теперь отражают личностную принадлежность к праву сильного).

Как религия, так и идеология, в той или иной мере, в различных социумах, лежат в основе общественного мировоззрения и формируют общественное сознание, в процессе воспитания и образования, и непосредственно практической жизнедеятельностью членов социума, на основе принятых и культивируемых в социуме основополагающих жизненных ценностей. Ценности, в свою очередь, формируют личностное и общественное целеполагание, отражающее вектор общественного развития, в том числе, в писаных законах и правилах, регулирующих социальные и другие отношения (как на базе подчинения по иерархии, так и на базе понятия справедливости, отражающего социально-личностное понимание меры баланса между личным вкладом и личным потреблением в рамках общественной жизнедеятельности).

Поскольку идеология, в большей степени (благодаря накопленному опыту) отражает многообразие существующих типов личностного устройства, то в ней отражаются, обычно, все виды оценки и характеры восприятия происходящего. Откуда происходит и дифференциация права сильного по направлениям. Среди которых можно выделить

- право на власть (как данность) – право правителя, (от верховного до «ночного сторожа»)

- право на собственность (как функционал) - право следования в выбранном направлении существования, вытекающим из количества личной собственности (в широком смысле), подчиняясь власти и своду писаных законов. (от «частная собственность, вход запрещен» до «мой дом - моя крепость»)

- право на существование (субъектно-объектное) - право участия в общественных процессах, подстраиваясь под них, путем соблюдения прав власти и писаных законов. (от «мне без очереди» до «кто крайний?»)

- право на свободу (как изменчивость) – право «выбора», которое может быть реализовано, при соблюдении всех остальных прав (от «кто смел – тот и съел» и не важно что, до «кто первый встал – того и тапочки», когда речь, именно о тапочках).

. Таким образом, духовное начало в форме веры, выделяющее человека разумного из среды млекопитающих, которое имело отражение в религиозных учениях, бытовым образом полностью «материализовалось» на уровне идеологий. Оставаясь в некоторой степени в констатирующей части, но, не являясь стержнем идеологии, служащей для выработки понимания текущего мировосприятия личности, при её существовании в социуме.

Развитие науки и техники, увеличивающее личные возможности отдельного человека по преобразованию окружающего мира, не только, в опоре на дарованное Богом по рождению, но и путем обучения и личного творчества, явным образом, не связанного с Богом, дало толчок к появлению «атеистического» подхода.

Отрицание всепоглощающего влияния Бога на жизнь отдельных людей, отбросило и наличие чего-то, находящегося за гранью нашего восприятия. Мир стал представляться именно таким, каким его кто-то нарисует (в широком смысле), что отражает присвоение части «божественных функций» (создание и поддержание существования Мира) отдельной личностью, описывающей собственное восприятие окружающего. Происходит разделение личного и божественного начала в мировоззрении и практической деятельности, где за первым стоят результаты личной деятельности, а за вторым некоторая общая функция. На существование чего-то, находящегося за гранью обычного бытового восприятия, обращается внимание, только при каком-то явном, обычно катастрофическом его проявлении: от тяжелого заболевания или личностного жизненного краха, до разрушения предметов рукотворной деятельности, при катаклизмах, наносящих урон в масштабах всего общества.

Наука сосредоточилась на обосновании и развитии различных методов, как способствующих личному осознанию собственной значимости, так и возможностям личного воздействия на окружающее. Фундаментальные вопросы связи божественного и личностно-материального выпали из её поля зрения. Общество разделилось на население, которому удобно (что является и результатом соответствующего воспитания) следовать по Пути, начертанному Творцом, в интерпретации служителей церкви, храма, как хранителей толкований божественности – «на все воля божия», и на население, которому удобно самостоятельно нести «бремя творца» – «человек, сам кузнец своего собственного счастья», идущему на поклон к Всевышнему, только в самом крайнем случае. Увлеченность бытовым материализмом приводит к тому, что личность становится во главу угла как очередной бог, причем, это применимо к каждой конкретной отдельной личности и «закладывается» в её мировосприятии. Духовное начало отходит на второй план, ограничивая осознание личностного восприятия чисто материальным, физическим планом, на котором и осуществляется преобразующая деятельность, и которая этим и ограничивается. Происходит «присвоение воли» (изначально атрибута Бога – Творца), как некоторого ведущего личностного признака, отодвигая при этом Данность Всего Сущего, в котором человеку определено только некоторое место, на второй план.

Животное начало, реализуемое на материальном уровне, ошибочно принимается за проявление божественной разумности, дарованной человеку, либо природой, либо Богом.

Естественнонаучное мировоззрение – это, скорее не атеизм, а форма язычества, где в основе лежат придуманные (и проверенные каким-то опытным путем, в каких-то условиях) методики, позволяющие, в какой-то мере, предсказывать завтрашний день, как следующий шаг в развитии личностных навыков существования, в отличие от простого поклонения какому-то идолу, отвечающему за то, что произойдет. Поскольку выход за пределы личностного восприятия, в принципе, невозможен, без потери самости личности, то все, что находится за его рамками, относится не к некоторой недоступной человеку божественности (при религиозном мировоззрении), а определяется как нечто бесконечное, неопределяемое или случайное, т.е. также недоступное, но только «под другим соусом».

Ни религии, ни науки не рассматривают, то, что находится по ту сторону восприятия в силу природной ограниченности личностного восприятия. При этом происходит абсолютизация самого восприятия, приписыванием ему определенных свойств и качеств (опять-таки исходя из этого самого восприятия). И то и другое «подвешивает» человека в некотором состоянии неопределенности, которая абсолютизируется, не давая возможности личностного развития. Именно как личности, имеющей отношение и к тому, то лежит за пределами её восприятия, но является тем же самым миром, в котором протекает её существование, и который ей просто не доступен на уровне ощущений.

Все попытки создания некоторой универсальной идеологии, как некоторой заданности, либо приобретают форму религии, либо разрушаются на уровне различий в природном личностном устройстве отдельных членов социума, приводя к межличностному противостоянию (как разницы в методологических подходах к толкованию восприятия). Человек в принципе не может описать природный процесс, находясь внутри него, когда единственным выходом из которого, чтобы взглянуть со стороны и сравнить с чем-то ещё, находящемся вне этого процесса - является смерть (подобно рыбе, вынутой из воды, чтобы «посмотреть» где же она плавает – это общая априорная закономерность недоступности для воздействия и относительности восприятия любого процесса, для находящегося в нем).

В отличие от естественных наук, неправильный вывод которых, показывает отличие результата эксперимента, от ожидаемого изначально, общественные науки, подойдя к той же «бесконечности» или «неопределенности», не имеют возможность проведения повторного эксперимента, поскольку вычленение условий существования (как условий проведения эксперимента) не в их власти. Поэтому носители методов познания общественного устройства и протекающих в нем процессов, довольствуются чем-то (суждением или умозаключением), личностно признаваемым, как некоторое толкование реальности (воспринимаемое, как собственно объективная реальность). Тем самым, беря на себя функцию Творца, в том числе смыслов, «не имея ничего за душой» для этого акта Творения, человек выходит из «зоны миропонимания» в зону иллюзорной (нарисованной им) действительности.

Толкование социальных смыслов также изначально ограничено только возможностью личного творчества, в некотором заданном природой диапазоне (как и в случае естественных наук, в целом).

Любая идеология, построенная на доступном отдельной личности диапазоне восприятия окружающего и характере личностной системы оценок, не может описать все окружающее. Это все равно, что описывать гору, гладя на неё со стороны альпийских лугов и пытаться применить это описание для стороны, где из ледника низвергается водопад (на которую смотрит другая личность, строящая свою идеологию). В рамках личностного восприятия обобщенная идеология, отражающая всю реальность невозможна, а за его пределами – недоступна. Поэтому любая идеология – относительна и при её абсолютизации (как и полностью законченная естественнонаучная картина мира) приводит сама себя к краху, как на практике, так и в теории.

