О БОГЕ

Ученик приходит к Мудрецу с просьбой
помочь ему прозреть в постижении Бога
— Туда ведет только один путь...
и найти его можешь только ты сам, -
закончил наставленье Мудрец.
Проходит время,
ученик снова приходит к Мудрецу
— я очень старался, но не
нашел путь, помоги мне.
— На самом деле туда ведет очень много
путей...
— Подумай, над этим, — ответил Мудрец.
Проходит ещё время,
и ученик снова приходит к Мудрецу
— я понял, что Ты сказал, в прошлый раз,
Учитель, но все равно не смог
постичь Бога... научи меня.
— Видишь ли, туда нет пути...
Ученик выслушал Мудреца,
задумался и ушел.
Через некоторое время, ученик опять
приходит к Мудрецу
— я понял, и то, что Ты сказал, в прошлый
раз, Учитель, но я все равно не смог
постичь Бога...
— Я не успел тебе тогда сказать,
что и Бога — нет....

(Притча о мудреце и ученике)

Рассмотрим понятие Бога и его (Бога) место по отношению к окружающему нас Миру. Понятие Бога включает в себя вездесущность, всемогущество, единство и творческое начало по отношению к Миру.

— Может ли Бог существовать наравне с «нашим» Сущим?

Если — да, то Бог будет ещё одним Сущим, никак, не связанным с «нашим». В таком случае Бог может обладать любыми качествами, но при этом, не иметь ничего общего с нашим Миром, как проявлением «нашего» Сущего. В результате, мы получаем два не перекрывающихся множества с абсолютно раздельным существованием. Следовательно, Бог не может существовать наравне с «нашим» Сущим и обладать приписываемыми ему качествами.

— Может ли Бог включать «наше» Сущее или являться им?

Если ответить на этот вопрос утвердительно, то Бог — действительно вездесущ. Но может ли он быть единым? — Только в том случае, если он будет собственно «нашим» Сущим. Поскольку, если он будет включать в себя ещё что-то, сверх «нашего» Сущего, то Единство «нашего» Сущего исключает Единство Бога, и наоборот. Таким образом, Единство «нашего» Сущего и Единство Бога должны совпадать, а, следовательно, они должны быть тождественны. Но обладает ли «наше» Сущее всемогуществом? — Нет, оно характеризуется только всеобщностью. Целеполагание, подразумевающее творческое начало, также не является его признаком. Следовательно, Бог не может быть «нашим» Сущим или включать его в себя.

— Может ли Бог быть каким-либо отдельным проявлением «нашего» Сущего?

В случае утвердительного ответа, Бог не обладает ни одним из приписываемых ему качеств в силу его ограниченности, как отдельного проявления Сущего (части целого).

Таким образом, Бог не попадает под понятие объекта. Но, может быть, Бог представляет собой «систему отсчета» для окружающего, то есть является субъектом?

— Может ли Бог быть частью «нашего» Сущего — проявляющейся в виде «системы отсчета» для нашего Мира?

(Вынесение системы отсчета за пределы «нашего» Сущего говорит об исключении каких-либо взаимосвязей между ними, и не соответствует понятию Бога, по той причине, что, в этом случае, «наше» Сущее для Бога — есть НИЧТО, со всеми вытекающими из этого последствиями.)

Если считать актом творения начало системы отсчета (тождественной Богу), то, с учетом универсальности такой системы, можно говорить об удовлетворении всем качествам понятия Бога. Но, в этом случае, он будет и творцом самого себя. А самотворение Бога не является присущим ему качеством. Кроме того, вездесущность, по отношению к системе отсчета, подразумевает мгновенность в распространении информации и взаимодействий со стороны Мира, что противоречит существующему опыту. Следовательно, Бог не может быть и субъектом (системой отсчета, способом описания).

Таким образом, понятие Бога не попадает ни в категорию объекта, ни в категорию субъекта, ни в ту и другую вместе (субъекта, как объекта).

— Может ли Бог быть Всеобщим Законом Природы?

Рассмотрим Всеобщий Закон Природы (как данность) применительно к понятию Бога. То, что Закон вездесущ — очевидно, так же, как и то, что он един (поскольку он один) и, следовательно — всемогущ. Может ли он быть творцом? Если принять во внимание циклическую последовательность существования всего Сущего, то наш Мир соответствует одному из циклов последовательности, подчиняющейся Всеобщему Закону Природы. Начало существования нашего Мира — как очередного цикла проявления всего Сущего — может считаться актом творения. При этом отпадает необходимость в самотворении Бога.