Общественное развитие, как отражение направленности, присущей природе вообще, и воспринимаемому нами миру в частности, подчиняется некоторым, в том числе, наблюдаемым закономерностям, которые невозможны при отсутствии направленности, задающей последовательность происходящего. Это - та Данность, которая характеризует «все и вся» в окружающем нас мире, и которая отсутствует в существующих идеологиях, отрывая их надуманную суть от реально происходящего. В религиозных учениях эта направленность отражает Волю Бога, как Творца существующего Мира. В бытовом же мировоззрении это качество приписывается личности, как отражение её воли. Но если Волю Бога можно считать реализовавшейся – Мир существует, и он не может быть отправлен вспять иначе, как через его исчезновение, то волю личности, как некоторое самостоятельное проявление рассматривать просто неправомочно. Это связано, как с тем, что каждая отдельная личность, как и весь социум, как и все в нем придуманные идеологии, являясь частью Природы, подчинены этой самой направленности, так и с тем, что ни одна личность, ни социум в целом не в состоянии сотворить Что-то из Ничего. Личность наделена даром творчества, обусловленного её духовностью, как проявлением Воли Творца, или в соответствии с Законами Природы. Дар творчества – возможность личности выполнять определенное перестраивание в «конструкции» окружающего мира, используя имеющиеся объекты, но, ни как, не нарушая при этом, последовательности, заданной могущественным началом, «создавшим Мир».

(Прим. Хотя, в самом широком смысле – создавшим и наше восприятие, в котором он и отражается, у каждого, в определенной мере, по-своему)

Отсюда вытекает основное требование к любой идеологии, если она хочет претендовать на некоторую объективность – соответствие наблюдаемым закономерностям Природы. Мировоззрение, не имеющее глобальной направленности, как некоторого вектора, отражающего последовательность изменений, (как функционала этих изменений) не соответствует существующему мироустройству, а отражает только отдельный взгляд на него.

Постоянное повторение пройденного, улучшая комфортность существования, но без изменения личностного устройства по самой его сути, противоречит функционалу (как некоторому алгоритму) изменений, отражающему существование Природы. (Витки спирали сжимаются, и происходит «бег по кругу», как отражение дурной бесконечности. Разомкнуть витки возможно, только претерпевая сущностные личностные изменения – создавая тот самый шаг личностной спирали, а, не «накручивая километры», вращаясь вокруг оси.)

Таким образом, изменение способа мышления, отражающего духовное начало человеческой личности, является векторным началом любого развития. Откуда следует, что целью общественного существования, которая должна отражаться в идеологии, как отражении и основе общественного сознания и мировоззрения, является совершенствование (в противном случае – износ и деградация) каждой отдельной личности, появившейся «на свет божий». В этом и состоит предназначение общества, как способа развития социальной составляющей личности, выделяющей её из остального животного мира. И в этом направлении должны быть приложены совместные усилия всех членов социума, путем реализации их творческого начала (отражающего способ мышления) в процессе жизнедеятельности. То есть, суть изменений, его алгоритм - это постоянное развитие личности, посредством творческого подхода к её развитию и саморазвитию. Данный алгоритм может осознаваться только на базе коллективно-индивидуального восприятия, органически отражая все аспекты бытия при взгляде со всех сторон. Сформировать этот взгляд, и является задачей социума, претендующего на разумность. (В противном случае, все идет по животной линии развития, с потерей личностного творческого начала, по сути, но по форме, создавая иллюзию воли, отражающей природную однобокость восприятия, когда закономерность изменений воспринимается за акт очередного «волевого творения». Что, на самом деле, является проявлением эмоциональности личностного устройства, и в самом простом случае - это проявление чисто животных инстинктов)

Наблюдения за происходящим вокруг, показывают, что изменения окружающего, воспринимаемые человеком, носят циклический характер. Что, с одной стороны, сочетается с направленностью, присущей природе (и говорящей о существовании некоторого воздействия, задавшего эту направленность, и так и «оставшегося» в этом Мире, поскольку он существует), с другой, это указывает на то, что данное воздействие имеет колебательный характер и циклически распространяется по всему Миру, участвуя и управляя, таким образом, процессами в нем наблюдаемыми. Поскольку человек является неотъемлемой частью Мира, то он в состоянии воспринимать происходящее, только относительно себя самого (существуя в заданном воздействием процессе). Следовательно, те циклические процессы, наблюдаемые во вне (между другими объектами), но которым подвержено и его изменение – ему не доступны для самовосприятия, но именно их воздействию он и подвержен в первую очередь, как основе собственного существования, в заданных формах. (Так, пропорциональное изменение всех размеров, окружающих объектов и самого человека, будет представляться ему «застывшей картинкой», поскольку одновременное пропорциональное изменение «метра» и измеряемого отрезка, не даст возможность заметить, какие бы то ни было, изменения длины отрезка, при его измерении.)

Но наблюдаемые изменения, не минуют и человека (в силу единства Мира, находящегося в процессе развития), оказывая воздействие в рамках, как собственно взаимодействия с человеком, как объектом мира, так и опосредованно, воздействую на процессы, связанные с изменениями присущими человеку, но им не наблюдаемыми (синхронные изменению его восприятия). Цикличность же происходящего указывает на существование «взлетов» и «падений», находящих свое отражение и в существовании человека и, следовательно, социума. Отсюда вытекают регрессивные и прогрессивные направленности в его существовании, в том числе, как социального элемента. То же относится и к творческому началу личности, как «две стороны одной медали». Но в социуме - медалей далеко не одна… Отсюда, и постоянное присутствие негативных и позитивных тенденций в общественном развитии, которые являются результирующей межличностного взаимодействия, если говорить об общей направленности, того или иного, социума.

Таким образом, изучение этих процессов (с целью воздействовать на их протекание), с использованием творческого начала, присущего личности, и использование полученных результатов, может служить как на пользу, так и во вред, причем всему социуму, в том числе, и личности занимающей активную позицию (и, через личностно не замечаемый, явным образом, диапазон изменений). Отсюда и появляются «трагические случайности» и досадные неожиданности, которые не являются отражением вдруг «чудесным образом» возникшей неустойчивости, а являются проявлением определенной направленности к превышению меры этой самой реальной устойчивости. (В пропасть падают не потому, что поскользнулись, а потому, что вообще туда пошли)

Все это указывает на необходимость использования, только объективно-допустимых разумных средств достижения, в том числе, личных целей. Другими словами, для более объективной общей оценки допустимости тех или иных действий, необходимо их рассматривать во всех системах оценок, присущих отдельной личности и различных личностных системах координат. В противном случае, субъективность оценки может привести, в результате предпринятых на её основе действий, к нарушению условий баланса, объективно существующего, и отражающего окружающий мир в его равновесном развитии. Условие равновесия – это нахождение в заданном диапазоне, относительно некоторой меры, отход от которой за пределы допустимого, ведет к разрушению «конструкции» (как объекта), путем нарушения процессов, обуславливающих взаимосвязи между её элементами. (Категории совести и справедливости, «закладываемые» по рождению и присущие человеку с раннего детства, как раз и отражают природную закономерность в поддержании меры баланса, применительно к его преобразующей деятельности и социальному существованию)

Таким образом, любая идеология, как основа мировоззрения, в своей основе должна нести Данность существующего Мира, заключающуюся в его направленности, вызванную некоторым воздействием, выведшим его из «Абсолютного покоя», т.е. из Небытия.

Применительно к человеческой личности эта данность состоит в развитии отдельной личности, её сущностных признаков, на базе присущего ей творческого (духовного, по сути) начала, посредством передачи накопленного всем социумом опыта его существования, каждой отдельной личности. В чем и состоит природный смысл социального существования вообще, и существования отдельной личности, в частности. Границы возможностей такого развития вытекают из заданных условий баланса, не приводящих к нарушению существующих взаимосвязей и структур, в том числе общественных. В противном случае наблюдается распад (подобно радиоактивному распаду в неживой природе) структуры, именуемый смертью и личности, и живого организма, в зависимости от степени дестабилизации. Аналогичные последствия возможны и для социумов и для всей человеческой цивилизации.

(Хотя если говорить с самых общих позиций – все что происходит и произойдет - есть отражение Данности Всего Сущего, на что и указывает призыв к смирению, в ряде религиозных учений, который не надо толковать как «бытовое смирение», а воспринимать как Высшую Заданность, как Причину «всего и вся» - Причину Бытия, в том числе и бытия человека, которой он и должен следовать и соответствовать.)

Рождение человека, как и «рождение мира» происходит в пространстве, единственном априорном атрибуте существования, реализующемся его появлением из Небытия или состояния «Абсолютного Покоя» путем задания некоторой направленности. Говоря языком механики – это соответствует наличию отличной от нуля первой производной – скорости.

Но для её появления необходимо и отличие от нуля второй производной – ускорения.

Никакая сила не может быть приложена к Абсолютной Пустоте, чтобы задать ей некоторое ускорение. Отсюда следует, существование, изначально, некоторой протяженности (применительно к личности, это называется её духовным планом, который и задает её появление «на свет божий» в рамках нашего восприятия), подвергающейся некоторому воздействию. Но, поскольку, воздействие не может быть абсолютно точечным, то имеет место некоторый функционал, описывающий это воздействие, который постоянно присутствует как личностный атрибут, задающий индивидуальную направленность в развитии. Изменение окружающего носит циклический характер, и подобное проявление должно присутствовать и в самой сути изменения личностного устройства, как элемента мира. Это личностный функционал, описывающий процесс, в который и погружена отдельная личность. А вся совокупность личностных процессов и характеризует социальное образование, задавая ему также некоторую направленность и цикличность в его развитии, характеризующуюся как мерой баланса, так и допустимым диапазоном отклонения от этой меры, не приводящей к его разрушению. (Упрощенным аналогом социума является процесс формирования кристалла в неживой природе)

Отсюда вытекает ограниченность любого допустимого для существования отдельной личности, и присущего ей мировоззренческого начала, и ограниченность основы (как набора некоторых границ) общественного сознания, как совокупности этих личностных мировоззрений в рамках некоторых социальных ограничений.

Другими словами, в общественном сознании наличествует некоторый алгоритм, имеющий определенное толкование, применительно к отдельной личности (как частный случай, но в заданных общих границах). Эти, общие границы, задают диапазон возможных личностных границ существования, не приводящих к распаду данной конструкции социума, реализуемый путем «выхода» его отдельных представителей. Этот «выход» связан с природной неспособностью этих личностей в определенной, необходимой мере комфортно существовать, в придуманной другими системе отношений, сформированной на базе текущего мировоззренческого подхода (зафиксированного, в том числе, в виде свода норм и правил социального общежития – законодательстве). Таким образом, общество само уменьшает свой творческий потенциал и возможность развития, выхолащивая все, что не вписывается в фиксированное социальное устройство, на базе которого строятся общественные отношения. Что можно интерпретировать как деградацию в общественном развитии. (Собственно процесс существования подменяется определенным фиксированным срезом этого процесса)

Чтобы этого не происходило, система общественных отношений, обуславливающих развитие (или деградацию общества), на основе бытующего в нем мировоззрения, не должна приводить к «выбрасыванию» отдельных личностей из процесса социального существования, и уж, тем более, из существования вообще, на уровне присущих человеку животных потребностей. В этом отражается и Смысл, и Цель социального общежития, отражающая и природную закономерность существования вообще.

Общество (как социальное образование) может исчезнуть, как совокупность личностей, опирающихся на духовное начало, превратившись в совокупность другого вида живых существ (а затем и прекратить свое существование поперсонально). Это происходит, если социальная личность трансформируется в индивид, подчиненный чисто животной цикличности в своем существовании. Применительно к господствующей в обществе идеологии из этого следует, что ни право сильного, ни право слабого, не должно быть «заложено» в её основу, как главенствующее.

Необходим разумно определяемый диапазон отношений, позволяющей всему обществу находиться и развиваться в природно-допустимых пределах, обеспечивающих развитие.

Эти пределы ограничены, снаружи, самим фактом (поддержания условий) существования живого организма и личности, и изнутри, допустимым личностно возможным творческим началом к преобразованию окружающего, в том числе себе подобных.

Таким образом, в основу любой разумной идеологии, как её целеполагающее начало, необходимо «закладывать» развитие и совершенствование каждой отдельной личности (раз уж она «появилась на свет», значит, факт её существования отражает глобальные Природные закономерности или Божественный Замысел. Причем используемые для этого средства не должны приводить к гибели отдельных личностей, а наоборот, способствовать их творческому росту и увеличению социального опыта, передаваемого следующему поколению для дальнейшего развития человеческой цивилизации в целом, через его реализацию в рамках отдельных социальных образований.

Именно из соответствия Цели и Средств её достижения (как основных природных критериев) и необходимо исходить, используя различные, личностно доступные методы по преобразованию окружающего, и на их основе «узаконивать» общественные отношения в социуме. В противном случае, «диапазон возможного и допустимого для существования» будет нарушен, со всеми вытекающими последствиями.

Материальная направленность, реализуемая в различных видах существующих мировоззрений, определяющих общественные отношения, жизнедеятельность и само существование социума, ограничивает сущностные возможности развития, выводя его на животный уровень. Кроме того, существующие идеологии в подавляющем большинстве, до настоящего времени, ставит во главу угла право сильного, что формирует лишь отдельную составляющую вектора развития, делая его ущербным по сути.

Как видно из происходящего в мире, такой подход исчерпал себя и требует изменения основ, и опоры на духовную составляющую мира и личности, лежащую за пределами нашего восприятия в настоящее время, но заявляющей о себе, с все большей силой. Накопленный опыт существования позволяет, не проникая в сущностные аспекты этого начала, использовать некоторые наблюдаемые закономерности его проявления в пределах нашего восприятия. Из которых, и следует вырабатывать новое мировосприятие, как общественное мировоззрение, которое должно лечь в основу всех общественных отношений и, тем самым, увеличить комфортность существования отдельной личности, путем большего совмещения реально доступного и лично возможного для каждого.

Таким образом, на повестке дня смена сущностных ориентиров развития системы ценностей в общественных отношениях и материальной сфере существования, для её большего перекрытия с духовной сферой, как двух природных ипостасей человеческой личности.

Право сильного, как объединяющее начало для формирования социума, замыкающееся на освоение пространства (в широком смысле, если говорить о настоящем времени, и в прямом, если о прошедшем) на эмоционально-материальном уровне реализовалось. Теперь создавшаяся социальная общность (глобальная, объединившая все земное население в некоторую систему отношений, обособленность от которых в принципе стала невозможной, даже по чисто физическим причинам – общность суши, воды и воздуха)

- либо начнет распадаться, вступая в противоборство, вплоть до уничтожения противников и, как следствие, спускаясь на уровень животности, до исчерпания ресурсов к существованию – что равносильно уничтожению сути личностного устройства, его духовности, реализуемой через социальную функцию личности.

- либо образует новую систему отношений на качественно другой основе, опираясь на разумное приспособление (видоизменяясь личностно) к текущим условиям существования физического мира.

Тем самым, право сильного, сокрушающего всё, что мешает его реализации на практике, повернется другой стороной – как противодействие «силовому воздействию» со стороны окружающего мира, разрушить социальность (как проявление духовности в её развитии), любым из доступных ему способов, начиная от природного катаклизма, и заканчивая «рукотворной катастрофой» глобального масштаба.

Естественно, что, при этом, материализованное право сильного должно ослабнуть и уступить, в определенной мере, место духовности, как отражению не воспринимаемого явно диапазона нашего существования, но в равной, если не в большей мере, влияющего на него.