Следовательно, понятие Бога по своим признакам попадает под понятие Всеобщего Закона Природы (как данности), характеризующийся тем, что, с одной стороны, он за всё «отвечает», так как ему всё подчинено, с другой — ни во что «не вмешивается», поскольку не является субъектом или объектом (а вмешательство — это прерогатива субъекта, как объекта).

Из сделанного заключения вытекает ряд следствий.

Понятие Бога (в соответствии с приписываемыми ему атрибутами) — тождественно понятию Всеобщего Закона Природы (как данности). В этом случае, Бог «управляет» всем происходящим, в том числе, цивилизацией, обществом, каждым отдельным человеком, при этом, не являясь каким-нибудь объектом или субъектом.

Бог постоянно «проявляется» в окружающем нас мире (т. к. всё определяется единым Всеобщим Законом Природы), всех объектах и субъектах этого мира и, следовательно, «отвечает» за жизнь, смерть, рождение человека, процесс мышления, здоровье, чувства и эмоции. Более того, «отвечает» за существование человека до рождения и после его смерти, поскольку в Мире ничего не исчезает и не берется из ниоткуда (вследствие Всеобщности и Целостности Мира).

Тогда, обращение к Богу, с одной стороны — обращение к самому себе, а также к любому объекту или субъекту. Но, с другой стороны, такое обращение — это и не обращение к Богу, поскольку, все существующее в Мире — только проявление Бога в чем-то конкретном, а не сам Бог. Следовательно, наиболее последовательным обращением к Богу является путь познания (осмысления и прочувствования) окружающего и самого себя. При этом необходимо помнить, что способности к познанию ограничены самой Природой (а значит и Богом) и, в каждом конкретном случае, они различны.

Природная ограниченность человека может быть скомпенсирована только восприятием чего-то на Веру, т. е как не обсуждаемая данность. Вера, в данном случае, выступает абсолютным по своей природе (и относительным по своему проявлению) балансиром, призванным уравновесить человеческую природную ограниченность, односторонность в восприятии окружающего, как на уровне понимания, так и на уровне чувствования (но, зачастую, она выполняет обратную функцию, уменьшая возможность осмысления происходящего, путем подмены реальности наработанным или предвнесенным извне стереотипным восприятием). Чему или Кому, в таком случае, можно верить? Ответ на этот вопрос, опять-таки, равносилен обращению к Богу. Другими слова вера неразрывно связана с носителем веры и дополняет его (носителя) ограниченность. Поэтому она не может быть абсолютно одинаковой для всех, в силу различий между людьми и различий в накопленном опыте их существования.

Этот пример ещё раз подтверждает, что Обращение к Богу равносильно адекватному пониманию происходящего, а невозможность прямого восприятия Бога не говорит об его отсутствии. Так как, признание отсутствия Всеобщего Закона Природы равносильно отрицанию существования Мира, а, следовательно, и собственно Человека.

Как уже говорилось, в Природе нет ничего лишнего, ничего не возникает из Ниоткуда и не пропадает в Никуда. Возможность человека к практическому преобразованию окружающего и себя самого, также является проявлением Всеобщего Закона Природы (Бога), и говорит о необходимости подобной деятельности. С другой стороны, возможности человека ограничены, что указывает и на «заложенную» Богом необходимость соблюдения меры при воздействии на окружающее. Необходимость придерживаться меры отражается как в народной мудрости: «семь раз отмерь...», так и в заповеди — «не навреди». Мера всегда конкретна. Восприятие человеком меры не «закладывается» при рождении напрямую, а является результатом реализации имеющейся у него возможности к познанию себя самого и окружающего (Обращения к Богу). Поэтому, лишь последовательное осознание Меры, адекватной проявлению условий баланса существования окружающего и собственно человека — является необходимой составляющей Обращения к Богу.

Осмысление человеком этой конкретной меры происходит и в процессе его разумной практической деятельности по преобразованию окружающего. Направленность такой деятельности определяется внутренними потребностями и желаниями человека, которые формируются протекающими в его организме процессами. Все попытки как-то «переделать» человека (являющегося сбалансированным проявлениям Сущего), могут привести только к его разрушению, вызванному нарушением условий баланса в цикле существования данного человека. Это относится и к формированию у него потребностей и желаний, не соответствующих имеющимся у него возможностям, путем различных воздействий со стороны других проявлений Сущего (в частности, других людей или окружающего социума). Поэтому, и искусственное навязывание и фиксирование, в том числе через веру, в сознании человека не свойственной лично ему меры, характеризующей условия баланса его существования и сосуществования, равносильно отлучению от Бога (так как нарушает процесс циклической последовательности изменений данного конкретного человека). С другой стороны, вера может быть тем недостающим элементом сознания, позволяющим конкретному человеку более адекватно ориентироваться в окружающей реальности. Что подтверждает тезис о том, что истина всегда конкретна, и она может быть у каждого, в определенной мере, своя. Как нет Абсолютной Истины, так и не может быть и Абсолютной Веры. Что и отражается в принципе относительности описания чего-либо, в том числе и такого понятия как «Вера».