Требуется переориентация общественного сознания и общественного мировоззрения с насильно объединяющего фактора, на фактор, стабилизирующий сформированное объединение, другими словами – «по потребностям - всем и каждому». Всем - в той мере, которая не даст разрушиться сформировавшемуся объединению, и каждому - в пределах допустимого отклонения в условиях сохранения социального баланса. Отсюда и критерии и нормы взаимосвязей и взаимозависимостей внутри системы, которые требуют разумных ограничений в пределах допустимого диапазона отклонений (для всех и для каждого), обеспечивая, тем самым, общее существование внутри социума. Причем, эти ограничения, объективно повысят комфортность существования отдельной личности и направленность в сторону счастливого существования, находящего в гармонии с окружающим миром и, преобразуя его и собственно личность в сторону дальнейшей гармонизации. (Вопрос гармонизации, как счастливого существования не является очевидным, поскольку личностно его не имеющие, не в состоянии и его воспринимать, подменяя состоянием эйфории или восторга, успеха или победы на уровне материального существования, посредством ощущений, а не со стороны духовного плана, откуда оно исходит.)

По-видимому, возможность гармонизации и отражает исключительность в существовании человека по отношению к остальному животному миру и наличие у него творческих качеств, присущих ему по рождению. Именно эти качества (творчества в широком смысле) и являются основной потребностью и одновременно способом развития и отдельной личности и общества в целом, передаваясь от поколения к поколению, и совершенствуясь с каждым новым шагом. Чем в большей степени индивидуальные личностные качества будут реализовываться, тем больше будет и удовлетворяться личная потребность, в том числе, в материальной комфортности существования, позволяя высвободить дополнительное время для самосовершенствования. (Путь грамотной практической реализации чего-то нового приводит к сокращению времени на поддержание необходимого уровня материального обеспечения для чисто физического существования и высвобождает его для связи с духовностью.)

Единственным реальным показателем собственной «личной успешности» является личное «свободное» время, используемое для самореализации в области творчества, в широком смысле этого слова, но ориентированное в направлении духовного развития, расширяющего (за пределы животности существования) личностные горизонты. И обладание собственностью материального плана должно не нарушать данную направленность, а ей способствовать. (Постоянное барахтанье в мире материальных объектов, пытаясь удержаться на плаву, и все выше высовываясь из воды – не позволяет куда-то плыть, чтобы обрести почву под ногами, и не думать постоянно, как не утонуть, в том числе опираясь и топя остальных барахтающихся рядом.) Духовность (отражающаяся и в общей культуре личности и культуре социальных отношений) и разумность, в противовес животной «разумности» должны составлять основу общественного мировоззрения и передаваться от поколения к поколению, увеличивая социальный опыт и личные возможности каждого.

Именно реализация творческих возможностей личности в полном природном объеме, заложенном в ней при рождении, подкрепленном в процессе воспитания и образования, и создание возможностей в обществе для их реализации – основной критерий развития общества по пути разумности и духовности. И лежит оно именно в социальной индивидуальности личности, а не в её индивидуальности животного уровня.

Как религия, так и идеология являются отражением условий баланса, которому соответствует общественное сознание данного социума, отражая накопленный данным обществом исторический опыт, обеспечивая его общую стабильность и направленность развития. Основы религиозного сознания отражают исторический опыт, накопленный и до появления письменности, и несут в себе взгляд на окружающее, как некоторую данность или функционал. Передаваясь из уст в уста, и наконец, записанные в своде религиозных канонов (догматов), религиозные ценности составили ту незыблемую составляющую человеческого восприятия, которая и легла в основу начального общественного сознания социума. В зависимости от меры их осознания и принятия отдельными личностями, они служат некоторым ориентиром в происходящем, выступая в роли системы оценок по сущностным аспектам общественного и личного существования. Основываясь на суждениях от непосредственного восприятия окружающего через эмоциональный план сознания, а не как результат умозаключений от процесса мышления на интеллектуальном плане, они опираются на веру в Высший Смысл (Бога) наставляющего личность «на путь истинный». Что объективно отражает одну из направленностей потока сознания, обеспечивающую духовно-эмоциональную связь с окружающим материальным миром. Другая направленность потока, духовно-интеллектуальная, отвечает за возникновение мыслей, обеспечивая формирование умозаключений, как отражение допустимого отклонения в пределах веры, на уровне понимания сущностных аспектов мироустройства. Любой человек, считающий себя таковым и признающий существование окружающего мира, является носителем веры, как раз по сути своей, в этом и заключающейся, но формально проявляющейся самым различным образом, от набора утверждений или суждений, считающимися им незыблемыми, до – «на все воля божия», допускающего полную изменчивость. Именно на второй составляющей (интеллектуальной) потока сознания и зиждется идеология.

Идеология – система умозаключений, базирующаяся на устоявшихся взглядах на происходящее, вытекающих из присущего социуму мировосприятия. Она может излагаться как на философском уровне (как языке общих понятий), так и на естественнонаучном (как языке конкретных понятий), а равно их сочетании, в зависимости от принятого способа изложения, используемого в конкретном социуме. Общественное сознание отражает принятую в социуме идеологию на бытовом уровне, как некоторый набор целей и правил, и как некоторый идеал, принятый в обществе. В отличие от религии, идеология отражает устремления социума и является не столько сохраняющим (статическим), а в большей степени целеполагающим (динамическим) фактором общественного существования. Поэтому если религия – тезис вчерашнего дня (свершившегося, накопленного), то идеология – завтрашнего (грядущего). Но, как способ развития, она не должна противоречить мере баланса допустимой в текущих условиях, и её (меры баланса) изменению в дальнейшем. В противном случае, идеология отражает регрессивную или даже разрушающую социум направленность в его существовании.

Идеология - продукт научно-бытового подхода к изучению окружающего и имеющих место закономерностей существования и развития общества.

(Духовно-мистический, в различных долях сочетания, подход в большей степени присущ «сектантскому» мировоззрению, опирающемуся на специфические методы познания и понимания окружающего, и соответствующее понимания полученных при их использовании результатов на личностном уровне восприятия.)

В силу авторско-личностного происхождения любая идеология несет отпечатки способа мышления личности и её системы восприятия и оценки наблюдаемого вокруг. В отличие от веры, являющейся внутренним атрибутом личности, идеология отражает внешнюю функцию и лежит в основе взаимоотношений обеспечивающих общественное устройство.

Существующие идеологии, как формы отражения сущностных аспектов миропонимания, но опирающиеся в подавляющем большинстве случаев на право сильного, входят в противоречие с реальностью. Это связано с тем, что право сильного, управляющего потоком происходящего, не присуще человеческой личности и её месту в существующем мире, а лишь проявляется как некоторое личностное восприятие, в различной мере у различных людей. Поэтому вместо того, чтобы отражать сущность бытия, идеологии отражают его восприятие на уровне существующих методов и средств субъектно-объектного и субъектно-субъектного взаимодействия, оправдывающих привилегированное положение одних личностей относительно остальных. (Формально закрепляя это право, путем построения некоторых обобщающих «конструкций» из умозаключений в рамках текущего личностного целеполагания, по большому счету, обосновывая стремление к властвованию.).

Как религия, так и идеология – есть, с одной стороны, проявление и восприятие личностного состояния, а с другой его символьно-знаковое описание в рамках, существующих на момент изложения, понятий, используемых в конкретном социуме.

Появление религий, скорее всего, связано с определенным сущностным изменением состояния личности, вызванных определенным функционированием её сознания и потребностью как-то передать это состояние окружающим. В зависимости от личностной структуры, её переход в такое состояние может происходить различными способами и соответственно по-разному интерпретироваться в дальнейшем, при возврате в состояние «обычное». Если отнести к духовному плану то, что лежит «за» непосредственно нами воспринимаемым и осознаваемым, а то, что находится в зоне нашего восприятия к плану физическому, тогда функция сознания состоит в совмещение одного плана личностного устройства с другим. Эту функцию и выполняет личностный «дух», отражающий взаимодействие между нам неведомым и нам доступным, для интерпретации и, в конечном итоге, делая неведомое как-то ощущаемым. (Нематериальный, для нашего восприятия, «Отец» общается с материализованным «Сыном» посредством «Святого Духа», осуществляющего взаимосвязь и взаимодействие через границу нами воспринимаемого и нами не воспринимаемого). Именно посредством прямого воздействия со стороны «духа» проявляется инстинкт самосохранения личности, который может выливаться

- в какое-то решение на интеллектуальном уровне, как озарение, как ответ, на незаданный вопрос, как погружение в «мысле-форму», которое разрешает смертельно опасную ситуацию или состояние определенной «медитации», когда «судьба хранит»,

- в какой-то эмоциональный подъем, на основе нахлынувших чувств, совершая чудеса храбрости - «смелого пуля боится», или как погружение в доселе неизвестное чувство, после выхода из которого смертельная ситуация разрешается («упасть без чувств» при виде опасности и таким образом её избежать – хищник проходит мимо)

- в какое-то физическое состояние, когда «горы можно свернуть» и человек совершает невозможное, например, поднимая тяжести и т.п.

К такому роду состояний относится и «общение с Богом», происходящее у каждого где-то по своему, но доступное взаимному пониманию, в силу их сущностной общности.

Суть настоящего творчества, а не умелости и проявления навыков или знаний, как раз и состоит в «подключении духа», способного перенести «что-то» извне в рамки нами воспринимаемого – получение «Божьей Благодати», с которой ничто окружающее не может сравниться.

Возможно, на заре своего существования сознание человека не было настолько «отягощено» различными формами и надуманными условностями, накопившимися в процессе эволюции, что подобные состояния были более возможны, чем сейчас. В результате, «знание» о них оказалось утрачено…и чтение тех же библейских текстов происходит только на материально осознаваемом уровне, с потерей «заложенной» в них, их авторами, «божественности», как отражение подобных состояний. В таком случае все сохранившиеся ритуалы (в том числе мистические) – это методы той поры для «входа» в подобные состояния – начиная от церковных служб и, заканчивая погружением в нирвану.

(Возможно, эти состояния более доступны в детском возрасте, когда, начав говорить, дети вдруг, ни с того - ни с сего, начинают излагать со слов – « …ну…вот когда я был взрослым /большим/…» не как что-то о возможном будущем, а как что-то им уже известное из прошедшего, о чем при них никогда не говорили, иногда при этом удивляясь – «ну… как же вы не понимаете?» опираясь не сказанные слова, которых ещё слишком мало, а на что-то ещё. Возможно это то, что называется «божественным откровением», которое «следит за своим чадо», пока оно не встало на ноги и не окрепло для самостоятельного существования, как живое существо. И которое, в дальнейшем, «посещает» личность в разных формах, пытается наставить её «на путь истинный», или, что называется - «перст судьбы» как необходимость выполнения личностного предназначения в этом мире.)

Именно эта сущность – связь с запредельным, и не приводит к полному замещению религий современными идеологиями, и способствует появлению различных современных религиозных сект. (Опирающихся на новые методы воздействия на сознание людей, в том числе с использованием накопленных естественнонаучных знаний.) Причиной, приводящей различных людей в эти секты, может быть как постоянный недостаток комфортности существования (и постоянный страх перед будущим и даже сегодняшним, возможно, и чувство ответственности за прошедшее), так и её переизбыток, как пресыщение комфортностью, обычно полученной «на халяву», или в силу «стечения обстоятельств», или весьма скромными личностными усилиями для её получения, подобно «манне с неба», и неправильно ею распорядившимся. Но во всех этих случаях проявляется искаженная социальная составляющая личности, «заложенная» обществом, не достигшим разумности, как указание ему (обществу) на этот факт, но обычно не воспринимающему этого в плане личностно-коллективной ответственности, а приписывая все социальные недостатки конкретной личности, как её личностные атрибуты.

В конечном итоге, всегда имеет место баланс личности и социума, и все имеющиеся отклонения, наносящие ущерб существованию, обоюдно обусловлены. Поэтому и нет «корня всех зол» - у потока существования нет корня, а воздействие, которое «приложило руку» к его появлению не подвластно ни личности, ни социуму. Отсюда следует, что ничего не надо «вырывать с корнем», а необходимо следовать в потоке мироздания оптимальным образом поддерживая баланс и упорядочивая структуру потока. Именно упорядочение мироздания и «себя самое» и является функцией человека разумного, наделенного творческим началом.

Это - та уникальная функция, которая ему предназначена, и которая ему доступна по его сущности, в отличие, от всех остальных известных объектов природы.

Обособленно, здесь можно выделить - стремление к сущностно новому (не просто новизне ощущений или потребности в новой информации), как способу существования личности, ориентированному на развитие разумности, путем выхода за пределы обыденного понимания. Это тот творческий процесс существования, который и является смыслом жизни и природной функцией разумной личности, и её назначением в этом мире. Это тот качественный скачек, отражающий развитие человека разумного – переход с животно-духовного существования к духовно-разумному, как перманентное достижение нового личностного качества, опираясь на текущую разумность в поиске путей в этом направлении. Смысл (природный) существования человека, выделяющий его среди остальных живых существ – качественное совершенствование (в том числе сугубо личностно внутренне). Происходящие изменения под воздействием окружающего, заключаются не в подстраивании (создавая «костыли» и ставя подпорки, «чтобы не быть погребенным»), а в разумном приспособлении на основе духовности, путем сущностного личностного преобразования и расширением границ собственного прямого восприятия происходящего. Тем самым, все больше погружаясь в «божественность» существования. Конечно, это «не лежит на поверхности», и задача общества обеспечить такие условия, чтобы этот поиск стал возможным и его результаты стали доступны большинству населения социума.

(Пока же, все, что лежит за пределами текущей комфортности существования в значительно мере отбрасывается, исходя из «животной разумности» и абсолютизации существующего понимания, в котором исключения подтверждают придуманные правила… В природе – нет исключений – выкиньте из природы какой-нибудь элемент Периодической Системы, как недостойный внимания…и что будет с миром!? … И уничтожая какой-либо отдельный социум, человечество, в лице сильных мира сего, руководствующихся правом сильного на личную комфортность текущего существования, «рубит сук» который его питает и не дает ему исчезнуть по законам животного мира, в силу цикличности жизни отдельного вида млекопитающих.)

В отличие от религий, идущих «от состояния», идеологии - умозрительные конструкции. Но также как и в религиозных основах, опирающиеся на характер восприятия личности, и систему оценок, носящую, к тому же, личностный авторский оттенок. Поэтому ассортимент идеологий значительно шире, в зависимости от того, что берется за основополагающую «данность». Эта данность отражена в идеологических принципах, которые абсолютизируются и под которые подстраивается вся идеологическая конструкция, отталкивающаяся от зафиксированной (лично выбранной некоторой ценности, как абсолюта) и указывающая, на её основе и в зависимости от собственного (авторского) её понимания, «путь в светлое будущее».

Религиозная данность исходит из эмоционально-духовной основы личности, а идеологическая, опирается на интеллектуальный план, как с «подключением» духовности, так и, подменяя её некоторой умозрительной конструкцией, вызывающей комфортность восприятия (когда она личностно примеряется к себе, исходя из собственного миропонимания, каждым). Что, с одной стороны, обеспечивает личностную поддержку данной идеологии, а с другой позволяет манипулировать на уровне личностных понятий при практической реализации заявленных идеологических целей.

Таким образом, появление идеологий отражает текущую необходимость закрепления права сильного на уровне мировоззрения и общественного сознания, по каким-либо, из обозначенных в идеологической конструкции признакам.

Социум, имеющий два плана в общественном сознании, имеет и два центра силы, которые и обеспечивают необходимый общий баланс, создавая его на уровне сознания отдельных представителей социума, «договаривающихся» самостоятельно. Властители (представители того или иного центра) выступают в роли арбитров, дающих окончательное заключение по текущему существованию, и определяющих нормы и правила существования в социуме и направленность его жизнедеятельности. Институты, реализующие властные функции в социуме, разделяется на духовные и светские, поддерживающие друг друга или, наоборот, находящиеся в оппозиции, в зависимости от текущих условий существования и отражающихся и в личностных устремлениях их представителей. По мере развития социумов, обе эти «ветви властвования», управляющие социальными отношениями, все больше погружались в материальную сферу существования.