В этом отношении, воздействие со стороны учреждений и общественных институтов на население, когда его потребности и преобразующая практическая деятельность, формируются устремлениями отдельных личностей, может быть губительно для остальных (и даже для всего общества). Что связано и вытекает из абсолютизации какой-либо системы отсчета, отражающей определенную ограниченность (индивидуальность) в восприятии и осмыслении окружающего. Явным проявлением такого подхода является жесткая регламентация жизнедеятельности личности (тюрьма, концлагерь) или создание необходимых и достаточных условий для возникновения такой регламентации на «бессознательном» уровне (например; образ врага, сформированный по какому-либо отдельному признаку: «Кто не с нами — тот против нас», или идола в образе кумира, или «навязчивой идеи» и т. д.).

Отсюда следует важный вывод: текущая жизнедеятельность, как сложившаяся практика (и личная и общественная) не является критерием истины, а отражает один из путей её достижения. Пути же могут быть разные..., более того разноплановые, подобно понятиям честности и искренности, совести и справедливости. Если искренность — это «выплескивание» своего состояния (природной ограниченности) наружу, и получение соответствующего отклика извне (как условия поддержания баланса), то честность — это выражение своего отношения, осмысленного в соответствии с конкретными условиями баланса (с учетом собственной ограниченности и ограниченности окружающих). Если совесть — это условие баланса гармоничного существования отдельного человека в социуме, то справедливость это мера гармоничного существования социума применительно к отдельному человеку.

Осмысление и понимание собственных возможностей должны формировать и желания, и потребности человека, и его практическую деятельность, а не наоборот. Так как, в противном случае, практическая деятельность будет направлена на усиление собственной ограниченности (в желаниях и потребностях — количество в ущерб качеству, в том числе) и, следовательно, являться путем отдаления от Бога. В конце концов, нарушится баланс и произойдет искажение, на первом этапе — в восприятии окружающего и собственной человеческой сущности, которое, в дальнейшем, может привести к разрушительной практической деятельности. Чтобы избежать этого, целенаправленная практическая деятельность человека (и общества в целом) должна быть разумно-осмысленной и соответствовать условиям баланса в каждом конкретном случае.

И последнее следствие — Всеобщий Закон Природы (Бог), как данность, отражающая цикл Сущего, является той самой Абсолютной Истиной. Её достижение — равносильно достижению абсолютного баланса, чему соответствует только НИЧТО. Поэтому познание и практическая деятельность должны быть направлены на достижение истины конкретной, то есть меры (условий) баланса в данном цикле (с учетом его принадлежности к определенной последовательности). Эта цель реальна и всегда конкретна. В этом отношении, понятия конкретной и абсолютной истин — адекватны, так как отражают отдельные самостоятельные циклы существования Мира, не вытекающие один из другого, а являющиеся данностью, принадлежащей данной последовательности, без которой и данного Мира быть не может.

Возможно и более ограниченное толкование того, что является Богом, с приписыванием ему определенных личностных качеств подобных человеческим. Именно оно обычно подразумевается в общественной практике.

Это вытекает из ограниченности человеческого восприятия окружающего и себя самого, с приписыванием всего непонятного или неизвестного некоторой субстанции называемой Богом. На роль этой субстанции может претендовать остальное множество, принадлежащее нашему миру, но не воспринимаемое явно отдельным человеком или всем обществом. Это понятие Бога является проявлением непостижимого отдельному человеку в воображаемом им окружающем мире, с приписыванием ему сходных человеческим, личностных качеств. Что приводит к неоднозначности в толковании понятия Бога, с различными приписываемыми ему атрибутами, в том числе, целеполагающей практической деятельности, потребностей, способов восприятия и т. д. Эта неоднозначность кроется как в разнообразии человеческих личностей, так и в разнообразии различных объединений людей по тем или иным причинам, как личностным, так и общественно-историческим.