Сформировавшиеся в социуме ценностные понятия, по сути, отражают два плана сознания, которые соприкасаясь между собой, формируют личностно-социальную основу разумного существования, основанную на категориях совести и справедливости. Для духовно-разумной личности - определяющие, и являющиеся мерилом остальных жизненных ценностей – свобод, прав и т.д. В случае превалирования животной направленности личности, (наблюдаемой и в настоящее время), ведущей является комфортная материальность существования, оттесняющая духовность на второй план. В результате чего происходит подмена сущностных категорий некоторыми формальными признаками - соответствия писаным законам и правилам… и вот уже становиться нормой, присваивать чужое – чужую собственность, труд, и даже уничтожать чью-то жизнь (тем или иным не прямым способом), если при этом не нарушены написанные кем-то правила. Сущностные основы духовной личности, такие как совесть, подменяются формальными правилами поведения, кем-то введенными для собственного удобства. А социальная справедливость отожествляется с победой в конкурентной борьбе с себе подобными, и личностным безразличием к их дальнейшей судьбе – «заплати налоги и спи спокойно».

Любая идеология отражает бытовое мировоззрение, наработанное конкретным обществом, которое ею фиксируется, или же является основой для его трансформации в ту или иную сторону. Мировоззрение может быть как совершенно приземленным, так и являться результатом философского осмысления отдельными представителями, пытающимися для себя разобраться в происходящем, с опорой на то, или иное личностное восприятие. Способность к абстрактному мышлению на уровне понятий позволила человеку определиться с тем набором понятийных ценностей, которые на уровне ощущений доставляют ему комфортность существования. Это понимание определяет его стремления в текущей жизнедеятельности и служит мерилом оценивания окружающего и окружающих, а также является руководящим в межличностных отношениях и в отношениях вообще.

Наработанное понимание и животные инстинкты определяют весь жизненный путь человека. Но люди по природе различны, и любые совместные действия и просто сосуществование настоятельно указывает на потребность в некотором организующем начале, общем для всех, позволяющем координировать усилия в достижении удовлетворения в личностных потребностях. При этом чтобы жизнедеятельность в социуме не носила характера – «кто в лес, кто по дрова», отдельные представители добровольно поступаются частью своих свобод в выборе порядка жизнедеятельности, уполномочивая на выполнение этой функции своих представителей, и подчиняются их командам. Так формируется право сильного при социально-организованном способе существования.

(В этом же направлении развиваются и диктаторские, и авторитарные режимы. Диктатура, объективно противоречащая бытовому мировосприятию населения, может существовать только ограниченный срок, и обычно является переходным процессом в некоторую социальную организацию существования на базе реально возникающих отношений. Даже рабовладение, хотя и различной мере, но не может игнорировать личностную сущность человека, и хозяин не может постоянно обращаться с рабом как с животным, если конечно рассматривает вариант совместного сосуществования, а не использует его чисто как «расходный материал».)

Идеология социально-организованного социума исходит из реально существующих отношений, на понятийном уровне выстраивая из них некоторую иерархию, которую «подводит» под право сильного, носителю которого и служат авторы идеологических концепций. Они же, обычно, и являются первыми проводниками разработанной ими идеологии в общественное сознание, заручившись поддержкой со стороны того или иного властителя, и обслуживая его интересы (в явной или скрытой формах).

Существовавшее на начальном этапе становления человека общественно-организационное устройство, опирающееся на личностные умения и навыки каждого, и самоорганизующееся население с распределенным руководящим началом, переродилось в иерархическую структуру управления, основанную на закреплении права сильного за его отдельными представителями (вплоть, до пожизненного). Таким образом, в общественном устройстве сформировалось право править, исходя из положения в иерархической структуре, выстроенной на основе идеологической концепции реализованной в конкретном социуме.

Иерархическая структура, регулирующая социальные отношения (в большей степени на межличностном уровне), представляет собой симбиоз структур, выстраиваемых насекомыми: пчелами, муравьями и т.д. и структуру животной стаи на основе права сильного. В результате, оптимальная функциональность имеющая место у структур отношений, выстраиваемых насекомыми, где каждому предназначено свое место и выполняемая функция по рождению, нормируется правом сильного животной стаи, которое может меняться в зависимости от сферы жизнедеятельности социума. Именно обоснование такой создавшейся структуры и обеспечивает идеология, бытующая в социуме и совершенствующаяся личными усилиями идеологов, обслуживающих право сильного (поддерживая устойчивость такого типа существования). С другой стороны, в социуме возникают и новые идеологии, отражающие личностное устремление к развитию в рамках социума, со стороны отдельных его членов, которые или заменяют существующую идеологию в спокойном режиме (при увеличении уровня комфортности живущих), или приводят к передаче права сильного в другие руки. Подчас, кардинально меняя вектор развития социума, путем изменения сложившихся отношений на качественном уровне. Это проявляется в изменении ценностной ориентации в общественном сознании. Новая ценностная ориентация, затем, закрепляется в форме определенных принципов и критериев, как некоторых ориентиров личностного существования и общей жизнедеятельности социума в направлении обозначенной цели и/или средств её достижения. Общество динамически меняется путем изменения структуры общественных и межличностных отношений, но (до настоящего времени на протяжении всей истории существования) оставаясь в рамках права сильного.

Жизнь в социуме напоминает жизнь различных животных в лесу, при которой присущая человеку разумность ограничена в своем применении, действуя только в рамках получения дополнительного комфорта существования, используя личные природные возможности и накопленный личностно-социальный опыт. Отражая тем самым, что человек более сообразителен, во многих вопросах, чем животные, благодаря использованию социального опыта, … но и только. Вряд ли, в этом состоит разумность общественного существования, которое по-прежнему не приводит к сущностному личностному развитию, несмотря на имеющийся опыт появления у отдельных представителей рода людского новых качеств в восприятии окружающего. Обычно все непривычное усиленно обходятся вниманием и считаются нарушением, а не посылом в качественно новое существование, достижимое всеми. Если качественного преобразования так и «не случится», то окончание существования наступит с исчерпанием имеющихся природных ресурсов, необходимых для его поддержания. (Которые изначально ограничены, ограниченностью занимаемого человеческой популяцией пространства и ограниченностью имеющихся в нем благ.)

Возможность качественного развития заключена в умении мыслить, абстрагируясь от непосредственно окружающего, в отличие от чувствования, которое с ним связано намного более тесно и, как раз, направлено на достижение комфортности. Именно чувствование выполняет функцию некоторого критерия правильности действий и поступков, но не дающего ответа на вопрос – «что будет завтра?», ориентируясь только на прошедшее, но по-разному формируя его оценивание личностным сознанием, исходя из новых условий существования. Применительно к осмыслению истории и деятельности в этом направлении, составляющей и определенный участок в выработке идеологических конструкций это также имеет место. В исторической перспективе такие оценки - из разных систем чувствования, без возможности их совмещения (невозможность экспериментального совмещения ныне живущих и живших ранее), делают такие оценки личностными и, соответственно, неадекватными прошедшей реальности. В случае если они не приводят к новым мысленным конструкциям, как проявление творческого подхода к накопленному опыту, позволяющее его использовать в позитивном направлении, по сути, приводят к его утрате. Просто сравнительная оценка каких-то исторических фактов без умозаключений, дающих возможность использовать данный опыт в завтрашнем существования – это только поиск личностной комфортности текущего существования, таким образом устроенной, конкретной личности, этим занимающейся. (Это - просто личностный способ жизнедеятельности, доставляющий определенное удовольствие и обеспечивающий получение за это своей доли комфорта, в зависимости от занимаемого места в иерархии общественных отношений.) Конкретная личностная сущность находит, таким образом, подходящую для себя площадку для «боя с тенью», где на роль последней выбран социально-исторический опыт. Это хорошо заметно в среде псевдоисториков, выполняющих «идеологический заказ». Не имея возможности ответить, у него («исторического опыта») нет шансов на победу, поэтому ощущение победителя полностью зависит и находится в руках реального бойца (манипулятора от идеологии) и определяется его текущими желаниями и хотениями. Таким образом, с одной стороны, происходит самоутверждение, исходя из каких-либо личностных критериев, являющихся объективными только в пределах личностного существования. С другой, это - одна из форм неявного применения права сильного, свойственного животности существования, подкрепленной некоторой разумностью. Оценивание исторических фактов или исторических деятелей и их действий является одним из видов политической деятельности, как стремление к «месту под солнцем» до тех пор, пока оно не оформляется в некоторую идеологическую конструкцию. Исходя из которой, появляется возможность описывать реально протекающие в социуме процессы в определенных, обычно выдуманных, рамках, которые и приводят к подобным фактам. Обычно, в силу ограниченности восприятия, сущностные причины сводятся к действиям отдельных персоналий в условиях того или иного этапа существования. Хотя, по сути, эти действия и определяются, в конечном счете, именно условиями протекания исторического процесса. Природные и социальные условия формируют действия личности, преломляясь в её природно-социальной конкретной индивидуальности. (В том числе, и её усилия, по создание условий для тех или иных действий, отражая, а, не создавая реальные процессы, протекающие в социуме и сознании конкретной личности.)

Право сильного, ориентированное не на развитие личности, а на комфортность текущего или завтрашнего потребления, является проявлением животности человеческой сущности и трансформируется в соответствии с внешними изменениями, как сущностными (при катаклизмах) так и формальными (текущими «спокойными» изменениями). Все происходит в соответствии с природными закономерностями, в том числе, нами наблюдаемыми в остальном мире на предметно-объектном уровне восприятия. Окружающее подчинено закономерностям природного процесса и манипулирование участвующими в нем объектами, на закономерности процесса не влияет, поскольку он возник и протекает под действием других сил и причин, но может доставлять комфортность или дискомфортность в конкретном личностном восприятии. Человеку доступно только личностное позиционирование в этом процессе, в том числе перемещая объекты, находящиеся в пределах личностно-социальной досягаемости – в этом состоит Заданность текущего существования вообще, как формы, доступной нашему восприятию. Эта форма и отражается в идеологических (и религиозных) концепциях бытующих в обществе и передаваемых от поколения к поколению, пока не происходит их смена на что-то новое их замещающее (формализованное другим образом).

Все существующие идеологии – есть отражения различий в восприятии и толковании происходящего, произошедшего и ожидаемого, зафиксированные на уровне текущего понятийного восприятия общества. Таким образом, формируется идеологический аспект общественного сознания, как их совокупность с различной мерой включения в общественное понимание происходящего, и на этой основе регулирующие текущую личностно-общественную жизнедеятельность. (Обозначая цели и средства их достижения, доступные в настоящих условиях большинству населения, при этом, существенно диффернцированными методами, в зависимости от личностного персонального устройства, входящих в конкретный социум). Смешение целей и средств их достижения, с используемыми методами, приводит к совмещению идеологии, как системы, с бытовой практикой возможно-доступного действия, внося «неразбериху» в текущее существование социума и «шараханье» из стороны в сторону его отдельных представителей, в том числе, и занятых управленческой деятельностью, увеличивая общую дискомфортность.

На определенном этапе, когда мера дискомфортности превышает меру устойчивости, происходит смена либо идеологии, либо методов, либо того и другого, в зависимости от уровня осознания происходящего ныне живущими, и их готовности к переменам, в том числе личностным участием

В самом общем случае, форма существования задается природным процессом, в которую «вкладываются» объекты с их жизнедеятельность, не нарушающие этой формы. Если объекты по каким-либо причинам не совпадают с обозначенной формой они «выпадают» из процесса существования (смерть живого существа, распад неживой материи). В этом общем смысле – это те «каналы», по которым воспринимаемый нами мир связан с тем, что недоступно нашему прямому восприятию. Аналогичным образом происходит и встраивание новых объектов – рождение живого и природный синтез химических элементов.

Заданность этого процесса, так или иначе, лежит в основе любой идеологии и религии, составляя их стратегическую основу, отражающуюся и в форме существующего общественного строя.

В более приземленном смысле – окружающее и человек, в том числе, манипулирует доступными объектами, заданной (отобранной) общим природным процессом формы, наполняя их (якобы) самостоятельно придуманным содержанием, что отражает тактическую основу его жизнедеятельности. Такой подход находит свое отражение в сводах норм и правил общественного общежития, отражая, тем самым, творческую составляющую сознания, обычно ошибочно трактуемую как функцию создателя чего-то нового. Искусство самовыражения в любой форме всегда носит прикладной характер в существовании и не является его Причиной.

Различие доступных личности человека идеологических конструкций (так или иначе законченных) обусловлено, возможностью вычленения 28 личностно различных способов устройства человека и его сознания. Исходя и на основе которых, происходит формирование на личностном уровне сущностно различных идеологий, которые могут восприниматься в социуме. При этом половина из них отражает в большей степени внутреннее личностное устройство и составляет личное жизненное кредо, имеющееся возможность стать общим, только в случае определенной выборки, обусловленной рождением сходных личностных структур. Игнорирование этого факта системой управления (командной системой) социума приводит к противоречию личностных устремлений живущих с формой поддерживаемых общественных отношений и необходимости постоянно усиливать репрессивную, подавляющую функцию, как функцию устрашения в жизни общества. К тому же приводит и руководящая роль отдельного «личностного кредо», присущего власть имущим, ставшего основой насаждаемой в социуме идеологии. В результате пропадает синхронизирующая составляющая в жизни социума, и он начинает идти «в разнос», Аналогичное происходит и с религией, институт которой также включился в систему функционирования социума, обеспечивая собственное материальное существование опять-таки на основе личностного кредо его возглавляющих. (Тактика начинает определять стратегию и всегда запаздывает по отношению к происходящим изменениям в мире). Хотя религия, как учение, отражающее определенное внутреннее состояния (далеко не всем доступное в сегодняшних условия существования) по своей сути не отторгается её воспринимающими таким образом (через внутреннее «духовное» состояние). Но отторжение институтов, претендующих быть её воплощением «в миру», имеет место, если их деятельность не соответствует этому внутреннему состоянию личности.

Количество возможных параллельно существующих идеологий, «встроенных» в социальные отношения (в отличие от идеологий, исходящих из восприятия устройства мира отдельной личностью) несколько меньше и составляет – 16, по числу экстравертных систем ценностной ориентации и оценки, присущих отдельной личности (сочетание 4-х интеллектуальных, на уровне понимания и 4-х эмоциональных на уровне чувствования). Среди которых - 4 являются неприемлемыми, для построение законченной идеологической конструкции в силу их внутренней противоречивости. (Хотя они и являются возможными для отдельной личности, на определенном участке своего становления, пребывающей в полностью «зажатом» состоянии – все незыблемо или наоборот кидающейся «то в жар, то в холод» - все мерцает в своей изменчивости). Таким образом, в социуме одновременно присутствует 12 идеологических конструкций, в различной степени «встроенных» в общественные отношения, одна из которых и является ведущей (с присущей её системой ценностей) при стабильном существовании социума. Когда мера её значимости в социуме становится ниже необходимой для «подавления» других идеологий, в общественных отношениях появляется неустойчивость. (Идеология, как совокупность умозаключений и суждений, увязанных в некоторую логически непротиворечивую систему взглядов на окружающий мир, человеческую личность и происходящее в его развитии, на основе имеющих место отношений между объектами в их субъектном восприятии – натыкается на сущностную разницу этого самого личностного восприятия, оформившуюся в отличную от главенствующей идеологии.)

Распределение групп населения по их восприятию, сформированному в идеологическую конструкцию, и их возможности на текущем историческом этапе, выливающиеся их в практическую деятельность и определяет процессы, протекающие в социуме.

Если у власти в социуме находятся не самодостаточные личности, опирающиеся на тактическую идеологическую конструкцию, и поэтому ориентированные на обслуживание стратегической направленности (у них лично отсутствующей), а вокруг неё обслуга обычно второго плана (также не самодостаточная), то отсутствие собственного стратегического целеполагающего начала, в конечном итоге приводит к развалу социума «по идеологическим причинам» - расхождениям в миропонимании.

Но и в случае стратегического основополагающего начала среди властных структур, при сохранении права сильного, по принадлежности к властной иерархии (та же клановость) или по наследству - смена конкретных личностных структур приводит, к тому, что устоявшаяся идеология не становиться правилом для них, а ими же и нарушается (в силу повышенной алчности, на эмоциональном плане или недалекости в понимании на интеллектуальном), происходит трансформация реально «правящей» идеологии, во все более не размытую животными инстинктами, и не соответствующую реальным условиям существования и мере стабильности социума, Что может вылиться в явное противостояние (со сменой режима) или в общую деградацию, в том числе и власть имущих. Неуемная тяга к присвоению материальных и других благ, со стороны, таким образом, завладевших правом сильного, толкает их на неразумные шаги, в общем-то, приводящие к их изъятию из существования по глобальным природным закономерностям, попутно «утягивая» за собой и остальных, на них замыкающихся в своей жизнедеятельности, и также не самодостаточных.

Единственной альтернативой сегодняшнему существованию является переход от права сильного, как основы общественного устройства и соответствующей ему идеологии к правилу разумности, выводящей социум и все человечество из животности существования и следованию природным законам существования именно животного мира (лишенного разумности), на уровень духовно-разумного сущностного преобразования личностной структуры человека, осознанно участвующего в расширенном мироустройстве и протекающих там процессах. При этом произойдет и сущностное изменение и общей культуры, как личностной, так и социальной, опирающейся на качественную новизну в восприятии окружающего. То послужит и формированию новых потребностей духовного плана, лежащих за границами сегодняшней материальности (обеспечение комфортности в передах которой, на определенном этапе перейдет, как по листу Мебиуса, на «другую сторону медали», где все это примет негативную тенденцию и изъятие из мира).

(Попытки «ловить рыбку в мутной воде», генерируя социальный «хаос», обречены на провал, в силу нарушения природных закономерностей существования объектов нашего мира (к которым относится и человеческая личность.) Эти закономерности не подвластны человеку, именно по этому - он ещё и существует. Хаос создается только в индивидуальном восприятии (в первую очередь тех, кто занимается его созданием своими действиями) в силу неграмотности в понимании природных закономерностей. В природе нет хаоса, и все попытки его создать закончатся плачевно, прием для всех, как путем взаимоуничтожения, так и путем личностной деградации ныне живущих и, соответственно, их потомков.

Существование цивилизации можно сравнить с нахождением внутри потока развития Природы, в котором каждый социум находится в определенном месте и плывет на своем корабле (который больше похож на подводную лодку, поскольку находится внутри потока, а не на его поверхности). Чем в большей степени социально-личностные параметры социума отличаются от средневзвешенных вообще, тем ближе к границам потока он находится в ту или иную сторону.

Плывя только по «животным закономерностям», социум занимается только обустраиванием своей лодки, увеличивая удобства и комфорт. Чья-то лодка оказалась впереди, чья-то сбоку, чья-то сзади и все смотрят друг на друга или не делают этого, живя своей жизнью. При этом что-то новое, в большей степени возможно к получению со стороны именно другой лодки, поэтому и "нет пророка в своем отечестве". Но сторонний пророк вещает, исходя из собственной лодки, и рассказывает об имеющихся у него «прелестях» или наоборот неудобствах. При этом, дополнительный комфорт может быть получен как грамотной работой команды (эффективностью социума и социальных отношений), так и путем разбоя (для чего создается соответствующий арсенал), грабя чужие лодки, переманивая к себе лучших членов их команды, и перетаскивая непосредственно материальные ценности, доставляющие дополнительный комфорт. Возможен и неэквивалентный обмен или просто варианты кражи у соседей. Все зависит от чувства совести и понимания справедливости на данном корабле. Можно также давать советы, соответствующей направленности другим - как и куда лучше им двигаться, если глядеть с той или иной стороны (но, принципиально не выходя из потока - это крайне существенно, потому что возможности маневра весьма ограничены параметрами собственно потока). Тот, кто плывет «впереди» (что весьма относительно и зависит от личностной системы координат), служит некоторым ориентиром. Исходя из собственного понимания, возможно принятие решения - стоит ли плыть за ним или нет (в его систему ценностей и присущую ему идеологию, как она видится). Отсюда и возникает соответствующий маневр, отражающий появившиеся желания и имеющиеся возможности.

И тут если подходить разумно, то естественно чужой опыт полезен - не стоит плыть в скалы или между ними, с гарантией там застрять, что видно по впереди плывущему (застрявшему или терпящему крушение и занятому латанием пробоин). Резонным будет совершить некоторый иной маневр и изменить курс. Все это соответствует плаванию в соответствии с течением и внутри него, не видя ничего "дальше своего носа", и не имея понятия в какой стороне лежит поверхность(и) потока, оказавшись на одной из которых можно составить представление и о самом потоке и возможных преградах уже для потока, обуславливающих те или иные его повороты.

Именно то, что можно "увидеть с поверхности" и соответствует погружению в "духовный план" и видению непосредственно "солнца» (источника развития), а не его преломленных лучей, пронизывающих поток в различных направлениях, создавая иллюзию его местонахождения и формируя иллюзорные идеологии, указывающие к нему путь. Невозможно, исходя из соображений комфорта внутри корабля заключить о местонахождении «солнца», находящегося во вне. Для этого сначала нужно сместиться к краю потока, что требует совсем других усилий (и совсем других «пророков»). Иными словами, «пророком» (обеспечивающим направленность – новый курс) в таком случае, является личность, как объект природы, подчиняющаяся тем же закономерностям, что и поток. Личность, которая по своим параметрам, относится к краю общего распределения в какую-либо из сторон и может наблюдать лучи, не преломленные, как внутри потока, где находится большинство социума. Поэтому выход из любой некомфортной ситуации, требующей смены курса, нужно искать, анализируя и проверяя опыт, полученный находящимися по краям личностного распределения. Кроме того, это даст и большую информацию о самом потоке, поскольку, аналогично выходу за рамки корабля.

Идеология развития - как цель и как указатель пути не может нести в себе описание цели в текущих понятиях, потому что - это нечто, до сих пор неизведанное и не понятое.

Но как должно проходить движение в этом направлении, она «сказать» может, вырабатывая некоторые определенные критерии движения в некотором направлении, к чему-то сущностно новому, а не только повышению комфорта внутри (и плывя в направлении «скалы»).

Источником таких критериев может быть только окружающая природа и собственно человеческая личность, как её часть. Поэтому их изучение является весьма важным, если не определяющим, для любой идеологии, как раз и отражающей цель, как процесс - стремление выйти за рамки обыденного, и получить возможность ориентироваться по потоку, исходя из его закономерностей, а не только внутри него, подстраиваясь под соседей, и пытаясь огибать, все время возникающие препятствия и латать дыры на корабле, если этого сделать не удалось... и так, до тех пор, пока корабль полностью не развалится, потому что привнести на него, что-то новое из вне, можно только находясь на поверхности потока, а, не плывя всем скопом внутри него.

 

(Исходя из этого, и нужно искать выход из глобального кризиса, поглотившего человечество, на современном этапе)




Warning: include(footer.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u0753184/public_html/cf-sun.ru/assoc/soc_asp/index.php on line 14

Warning: include(footer.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u0753184/public_html/cf-sun.ru/assoc/soc_asp/index.php on line 14

Warning: include(): Failed opening 'footer.php' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u0753184/public_html/cf-sun.ru/assoc/soc_asp/index.php on line 14